read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



первая линия, а мне нужно на пятую линию, семь.
Как ненцы, я шел и думал обо всем, что видел. Англичане в смешных
зимних шапках, похожих на наши ямщицкие, и в балахонах защитного цвета
обогнали меня, и я подумал о том, что по этим балахонам видно, как плохо
представляют они себе нашу зиму. Мальчик в белой пушистой шубке, серьезный
и толстый, шел с лопаткой на плече, усатый моряк подхватил его, немного
пронес, и я подумал о том, что, наверное, в Полярном очень мало детей.
Ничем не отличался этот дом на пятой линии, семь, от любого соседа по
правую и левую руку, разве что на лестнице его был настоящий каток, сквозь
который едва просвечивали ступени. С размаху я взбежал на крыльцо.
Какие-то моряки вышли в эту минуту, я столкнулся с ними, и один из них,
осторожно скользя по катку, сказал, что "неспособность разобраться в
обстановке полярной ночи указывает на недостаток в организме витаминов".
Это были врачи. Несомненно, Иван Иваныч жил в этом доме.
Зайдя в переднюю, я толкнул одну дверь, потом другую. Обе комнаты
были пустые, пропахшие табаком, с открытыми койками и по-мужски
разбросанными вещами, и в обеих было что-то гостеприимное, точно хозяева
нарочно оставили открытыми двери.
- Есть тут кто?
Нечего было и спрашивать. Я вернулся на улицу. Баба с подоткнутым
подолом терла снегом босые ноги - я спросил у нее, точно ли этот дом номер
семь.
- А вам кого?
- Доктора Павлова.
- Он, верно, спит еще, - сказала баба. - Вы обойдите, вон его окно. И
стукните хорошенько!
Проще было постучать доктору в дверь, но я почему-то послушался и
подошел к окну. Дом стоял на косогоре, и это окно на задней стороне
приходилось довольно низко над землей. Оно было в инее, но, когда я
постучал и стал всматриваться, прикрыв глаза ладонью, мне почудились
очертания женской фигуры. Казалось, женщина стояла, склонившись над
корзиной или чемоданом, а теперь выпрямилась, когда я постучал, и подошла
к окну. Так же, как я, она поставила ладонь козырьком над глазами, и
сквозь дробящийся гранями иней я увидел чье-то тоже дробящееся за мутным
стеклом лицо.
Женщина шевельнула губами. Она ничего не сделала, только шевельнула
губами. Она была почти не видна за снежным, матовым, мутным стеклом. Но я
узнал ее. Это была Катя.


Глава третья
ЭТО БЫЛА КАТЯ

Как рассказать о первых минутах нашей встречи, о беспамятстве, с
которым я вглядывался в ее лицо, целовал и снова вглядывался, начинал
спрашивать и перебивал себя, потому что все, о чем я спрашивал, было
давно, тысячу лет назад, и как бы ни было страшно то, что она мучилась и
умирала от голода в Ленинграде и перестала надеяться, что увидит меня, но
все это прошло, миновало, и вот она стоит передо мной, и я могу обнять ее,
- господи, этому невозможно поверить!
Она была бледна и очень похудела, что-то новое появилось в лице,
потерявшем прежнюю строгость.
- Катька, да ты постриглась!
- Давно, еще в Ярославле, когда болела.
Она не только постриглась, она стала другая, но сейчас я не хотел
думать об этом, - все летело, летело куда-то - и мы, и эта комната,
совершенно такая же, как две соседние, с разбросанными вещами, с открытым
Катиным чемоданом, из которого она что-то доставала, когда я постучал, с
доктором, который, оказывается, все время был здесь же, стоял в углу,
вытирая платком бороду, а потом стал уходить на цыпочках, но я его не
пустил. Но главное, самое главное - все время я забывал о нем! - Катя в
Полярном! Как это вышло, что Катя оказалась в Полярном?
- Господи, да я писала тебе каждый день! Мы на час разошлись в
Москве. Когда ты заходил к Вале Жукову, я стояла на Арбате в очереди за
хлебом.
- Не может быть!
- Ты оставил ему письмо, я сразу побежала искать тебя - но куда? Кто
же мог думать, что ты пойдешь к Ромашову!
- Откуда ты знаешь, что я пошел к Ромашову?
- Я все знаю, все! Милый мой, дорогой!
Она целовала меня.
- Я тебе все расскажу.
И она рассказала, что Вышимирский, перепуганный насмерть, разыскал
Ивана Павлыча и объявил ему, что я арестовал Ромашова.
- Но кто этот контр-адмирал Р.? Я писала ему для тебя, потом лично
ему - никакого ответа! Ты не знал, что едешь сюда? Почему я должна была
писать ему для тебя?
- Потому что у меня не было своего адреса... Из Москвы я поехал
искать тебя.
- Куда?
- В Ярославль. Я был в Ярославле. Я уже собрался в Новосибирск, когда
получил назначение.
- Почему ты не написал Кораблеву, когда приехал сюда?
- Не знаю. Боже мой, неужели это ты? Ты - Катя?
Мы ходили обнявшись, натыкаясь на вещи, и снова все спрашивали -
почему, почему, и этих "почему" было так же много, как много было причин,
которые разлучили нас под Ленинградом, провели по соседним улицам в
Москве, а теперь столкнули в Полярном, куда я только что приехал впервые и
где еще полчаса назад невозможно было вообразить мою Катю!
О том, что я нашел экспедицию, она узнала из телеграммы ТАСС,
появившейся в центральных газетах. Она снеслась с доктором, и он помог ей
получить пропуск в Полярное. Но они не знали, куда мне писать, - да если
бы это и было известно, едва ли дошли бы до стоянки экспедиции капитана
Татаринова их телеграммы и письма!
Доктор куда-то исчез, потом вернулся с горячим чайником и не то что
остановил эту скорость, с которой все летело куда-то вперед, а хоть
посадил нас рядом на диван и стал угощать какими-то железными сухарями.
Потом он притащил бидон со сгущенным молоком и поставил его на стол,
извинившись за посуду.
Потом ушел. Я больше не задерживал его, и мы остались одни в этом
холодном доме, с кухней, которая была завалена банками от консервов и
грязной посудой, с передней, в которой не таял снег. Почему мы оказались в
этом доме, из окон которого видны сопки и видно, как тяжелая вода важно
ходит между обрывистыми снежными берегами? Но это было еще одно "почему",
на которое я не старался найти ответа.
Уходя, доктор сунул мне какую-то электрическую штуку, я сразу забыл о
ней и вспомнил, когда, засмеявшись чему-то, заметил, что у меня, как у
лошади на морозе, изо рта валит густой, медленно тающий пар. Эта штука
была камином, очевидно местной конструкции, но очень хорошим, судя по
тому, как он бодро, хрипло гудел до утра. Очень скоро в комнате стало
тепло. Катя хотела прибрать ее, но я не дал. Я смотрел на нее. Я крепко
держал ее за руки, точно она могла так же внезапно исчезнуть, как
появилась...
Еще идя к доктору, я заметил, что погода стала меняться, а теперь,
когда вышел из дому, потому что было уже без четверти десять, прежний
холодный, звенящий ветер упал, воздух стал непрозрачный, и мягкий снег
повалил тяжело и быстро - верные признаки приближения пурги.
К моему изумлению, в штабе уже знали о том, что приехала Катя. Знал и
командующий - почему бы иначе он встретил меня улыбаясь? Очень кратко я
доложил ему, как был потоплен рейдер, и он не стал расспрашивать, только
сказал, что вечером мне предстоит рассказать об этом на военном совете.
Экспедиция "Св. Марии" - вот что интересовало его!
Я начал сдержанно, неловко - хотя самая странность того, что
экспедиция была найдена во время выполнения боевого задания, вовсе не
показалась бы странностью тому, кто знал мою жизнь. Каким же образом в
двух словах передать эту мысль командующему флотом? Но он слушал с таким
вниманием, с таким искренним, молодым интересом, что, в конце концов, я
махнул рукой на эти "два слова", - начал рассказывать попросту, - и вдруг
получилось именно так, как все это действительно было.
Мы расстались наконец, и то лишь потому, что адмирал вспомнил о
Кате...
Не знаю, сколько времени я провел у него, должно быть час или немного
больше, а между тем, выйдя, я не нашел Полярного, которое скрылось в
кружении летящего, слепящего, свистящего снега.
Хорошо, что я был в бурках, - и то пришлось выше колен поднять
отвороты. Какие там линии - и в помине не было линий! Лишь фантастическое
воображение могло представить, что где-то за этими черными тучами
сталкивающегося снега стоят дома и в одном из них, на пятой линии, семь,
Катя кладет твердые, как железо, галеты на камин, чтобы отогреть их, по
моему совету. Конечно, я добрался до этого дома. Самым трудным оказалось
узнать его - за полчаса он стал похож на сказочную избушку, скосившуюся
набок и заваленную снегом по окна. Как бог пурги, ввалился я в переднюю, и
Кате пришлось обметать меня веником, начиная с плеч, на которых выросли и
примерзли высокие ледяные нашлепки.
...Уже все, кажется, было переговорено, уже дважды мы наткнулись на
прощальные письма капитана, - я привез их в Полярное, хотел показать
доктору; другие материалы экспедиции остались в полку. Но мы обошли эти
письма и все, что было связано с ними, точно почувствовав, что в счастье



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 [ 140 ] 141 142 143 144 145 146 147 148
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.