read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Какая ужасная дорога, - проворчал он.
- Здесь тебе, брат...
- Да хватит! Понял уже, что не Англия. Что ты меня...
- Извини. В России иностранцев не любят. Слишком вы хорошо живете для того, чтобы вас любить.
- Разве? - саркастически удивился Вестгейт. - Странно. А вся Европа убеждена, что в России просто рай земной.
- Конечно, рай, - на полном серьезе кивнул Игорь. - А Москва - лучший город Земли.
- Ты много бывал за рубежом?
- Считай, вообще не был. По работе - да, выезжал пару раз, но разглядеть толком ничего не успел. А отдыхаю я здесь неподалеку, в самой что ни на есть глуши. Там даже имеется единственная в районе не асфальтированная дорога. Вот уж я по ней катаюсь - любо-дорого смотреть! Даже в канаву улетел однажды от полноты чувств. Золотые места, цивилизацией не тронутые. Корабельные сосны, большие спокойные озера... Красотища.
- Н-да... - неопределенно протянул Вестгейт.
- Волков там дом купил тридцать лет назад, - сказал Игорь и надолго замолчал. И Вестгейт не стал его расспрашивать.
Так, в молчании, они проскочили еще один пост. В кирпичной будке откровенно спали, и Игорь удовлетворенно кивнул. Он опасался, что в ментовской системе передачи информации что-нибудь заест, и рано или поздно вооруженные люди в форме попробуют его остановить. А теперь восемьдесят километров до следующего поста можно было ни о чем не беспокоиться.
Но именно посередине этого участка на "хвосте" у Игоря соткался из воздуха милицейский перехватчик.
Настигающий свет фар в зеркале мгновенно Игоря насторожил. Потом за пазухой встревожено заворочалась клякса. А когда на крыше идущей на обгон машины вспыхнули мигалки, сомнений не осталось никаких.
- Ну? - спросил Вестгейт преувеличенно спокойным тоном.
Игорь отстегнул от пояса телефон.
- Два-пять-семь, к обочине! - раздался снаружи трубный глас.
Игорь поддал газу и легко ушел вперед.
- Дежурный, я Боец! - сказал он в трубку. - Что? А ты кто такой? А-а... Здорово. Ну, как делишки?
- Два-пять-семь, к обочине! - надрывались сзади. - Нет, еще далеко, - говорил Игорь. - Не успею. Да ты что! Я тебе говорю, настоящий! С мигалками, с матюгальником, со всеми делами.
- Два-пять-семь, буду стрелять! - орал преследователь.
- Вот, уже стрелять пообещал, - сообщил Игорь в трубку. Он еще чуть-чуть прибавил газу, и огни снова отстали. - А чего ты от меня хочешь? Конечно. Ладно, разбирайся. Только сначала давай мне санкцию и тут же зафиксируй, что разрешил. Так. Есть. Понял вас. К черту. Пока.
Игорь убрал трубку. Вестгейт, который уже догадался, что сейчас будет, потянул из-за пазухи игольник - Оторваться бы... - пробормотал Игорь с горечью, - а не выйдет. У них максимальная немного за двести, и у меня тоже. Хотя по такой поганой дороге что двести, что пятьсот... Эх... - он сунул руку в карман и достал кляксу. Вестгейт этого не заметил, он смотрел в бинокль назад.
- Кажется, четверо в салоне. Эй! Стекло опускается! - сказал он встревожено. - Ствол! Вижу ствол! Что делать?!
- А ничего, - процедил Игорь, включая указатель поворота и убирая ногу с педали газа. Не выпуская из руки кляксу, он ткнул пальцем одну из кнопок на консоли между сиденьями, и стекло в его двери поехало вниз.
- Выходить с поднятыми руками! - приказал громкоговоритель.
- Щас, - кивнул Игорь, криво усмехаясь. Правой рукой он крепко прижал кляксу к щеке. Машина, сбавляя понемногу скорость, плавно смещалась к обочине.
- Алекс, - сказал Игорь напряженным голосом. - Только не дергайся, ладно? И оружие спрячь. Вестгейт послушно убрал игольник.
- Умница, - проворковал Игорь. - Умница, - и Вестгейт сообразил, что Игорь говорит это кляксе. У Вестгейта все сжалось внутри. Он понятия не имел, что Игорь задумал, но он уже видел однажды, как тот собирается кляксу использовать в бою. При этом вид у Игоря был такой, будто у него в руке как минимум баллистическая ракета.
Машина уже едва ползла - во всяком случае, по сравнению с недавней гонкой это была не скорость. Преследователь, залитый огнями, как новогодняя елка, заходил слева. Игорь выжал сцепление и, зацепив двумя пальцами рычаг, переключился. Вестгейт приготовился к рывку. Ему было очень страшно, но он усилием воли заставлял себя верить брату.
- Давай тормози! - рявкнул преследователь.
- Да нет проблем! - неожиданно звонко сказал Игорь. И легким движением небрежно выбросил кляксу за окно. И нажал на газ.
- Сейчас я тебя заторможу! - рявкнул он, бросая машину на встречную полосу. Вестгейта только пристегнутый ремень спас от удара головой о стекло. Он обернулся, но увидеть самого интересного не успел. Зато услышал. Сквозь рев мотора и оглушительный хохот Игоря до него донесся сзади яростный визг резины. Короткая автоматная очередь. И жуткий нечеловеческий вопль.
Так же резко, как и разгонялся, Игорь остановил машину, и Вестгейта бросило вперед. А когда ремень толкнул его обратно на сиденье и Вестгейт смог наконец-то сфокусировать взгляд, первым делом он посмотрел на Игоря. И увидел, что по виску брата градом катится пот.
Игорь трясущимися пальцами шарил по магнитоле, которая, оказывается, все это время продолжала играть. Наконец Игорю надоело бороться со своими руками, он что-то недовольно проворчал и, зацепив самую удобную кнопку, отстегнул съемную панель. По ушам врезала плотная и вязкая тишина.
Вестгейт нашел под ногами бинокль, посмотрел назад и обомлел. Перехватчик стоял на осевой линии, но почему-то задом наперед, к Москве носом. Его маячки по-прежнему бодро мигали. Бинокль из-за них почти ослеп в ночном режиме, но можно было разглядеть, как в салоне просвечивают зеленым четыре неподвижных тела.
Игорь пинком распахнул дверь и с видимым трудом полез из машины наружу. Потрясенный нереальностью случившегося Вестгейт, не зная, как себя вести дальше, сидел и ждал развития событий.
Игорь протянул вперед раскрытую ладонь. И в красных призрачных сполохах Вестгейт увидел, как откуда-то из воздуха в эту ладонь прыгнул маленький черный мячик. "Клякса вернулась", - догадался Вестгейт и невольно вздрогнул. А Игорь взял своего черного друга в обе руки, крепко прижал к груди и как-то весь съежился, опустив подбородок и плечи, словно хотел свернуться вокруг кляксы, закрыв ее своим телом от окружающего мира. Вестгейт почувствовал, что между Игорем и кляксой сейчас происходит что-то очень личное и интимное, касающееся только их двоих, и в легком смущении отвернулся.
Прошло, наверное, около минуты, прежде чем снаружи почувствовалось движение и голос Игоря произнес:
- Алекс, будь другом, там под сиденьем должны быть перчатки. Где-то под тобой...
Вестгейт сунул руку под сиденье, но там было пусто. А вот правый сапог явно стоял на мягком. Вестгейт поднял ногу и отодрал от подошвы сморщенную кожаную перчатку. Нагнулся и нащупал под ногами средних размеров гаечный ключ, смятую пачку из-под сигарет, отвертку, кусок электрического шнура, замасленную тряпку и, наконец, еще одну перчатку.
- Спасибо, - Игорь принял у Вестгейта перчатки и, брезгливо держа их двумя пальцами, двинулся к безжизненной машине преследователей. Вестгейт опять схватился за бинокль. Прежде чем заглянуть в окуляры, он посмотрел вслед брату и увидел, что того на ходу основательно шатает. Вестгейт недовольно поморщился. Дай ему волю, он бы сейчас без промедления отправил Игоря на заднее сиденье и приказал ему спать. Но Игорь все еще считался в их тандеме ведущим, эту его роль никто не отменял. Кроме того, Вестгейт понятия не имел, что теперь делать, а Игорь действовал, кажется, вполне уверенно. Вот он подошел к чужой машине вплотную, вот осторожно приоткрыл дверцу. Внимательно смотрит внутрь. Отстегнул от пояса телефон, одной рукой набрал вызов, что-то говорит в трубку. Кивает. Убирает телефон, снова нагибается внутрь салона, что-то там делает, выпрямляется, отходит от машины...
- Oh, shit! - Вестгейт уронил бинокль и сжался в комок.
Бац! Бац! Бац! Короткое тявканье автомата, треск рассыпающихся стекол, характерный звон гильз по асфальту... Вестгейт, бормоча английские слова, заткнул пальцами уши и согнулся на сиденье в три погибели, готовый узлом завязаться, провалиться внутрь себя, но только не слышать опять, как пули с чмоканьем целуют теплую плоть. Но, даже закрыв глаза, Вестгейт отчетливо видел, как его брат, а скорее - чудовище, которое все почему-то считают его братом, жмет на спуск и хищно облизывается.
Вестгейт громко застонал и вдруг почувствовал, что лицо у него мокрое. И понял, что плачет, задыхаясь и подвывая, скатываясь в такую истерику, какой с ним не бывало еще, похоже, никогда. Все безумное напряжение прошедших дней нашло выход в этой звериной вспышке эмоций, и Вестгейт неожиданно ощутил почти физически, как ему становится легче, еще легче, еще...
Когда по дороге зацокали, приближаясь, знакомые каблуки, Вестгейт был уже в порядке. Он сидел и, глядя в потолок, курил, с наслаждением выпуская огромные клубы дыма.
Игорь открыл заднюю дверь и скорее упал, чем сел в машину. Вестгейт слышал, как он стаскивает перчатки и швыряет их под ноги. Потом Игорь со стоном и хрустом потянулся, захлопнул дверцу и сказал абсолютно спокойным голосом:
- Ты не мог бы сесть за руль? А то я что-то малость не в себе. Похоже, хватит с меня на сегодня.
Вестгейт, не говоря ни слова, перебрался влево, закрыл дверь водителя и завел мотор.
- Только не разгоняйся, - попросил Игорь. - Держи где-нибудь около сотни. И минут через двадцать нам пойдет колонна навстречу, ты не удивляйся.
Вестгейт кивнул, по-прежнему молча, и осторожно тронул машину с места.
- Четверо в гражданской одежде, - тихо сказал Игорь, так тихо, что Вестгейт едва расслышал. - Никаких документов. Молодые парни, наши ровесники. Ты что-нибудь понимаешь, а, брат?
- Зачем ты это сделал?! - вырвалось у Вестгейта.
- Трое были мертвы, один в коме. Уверяю тебя, он бы никогда не проснулся. А клякса... Понимаешь, я должен был это сделать. Она нас выручила, а я - ее. Если кто-то узнает, что она действительно живая, разумная - ей конец. Я когда думаю о второй, о той, которую убили...
- Как это - убили? - переспросил Вестгейт.
- Понимаешь... - Игорь повозился, устраиваясь поудобнее. - Я же говорил, их было две. Одна слабенькая, она даже не шевелилась. И ее я отдал. А вот эта... Она подкатилась ко мне и потерлась о мою ногу, как щенок. Несчастный маленький одинокий щенок. И я сразу почувствовал, что отдать ее ученым на вивисекцию будет хуже убийства. Я тогда был в шоке, плохо соображал, действовал скорее инстинктивно... И спрятал ее за пазуху. И, пока мы ехали домой, слушал, как она со мной разговаривает. Не словами, конечно. Но она говорила. Она была счастлива, понимаешь? Впервые здесь, в нашем мире, она встретила человека, который мог относиться к ней как друг. Естественно, я не смог ее отдать. Это случилось два года назад. С тех пор мы вместе... Вот, На Службе знают, что она у меня. Но до них не доходит, что та клякса, которую они сдуру угробили, и моя приятельница - совершенно разные существа. И я им не дам этого узнать. Когда нынешний кризис рассосется... Хотя не знаю. Может быть, вместе с кризисом рассосется и Служба.
- А откуда ты знаешь, что вторая э-э... мертва?
- А мне эта сказала, - Игорь машинально прижал руку к груди, к тому месту, где во внутреннем кармане отдыхал, набираясь сил, теплый черный комочек. - Буквально три дня назад. Я пришел со Службы и увидел, что она страшно расстроена. Спрашиваю, в чем дело, а она... Черт, извини, я так говорю, как будто она действительно словами изъясняется. В общем, ту, другую, сунули под какое-то жесткое излучение, и она распалась. Я думаю - ну все, конец, завтра ко мне Королев подойдет, и как выкручиваться, совершенно непонятно. Но Королев не подошел. Я теперь понимаю, что кризис тогда уже начался, и им было не до кляксы, им важнее всего было не вывести меня из. равновесия. И слава богу. Потому что тогда все могло обернуться как-нибудь нехорошо. А теперь я ее просто не отдам. Не отдам, и все. Правда? - спросил Игорь, и Вестгейт понял, что он сейчас обращается к кляксе. - Правда. И катитесь вы все, господа хорошие, к чертовой матери...
Вестгейт закурил и в раздумье забарабанил пальцами по мягкому ободу руля.
- Слушай... - он подумал секунду и решился сказать о главном, о том, что еще не было сказано и чего, судя по всему, Игорь опасался не меньше, чем он сам.
- Слушай, - повторил Вестгейт уже увереннее. - Ты понимаешь, что там, в машине, были не те, кто якобы гоняется за мной?
- Разумеется, - ответил Игорь совершенно без выражения.
- Ты можешь предположить, что это значит?
- Могу. Но ты мне не поверишь.
- То есть?
- Ставлю десять против одного, что, когда мы приедем к Мэксу, нам снова пощекочут нервы.
- И что? - Вестгейт мучительно пытался сообразить, что Игорь имеет в виду, но пока не мог.
- Если разбить все время с момента нашей встречи на логические этапы, ты заметишь, что на каждом этапе мы получали крепкий удар по психике. Либо шокирующая информация, либо чрезвычайное происшествие.
- Согласен. Но... Ведь не все, что с нами случилось, было заранее спланировано.
- Но все было на руку тому, кто нас ведет. Согласись. Вот я и говорю, что, пока не доедем, нас обижать больше не будут. А то, неровен час, впадем в истерику. Окончательно потеряем самообладание, и то, чего от нас хотят добиться, не произойдет. Мы не сможем этого сделать, потому что будем от переживаний еле живы. Мы же не оперативники, нас не тренировали на такой безумный стресс...
- Если ты что-то хочешь мне сказать, то говори, - сказал Вестгейт жестко.
- Не надо меня готовить.
- А я просто еще не знаю. Но у меня совершенно четкое ощущение, что нас хотят заставить сделать что-то такое, о чем мы пока и не подозреваем. И тот, кто давит нам на мозги, - это Служба.
Вестгейт задумался. Ему пришло в голову, что выкладки Игоря логичны только на первый взгляд. На самом деле это была чистой воды научная фантастика самого низкого пошиба. Игорь просто не разбирался в тонкостях программирования человеческой психики. Хотя... Вестгейт недовольно сморщил нос. "Нет. Я просто все время поддаюсь его обаянию. Он какой-то... жутковатый и удивительно родной. И, между прочим, нормальный. Время от времени он ведет себя как псих, но на самом деле он в порядке. И мне очень тяжело относиться к нему свысока, анализировать его слова и поступки с позиции старшего. Ему хочется верить. И я верю, потому что это естественно. И вообще, может он знать о Службе такое, чего не знаю я? А ведь может..."
- У тебя есть опыт гипноза? - прервал Игорь размышления брата.
- Что? - удивился Вестгейт.
- Понимаешь... - начал Игорь осторожно. И Вестгейт услышал, что он боится того, что хочет сказать. А Игорь надолго замолк.
- Тебе кажется, что с тобой происходит что-то необычное? - спросил Вестгейт "фирменным" вкрадчивым голосом.
- Только не нужно мне разыгрывать психотерапевта! - мгновенно окрысился Игорь. - Да, кажется! Но только вот так не надо, понял?! Не надо так!
- Извини, - сказал Вестгейт безмятежно, хотя душа у него ушла в пятки. Ему вдруг показалось, что, не сиди он сейчас за рулем, братец с наслаждением треснул бы его рукояткой пистолета в ухо. - Дурная привычка.
- Ты таким голосом можешь с отчимом разговаривать! - заявил Игорь сварливо. - Или с бабой, из-за которой тебя раскрыли... Или...
Продолжить Игорь не смог, потому что от неожиданного рывка машины врезался физиономией в подголовник водительского сиденья. Он крепко прикусил язык и повалился вниз, судорожно цепляясь руками за все, что можно.
Щелкнул выключатель, и в салоне зажегся свет. Машина стояла как вкопанная. Игорь лежал на боку и обалдело таращился снизу вверх на склонившегося над ним Вестгейта.
- У меня раньше не было братьев, - сказал Вестгейт, глядя Игорю прямо в глаза. - Так же, как и у тебя. Я тоже, как и ты, всю жизнь чувствую себя безумно одиноким. И я просто не умею разговаривать с такими близкими людьми.
Игорю стало по-настоящему стыдно.
- У тебя хотя бы клякса есть, - заметил Вестгейт, отворачиваясь.
Игорь вскарабкался на сиденье, посидел немного, мотая головой, потирая ушибленный нос и осторожно шевеля прикушенным языком.
- Ты прости меня, - сказал Вестгейт. - Я просто устал. Если мы не научимся слушать и понимать друг друга, то кого вообще нам слушать и понимать, да и стоит ли?
Вдалеке, за холмом, горизонт осветился разноцветными огнями. Игорь просочился между передними сиденьями и устроился справа от Вестгейта.
- Поехали... - вздохнул он. - И прими мои извинения. Я больше не буду. Я вел себя как дурак. Мы оба устали, а меня к тому же замучили сомнения.
Вестгейт подавил в себе желание потрепать брата по плечу и нажал на газ.
- Зачем тебе гипноз? - спросил он деловым тоном.
- Я подозреваю, что со мной неладно, - ответил Игорь не менее спокойно и буднично. Только по едва заметным признакам Вестгейт уловил, насколько у брата нахмурены брови.
- Хорошо, - кивнул Вестгейт. - Нам бы только отдохнуть немного. И сделаем.
- Дождешься от них... - Игорь коротко хохотнул. - В могиле мы отдохнем, помяни мое слово. Вестгейт рассмеялся.
- Мы справимся, - сказал он.
Навстречу шла колонна из нескольких милицейских автомобилей. Ведущий коротко мигнул фарами, и Вестгейт ответил ему тем же. Игорь надрывно зевнул и взялся за телефон.






ГЛАВА 12

ПЯТОЕ ИЮНЯ, УТРО
Ворота в хозяйство лесничего были распахнуты настежь. А посреди дороги лежал чудовищных размеров пес. Вестгейт сначала решил, что собака нагло дрыхнет на посту. Затем он вытянул шею посмотреть, живая ли она вообще. Где-то за забором басовито гавкали в несколько голосов, а это серое чудовище не отреагировало на подъехавшую машину в принципе. Вестгейт уже собрался выйти наружу, когда заметил, что глаза собаки открыты и неподвижная псина, в свою очередь, самым внимательным образом его изучает.
Таких колоритных собак Вестгейт раньше не видел. Больше всего это животное походило на медведя - широкие плечи, тяжелая голова, толстые сильные лапы. Уши у собаки как бы отсутствовали, на их месте слегка шевелились пушистые серые кисточки. И вообще, что-то в этом звере было явно не так. "Посижу-ка я пока в машине, - благоразумно решил Вестгейт. - А то мало ли... Не Лондон все-таки".
Особенно Вестгейта насторожил имевшийся на собаке подозрительно ветхий ошейник, от которого внутрь двора тянулся облезлый брезентовый ремень. Видно было, что это все несерьезно и в случае опасности зверюга свою привязь запросто оборвет. Похоже, так уже случалось, потому что в двух местах ремень был завязан узлами. "А неглупо, - подумал Вестгейт. - Эффективная тактика. В это хозяйство без оружия не пройти. А если раздастся стрельба, то у хозяина наверняка дома целый арсенал на такой случай. Лесник ведь. Да к тому же и этот... Охотник на зомби. Легендарный человек. Тот еще псих, наверное".
Вестгейт потер усталые глаза тыльной стороной ладони и оглянулся на Игоря. Тот по-прежнему спал, уютно посапывая носом. Будить его Вестгейту не хотелось, но и предпринимать что-то в одиночку - тоже. Собака загораживала дорогу, а из дома никто не показывался. Вестгейт закурил, прислонился плечом к двери и невольно залюбовался собакой, которая по-прежнему неподвижно лежала посреди дороги. Постепенно до Вестгейта дошло, что в собаке ему показалось странным. Недаром ему пришло на ум слово "крокодил". В очень уж напряженной позе она лежала - лапы под брюхо, абсолютно неподвижный хвост навытяжку... И Вестгейт похвалил себя за то, что не стал высовываться.
Гавкать во дворе перестали. Крокодил буравил Вестгейта недобрым взглядом. Игорь спал. Вестгейт курил. Наконец за забором раздались тяжелые шаги, и в воротах показался хозяин.
Тут Вестгейт сделал глупость - он расплылся в обезоруживающей улыбке и открыл дверь машины. Реакция собаки была мгновенной - пес вскочил и угрожающе рванулся вперед.
- Фу!!! - рявкнул хозяин. Восклицание подействовало, кажется, на всех. Пес затормозил и оглянулся. Вестгейт захлопнул дверь и схватился за игольник. Игорь проснулся и резко сел.
- Ничего себе... - тупо пробормотал он, глядя на собаку. Тяжело вздохнул, прикрыл глаза и снова повалился на сиденье.
Хозяин сделал в сторону машины странный жест, который Вестгейт истолковал так: сиди, жди, не суетись. Вестгейт кивнул и показал большой палец.
- Винни! Фу, я сказал! - прикрикнул хозяин на пса, который снова таращился на машину, приоткрыв громадную пасть. Клыки в ней были как хорошего размера гвозди. - А ну, ко мне!
Пес снова оглянулся и послал хозяину неодобрительный взгляд. Он явно хотел оставаться на месте. Но его ухватили за ошейник и грубо уволокли за ворота. В машине Вестгейт нервно хихикнул. Собака произвела на него впечатление, и в случае конфликта стрелять в нее было бы очень неприятно.
- Игорь, - сказал он, трогая брата за плечо. - Игорь, просыпайся. Мы приехали.
- А?! - отозвался Игорь таким голосом, как будто его позвали по меньшей мере на электрический стул.
- Просыпайся, Игорь! Мы на месте.
- Ничего не знаю, - сообщил Игорь, не открывая глаз.
- Игорь, мы приехали! - сказал Вестгейт уже пожестче.
- Ну и разберись.
- Тьфу! - Вестгейт отвернулся и раздавил в пепельнице сигарету. - А ты?
- А я еще чуть-чуть... Ну хоть пять минут, а? Ну чего тебе стоит...
- Меня тут чуть не съели, а он, видите ли...
- Да никто тебя не ел! - прорычал Игорь с отвращением. - У меня же клякса. Она бы сказала. Все было в порядке.
- Клякса у него... А у меня... - Вестгейт в сердцах произнес несколько слов, которых Игорь не понял. Сказано было по-английски, но на каком-то арго.
- Не материтесь, господин дипломатический советник, - попросил Игорь, с трудом открывая ближний к Вестгейту глаз.
- Давай вставай. Вон лесник идет.
- А ты что, пароль забыл?
- А почему я должен?!.
Игорь со вздохом сел, помотал головой и сказал:
- Эх, пивка бы... Светлого и легкого, как позитивное мироощущение! Слушай, что мы с тобой лаемся все время, а? Вестгейт смутился и задумался.
- Это твоя страна, - сказал он. - Ты все время об этом твердишь, говоришь, что я здесь чужой. Вот и давай беседуй с местным населением.
- Ну, приеду я как-нибудь в твой Лондон!..
- И приезжай.
- И приеду!
- Как же, приедешь ты... Национал-патриот.
- А ты безродный космополит!
- Это еще что такое? - удивился Вестгейт.
- Не знаю. Но звучит неплохо. Как раз для тебя. Вестгейт рассмеялся.
- Хорошая мы парочка, - заметил он.
- Это точно. Кстати, лаемся-то мы по-прежнему, но обижаться друг на друга, кажется, перестали. А? Прогресс!
- Привыкаем, - кивнул Вестгейт.
- Ну? - спросили за окном. Это было так неожиданно, что Вестгейт подпрыгнул на сиденье. Лесник, оказывается, давно уже стоял возле машины и с интересом слушал перепалку братьев. Как ему удалось так незаметно подкрасться, Вестгейт и представить не мог.
- Доброе утро, - сказал Игорь. - Мы к господину Максакову Олегу Петровичу. Не подскажете...
- Это я, - кивнул лесник. Было ему на вид лет пятьдесят с небольшим. Поджарый и крепкий, с резкими и очень мужественными чертами лица, он сразу показался Вестгейту похожим на какого-то актера из картин прошлого века. Еще в леснике было что-то неуловимо схожее с самими братьями. А еще больше - с Игорем Волковым. Только кожа у лесника была словно дубленая, и пегие волосы не поседели, а просто выгорели на солнце.
Игорь молча рассматривал лесника.
- Что, документы показать? - усмехнулся тот.
- Извините, - сказал Игорь. - Я просто засмотрелся.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.