read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- И что из этого вышло?
- Они были вынуждены бежать прочь с родной планеты куда глаза глядят, - мрачно закончил Упуат. - Давай, пошли. Тебя, наверное, скоро уже искать начнут...
- Идем. И... спасибо.
- Чего там, - махнул хвостом Открыватель Путей. - Одно ведь дело делаем.

Глава тринадцатая
С УТРА ПИТЬ ВРЕДНО
- Слава вам, боги и богини, владыки неба, земли, воли!
Широки ваши шаги на ладье миллионов лет рядом с вашим отцом Ра, чье сердце ликует, когда он видит ваше совершенство, ниспосылающее счастье стране Та-Мери... Он радуется, он молодеет, глядя, как вы велики в небесах и могущественны на земле, глядя, как вы даете воздух ноздрям, лишенным дыхания...
Его Величество прервал утреннюю молитву, отвлеченный каким-то шорохом. Поводив туда-сюда взглядом по комнате и не заметив ничего подозрительного, владыка чуток успокоился.
Надо же, до чего дошло. Уже в собственной спальне он не может себя чувствовать в полной безопасности.
После недавнего случая с наглым вторжением в личные покои государя этого выскочки Джеди, посмевшего притащить с собой пустынного льва, чуть не испугавшего царя, повелитель провел серьезную работу со своей гвардией. Все виновные в нарушении спокойствия хозяина Обеих Земель понесли заслуженную кару. Караульные - отправлены на корм священным крокодилам, их десятник - замурован живьем вместе с мумией новопреставленного быка Аписа, чтобы охранять покой усопшего бога.
Легче всех отделался начальник дворцовой стражи. Ему попросту отрубили голову,
Принц Хафра, возглавляющий гвардию, был серьезно предупрежден, что буде впредь случится что-нибудь в таком роде, то фараон забудет о своих отцовских чувствах и сурово покарает нерадивого подданного. Сын ничего не ответил, только по обыкновению по-волчьи сверкнул глазами, тут же опустив их долу.
Да уж, наградили его боги сыновьями! Один спит и видит, как бы заграбастать в свои жадные лапы кусок пожирнее. Двое старших так и вовсе никчемны. Джедефхор все больше со жрецами о божественной мудрости беседует, увлекается всякими сказками да диковинками. Джедефра месяцами на болотах пропадает, охотясь на уток и гиппопотамов.
Ну почему так, небесный отец Ра-Атум? Нет бы собрать в одном человеке понемногу от каждого из трех его отпрысков: отвагу Джедефра, мудрость и рассудительность Джедефхора, склонность к накопительству Хафры - вот бы достойный наследник трона Земли Возлюбленной получился!
Мечты, мечты...
- Я ваш сын, о великие боги, сотворенный вашими руками. Вы меня сделали властелином. Вы сотворили для меня совершенство на земле. Я исполняю свой долг с миром. Сердце мое без устали ищет, что сделать нужного и полезного для ваших святилищ...
Вот это точно. Не далее как вчера приказал отправить в храм Птаха два таланта золота, две повозки хлеба, сто кувшинов пива и десять лепешек ладана. Убаоне - Великий начальник Мастеров - был доволен. Восхвалял до небес щедрость фараона, жизнь, здоровье, сила. Это, конечно, правильно. Но ведь государь всего лишь расплатился со своим старым другом и верным слугой за небольшое одолжение.
Верховный жрец Птаха приструнил-таки Ратаммасха и заставил его написать для Аиды гороскоп, угодный Его Величеству. Напрасно тот отнекивался, ссылаясь на грозные предзнаменования. Дескать, явился к нему в ночи сам бог Упуат и изрек, что задуманное фараоном деяние неугодно великим нетеру. Владыке нельзя восходить на ложе вместе с иноземной принцессой. Иначе его ожидает великое потрясение.
Но ничего. Покричал Ратаммасх, покричал, да и успокоился. Написал все как велели. И вот уже второй День вовсю идет подготовка к церемонии бракосочетания царя и Аиды. Сегодня вечером все и завершится. Что до святых богов, то с ними повелитель уж как-нибудь сам разберется. Не зря же он является живым богом и главой всех жрецов Та-Кемета. А бог с богом всегда найдет общий язык.
На всякий случай, однако, государь распорядился сделать щедрые пожертвования столичному храму бога-волка. Странно, что до сих пор жрецы Открывающего Пути никак не отреагировали. Ни тебе благодарности, ни даже подтверждения, что дары получены и приняты. Впрочем, слуги богов, связанных с потусторонним миром, всегда отличались странностями и напускали вокруг себя столько таинственного тумана, что Хуфу предпочитал лишний раз их не беспокоить.
Вот бы еще и с приспешниками Тота дела уладить. Хафра доложил, что наследник вместе со своим новообретенным приятелем Джеди отправился в экспедицию к храму Носатого. Может быть, им удастся закончить то, что так неудачно начал Хемиун?
- Я бодрствовал над вашими сокровищницами. Я пополнил их многочисленными вещами. Я наполнил ваши закрома ячменем и пшеницей. Я увеличил число ваших работников, добавив к ним множество людей.
Ну, тут он, положим, покривил душой. Сотни, тысячи людей были призваны на строительство Великого Горизонта царя, в том числе и храмовые работники. Но упоминать об этом в молитве совсем не обязательно. Не скажешь вслух, боги сами могут и не заметить. Мало ль у них иных забот.
- Я сделал для вас множество статуй и сосудов изукрашенных, золотых, серебряных и медных. Я построил вам обшитые золотом ладьи, плывущие по реке...
Снова шорох. На этот раз более отчетливый.
Нет, ну не святотатство ли?! Живому богу с небесными родственниками спокойно пообщаться не дадут!
Ладно. Он им сейчас задаст трепку. Мало не покажется.
Царь на цыпочках подошел к изголовью своего ложа и вытащил из-под валика короткий меч, который с недавних пор стал неизменным стражем государевых снов.
Что есть сил размахнувшись, Хуфу метнул оружие в ту сторону, откуда доносились странные звуки.
Ага! Кажется, попал! То ли всхлип, то ли вскрик подтвердили это.
И что это никто не выходит из-за тяжелого полога, нависшего над кроватью? Ну, в самом деле, не до смерти же он зашиб наглеца. Ведь специально бросал меч рукоятью вперед, чтобы только проучить негодяя.
- Выходи! - гаркнул фараон. - А то хуже будет! Прятавшийся издал гортанный крик и наконец-то соизволил предстать пред светлые царские очи. При виде его лицо владыки Двух Земель слегка вытянулось и перекосилось.
- Это ты, Яхмос? - разочарованно констатировал повелитель.
- Га-га-га! - ответили ему. "А то ты сам не видишь?"
- И кто тебя сюда впустил? - поинтересовался государь.
- Га-га-га! - развел широкими крыльями большой жирный семен - нильский гусь, издавна приручавшийся жителями Та-Мери в качестве домашнего питомца.
Вот подлецы-то! Небось специально запустили Яхмоса в спальню, думая, что фараон спросонок не поймет, что к чему, и ненароком зашибет любимца.
Итак, предательство или знак богов?
Зловредный умысел? Но кто, не думая об ужасных для себя последствиях, решился бы на подобную шутку? Разве что безумец или самоубийца.
Тогда не предупреждение ли это из ряда тех дурных предзнаменований, о которых вещал зануда Ратаммасх? Нечаянная смерть ручной государевой птицы конечно же стала бы поводом для траура. Пришлось бы отменить свадебные торжества.
Хвала могучей Сохмет, что все обошлось.
- Ну, что, глупый, испугался? - ласково засюсюкал фараон.
Яхмоса он любил едва ли не больше, чем собственных сыновей.
- Иди сюда. Вот папочка даст тебе вкусненького! Повелитель Двух Земель зачерпнул из вазы горсть фиников и протянул птице. Это было ее любимое лакомство. Обычно Яхмос буквально голову терял, завидев сладкие плоды. Но сейчас он презрительно отвернул клюв в сторону и что-то сердито прогоготал.
- Обижаешься, да?
- Га!
- Ну, не сердись! Я же не знал, что это ты.
- Га-га-га-га!
"Как будто мне от этого легче!" - понял фараон длинную фразу семена.
- Вот, возьми-ка еще и орешков.
Во второй руке Хуфу зашуршали плоды дум-пальмы, до которых Яхмос тоже был большим охотником. Этого соблазна прожорливая птица вынести уже не смогла. Ее сердце растаяло. Вразвалочку приблизившись к хозяину, гусь принялся склевывать угощение с его ладоней.
- Вот и славно! - умилился живой бог. - Вот и умница!
- Га-га! - соглашался Яхмос.
Содержимого двух немаленьких мужских ладоней гусю показалось явно недостаточно. Он потянулся длинной шеей к вазе со сладостями, стоявшей на туалетном столике. Промахнувшись, задел клювом кубок с пальмовым вином. Тот опрокинулся прямо на вазу.
Ваза упала на пол. Фрукты и орехи рассыпались по полу.
- Что ты наделал, неуклюжий! - возмутился фараон.
Яхмос, задетый тоном, каким был высказан упрек, рассердился и, захлопав крыльями, злобно зашипел. Прямо как змея.
- Еще и шипишь? Давай-ка лучше прибирай за собой!
Пригнув рукой гусиную голову к полу, царь потыкал питомца клювом в кучку фиников. Семен вырвался и отскочил было на пару шагов. Потом вытянул шею к плодам и осторожно склюнул один из них. Проглотил. Застыл на мгновение, прикрыв глаза и прислушиваясь к своим ощущениям. А потом принялся лихо подчищать с пола рассыпанные лакомства.
Хуфу даже удивился такой прыти толстяка. И что на него нашло? Неужели и впрямь так проголодался. Или это от потрясения, вызванного броском меча? Так вроде бы большого вреда тот ему не причинил.
Гоготун в мгновение ока покончил с трапезой и, к вящему изумлению фараона, стал выделывать такое, что владыка Двух Земель едва не превратился в собственное изваяние.
Расставив крылья, не так, как это обычно делают его сородичи, - во весь размах, а чуть-чуть, лишь немного оторвав их от боков, гусь начал переваливаться с ноги на ногу. Сначала медленно, потом все больше набирая темп. Его движения перестали напоминать качающуюся на волнах лодку. Теперь это был весело скачущий на месте мяч. Перенося тяжесть тела поочередно то на одну, то на другую ногу, Яхмос энергично подпрыгивал на месте, не забывая при этом ритмично подергивать крыльями.
Государь был готов поклясться, что его любимец... танцует. И танец этот нисколько не походил ни на один из знакомых владыке. Было в нем что-то дикое, раздражающее и одновременно завораживающее, притягивающее, зовущее присоединиться.
- Сохмет-заступница! - вытер взмокшее чело царь и громко захлопал в ладоши, призывая на помощь верных слуг, уже заждавшихся за дверьми его знака, означающего, что повелитель проснулся, помолился и готов к процедуре утреннего облачения.
Заслышав его голос и хлопки, гусь прекратил безобразничать и застыл на месте. Постояв так минуту, он затем рухнул как подкошенный на пол, дернулся разок-другой и... захрапел. Натурально, по-человечески.
Вошедшие в царскую опочивальню сановники при виде храпящего Яхмоса были поражены не меньше своего владыки. Один из них, главный хранитель государева опахала Аби, осторожно приблизился к Семену, склонился над ним и почему-то принюхался. Потом разогнулся и, обратясь лицом к фараону, растерянно захлопал ресницами.
- Что с ним? - спросил насупившийся Хуфу.
- По-моему, он... мертвецки пьян, - развел руками вельможа.
У владыки вмиг отлегло от сердца.
Ну да, точно. Как это он сам не догадался. Ведь когда опрокинулся кубок с вином, то крепкий напиток попал на плоды. Глупая птица склевала их и опьянела. Много ли ей нужно. Этим и объясняются все странности в ее поведении. А он-то уже начал волноваться, что боги снова послали дурной знак.
- Заберите его, - велел царь. - Пусть проспится. Двое сановников осторожно подняли гуся и, уложив его на коврик, понесли к выходу. Внезапно Яхмос поднял голову и, зашипев, клюнул одного из вельмож за руку. Тот ойкнул от боли и неожиданности.
- Гав! - ощерился гусь.
Присутствующие подумали было, что им померещилось. Но Семен вновь раскрыл клюв и выдал новую порцию таких же звуков:
- Гав, гав, гав! И отключился.
Его быстренько унесли прочь, пока странная птица не выкинула чего-нибудь похлеще.
- Ничего удивительного в этом нет, - успокоил взволнованного царя Убаоне, по обыкновению явившийся к церемонии отхода владыки Та-Мери ото сна. - Гусям свойственно передразнивать различных тварей. У некоторых из них это получается довольно похоже. Мне приходилось самому слышать, как одна такая птица "произносила" целую фразу по-человечески. Один рыночный фокусник научил своего питомца громко орать: "Хочу пива" и неплохо зарабатывал, демонстрируя это "чудо".
- И как ты отреагировал? - заинтересовался фараон.
- Пришлось, конечно, вмешаться и отобрать у "чудотворца" птичку, - улыбнулся Великий начальник Мастеров. - Нельзя поощрять такое вмешательство в прерогативы жрецов. От этого в государстве приключаются соблазн и разруха.
Повелитель Обеих Земель был полностью согласен с мнением святого отца. Вера - это краеугольный камень, на котором стоит Та-Мери. Стоит расшатать его хоть чуть-чуть, и все стройное здание, веками возводившееся правогласными предшественниками Хуфу и их верными слугами-жрецами, может развалиться в один миг.
- Проглоти твою душу Амма Пожирательница! - вскрикнул владыка.
Убаоне испуганно вытаращился на государя, не понимая, отчего тот желает, чтобы душу его ближайшего сподвижника постигла столь печальная участь - быть брошенной на суде Осириса в пасть ужасному чудищу с телом гиппопотама, головой крокодила, львиными лапами и гривой. Но оказалось, что проклятие относилось вовсе не к верховному жрецу Птаха, а к вельможе, помогавшему повелителю надеть парик и головной платок - немее. Нерадивый слуга умудрился уколоть своего божественного хозяина булавкой и вызвал у него очередной приступ безудержной ярости, которым Хуфу был подвержен с детства.
- Убийца! - орал государь, топая ногами. - Смерти нашей хочешь! Все вы ждете, чтобы мы отправились на Райские поля Иару! Не дождетесь, ублюдки!!
Царедворцы были в панике. Обычно такие припадки долго не продолжались, однако их последствия могли быть весьма и весьма плачевными. Во время одного из таковых, случившегося год назад, повелитель приказал сжечь только что построенный, но чем-то не приглянувшийся ему дворец. Ну, заодно казнили и каждого третьего из участвовавших в возведении сооружения. Чего же ожидать от нынешней грозы?
Хвала богам, в опочивальне появился царевич Хафра. Мгновенно оценив ситуацию, он приказал всем присутствовавшим удалиться. Владыка, придя в негодование от такой наглости, поперхнулся собственной слюной и закашлялся, а когда наконец к нему вернулась способность говорить, в комнате уже никого не осталось.
- Ты чего это распоряжаешься в государевых покоях?! - накинулся на сыночка царь.
Но кричал вполсилы. Главная, темная волна приступа схлынула, и к повелителю постепенно возвращалась способность мыслить трезво и здраво. Он понял, что если Хафра решился на такую неслыханную дерзость, то у него для этого были веские основания.
- Ваше Величество! - склонился принц в низком поклоне. - Получены весьма важные вести.
- Откуда?
Уже совсем оправившись, Хуфу налил себе в кубок вина и, осушив его, стал заедать крепкий напиток фигами, оставшимися после трапезы Яхмоса. Гусь эти плоды отчего-то не жаловал.
"Вот, докатился, - усмехнулся про себя владыка Верхнего и Нижнего Царств, - подбираю объедки за безмозглой птицей. Сохмет-владычица!"
- Из царства эфиопов.
- Так-так! Погоди малость.
Вино приятно ударило в голову. По телу разлилось тепло. Хуфу нацедил еще полкубка и, поколебавшись, предложил царевичу присоединиться к его завтраку. Хафра отчего-то начал активно отнекиваться от угощения, и государь заподозрил неладное. А вдруг напиток отравлен? Чтобы сынок, известный любитель выпить, отказался от вина? Что-то тут не так.
- Пей, кому велят!
Он силой влил содержимое кубка в рот принца. Тот судорожно глотнул. Утерся рукой и громко икнул:
- Гав!
- Сговорились вы все сегодня, что ли? - жалобно покосился на чадушко отец. - Сперва один, напившись до зеленых демонов, лает, потом второй. Так у меня весь дворец вскоре в псарню превратится. Вот подумаю, подумаю, да и введу при дворе сухой закон. Ха-ха-ха!!
- Гав, гав! - никак не мог остановиться Хафра.
Пришлось государю отвесить ему затрещину. Лишь тогда царский сын угомонился.
- Ну, что ты там хотел нам сообщить? И поторапливайся. День только начался, и у нас дел невпроворот. Сам знаешь, сегодня еще предстоит выдержать утомительную церемонию, потом пир, ну и...
При воспоминании о прелестях Аиды фараон плотоядно осклабился. Скоро, уже совсем скоро он взнуздает эту необъезженную верблюдицу.
- Один из моих лазутчиков при дворе Наакона-Рыжебородого сообщает, что царь эфиопов со дня на день выступит против Та-Мери с большим войском.
Новость была действительно важной.
Война - это всегда неприятно. Тем более когда страна уже долго пребывает в состоянии мира, армия бездельничает, солдаты обросли жирком, а народ и государь полностью поглощены сооружением Горизонта Хуфу - великой царской гробницы. Где взять денег для ведения полномасштабных военных действий? Некстати, очень некстати.
Нельзя ли как-нибудь избежать угрозы? Нужно посоветоваться со жрецами, пусть спросят у великих нетеру, как избавиться от грядущей напасти.
- Позови Убаоне, если он еще здесь. А ушел, так пусть за ним тотчас же пошлют! Созываем Великий государственный совет!
- Гав! - коротко ответил Хафра и вышел. Царь проводил его кислым взглядом.
На один-единственный миг ему показалось, что из-под передника царевича выглядывает черный волчий хвост.
"Пить с утра нужно меньше, - порекомендовал сам себе повелитель Двух Земель. - Вон как лицо опухло".
Он задержался перед большим бронзовым зеркалом.
"Ну и рожа!" - сокрушенно вздохнул, глядя на отражение.
Небритая. Какие-то клочья торчат во все стороны. Немес сбился набок. Парик растрепался. Язык вывалился наружу. А нос. Чего это он такой широкий, как у эфиопа, или, скорее, как у кота? Точь-в-точь кот. Большой, жирный.
"Какой кот?!" - вспыхнуло в мозгу.
Хуфу протер глаза.
Боги великие! Да это же не его лицо.
Но кто тогда глядит на него из зеркала желтыми прищуренными глазами? Кто усмехается в жесткие усы?
- Сенеб, сын м-мой, Хуф-фу!
Голос невнятный, булькающий, словно с хорошего перепоя.
- Сохмет великая! - повалился ниц перед зеркалом фараон.
- Узнал! - промурлыкало отражение. - М-моло-дец!
- Чем я прогневал тебя, святая матерь? Чем вызвано твое явление презренному рабу?
- Ну, отч-чего же так сразу и п-прогневал? Может быть, наобо... - богиня запнулась, - наоборот, я хочу дать тебе совет.
- С трепетом внимаю, о величайшая!
- Это я тебя слушаю, Хуфу. Каж-жется, ты желал спросить о чем-то нетеру?
- Да, о велемощная! Та-Мери грозит война. Как избавить страну от такой беды?
Львиная морда ощерилась острыми клыками:
- Ответ поищи у себя в г-гареме... Государь хотел было уточнить у матери царей, что она имеет в виду, но тут в двери опочивальни просунул нос Убаоне и осведомился, можно ли ему войти. Фараон замахал на жреца руками и покосился на зеркало. Изображение гигантской кошки подернулось рябью, потом пошло полосами. Хуфу еще услышал негромкий рык, отчего-то напомнивший ему не львиный, а... собачий. Затем все пропало. Из глубины зеркала на царя взирало его собственное, перекошенное от испуга лицо.
- Ну вот, - буркнул повелитель. - В кои-то веки с богами довелось пообщаться, так и тут помешали, гниды!
Впрочем, профессиональный толкователь подобного рода знамений ему сейчас был как нельзя кстати.
- Заходи! - коротко велел он Убаоне. - Нужно посоветоваться...
Странный день выдался у Его Величества. Суматошный, длинный, утомительный.
Вроде бы радоваться нужно, как-никак добился своего, уломал привередливую красавицу-гордячку взойти на царское ложе, а на душе муторно, тяжко. И уже не хочется, чтобы кончался затянувшийся за полночь праздничный пир и настала пора отправляться в опочивальню. Устал, что ли?
И еще эта подлая мысль не дает покоя. Как ни старается владыка ее отогнать, заливая новыми и новыми кубками пива, нахалка никак не желает убраться восвояси. То ли пиво сварено плохо, без должной крепости, что не бьет в голову, то ли он попросту перешел ту черту, после которой перестаешь пьянеть, а с каждым новым глотком, наоборот, все больше трезвеешь.
Правильно ль они с Убаоне истолковали волю богов? Это ведь он, Великий начальник Мастеров, посоветовал фараону не мешкая сочетаться брачными узами с Аидой. Дескать, услышав, что они теперь породнились, Наакон-Рыжебородый передумает нападать на земли своего зятя. Вот о чем хотела поведать повелителю Двух Земель грозная Сохмет, покровительница царской власти и стольного города Меннефера. Что ж, верховному жрецу Птаха, супруга богини-львицы, лучше знать.
Тяжелый взгляд повелителя прошелся по лицам гостей. Никого лишнего. Цвет жречества и аристократии. Веселятся, обжираясь и опиваясь за его, государев, счет. И как им только кусок в горло лезет? Не видят разве, что владыка в печали.
Вдруг словно лягушка прыгнула на сердце. Холодная, скользкая. Что такое?
Ага, возлюбленный сынок Хафра рассматривает родителя, будто в первый раз его видя. Чудной он, право. Перед тем как свадебная процессия отправилась в храм Ра-Атума в Иуну, чтобы совершить там обряды поклонения небесному камню Бен-Бен, фараон подозвал к себе царевича и приказал завтра с утра отправить гонца к царю эфиопов. Нужно поздравить дорогого тестя с великой радостью и неслыханной честью. Стать близким родственником властителя Та-Мери - это тебе не финик съесть.
- И пусть намекнет этак непрозрачненько, что воевать нам теперь не с руки.
Хафра непонимающе вперил в отца свои холодные рыбьи глаза. Его Величеству даже не по себе стало. Вот ведь олух. Сам же принес весть о назревающей войне, а теперь смотрит, как будто впервые об этом слышит. Нет, точно нужно вводить сухой закон. А то выродится царский род подчистую.
Но больше всего волновало государя поведение его дражайшей невесты, вернее теперь уже царской супруги.
Обычно такая плаксивая, что никакого терпения недоставало, чтобы ее развеселить-потешить, Аида целый день была необыкновенно оживлена и весела. Если бы Хуфу не знал, что девушка не употребляет спиртного (сколько раз он пробовал ее подпоить, чтобы сделать строптивую эфиопку посговорчивее, - все втуне), можно было подумать, что царевна подшофе. Причем едва ли не с самого утра.
Что она только не вытворяла в Иуну!
Завидев священный камень, Аида пришла в необычайное возбуждение. Подбежав к Бен-Бену, девушка принялась обнимать и целовать его, точно это был ее возлюбленный. Никогда не замечавший за ней особого религиозного рвения фараон был поражен такой экзальтацией. Правда, жрецам она пришлась по душе. Верховный жрец Ра-Атума Джаджаеманх воскликнул, что это добрый знак. Душа язычницы де просветилась сиянием могучего солнечного божества Та-Кемета. Ее союз с фараоном обещает быть долгим и счастливым.
Ободренная словами святого отца, принцесса закружилась вокруг небесного пришельца в бешеном танце. Ни разу прежде не видел Хуфу, чтобы Аида исполняла что-нибудь в этом роде. Танцы ее родной Эфиопии отличались излишней скромностью и целомудренностью телодвижений: два притопа, три прихлопа. А тут...
Девушка извивалась, как змея. Как папирус, объятый пламенем. Ее руки взлетали вверх и опадали вниз нильскими волнами, бесстыдно шаря по прекрасному телу. Округлые бедра, повинуясь некоему ритму, то вертелись юлой, то порывисто двигались взад-вперед.
Удивительно. Наблюдая за Аидой, фараон готов был поклясться, что танец этот откуда-то ему знаком.
Нечто подобное уже доводилось ему созерцать, причем совсем недавно. Но когда? Где? В голове один туман.
- Нужно немедля прекратить это святотатство! - громко зарычал ему на ухо Джаджаеманх.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17 18 19 20 21 22 23 24
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.