read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



места.
Международная федерация присвоила ему почетное звание супермастера
по всеборью, а в награду остальным отлила его золотую статуэтку с
крылышками и надписью: "Валерьянка - бог победы".
Уфф!,,
6) Зинка, по глупости родителей - старшая сестра, а по нудной
манере - придира, отреагировала на это так (завидует):
- Вырос-таки спортсменом. Лоботряс. Предупреждала я. У тебя ум в
пятках, а образование в кулаках. Не стыдно, неуч?..
- Балеты долго я терпел, - сказал Валерьянка и превратил ее в
кобру, предусмотрительно лишенную ядовитых зубов. Кобра в отчаянии
раскачивалась над задачником по алгебре, не имея рук записать решение. В
крохотном мозгу с трудом умещалась лишь та мысль, что один плюс один -
это много, иногда даже слишком. На капющоне у кобры блестели очки во
французской пятидесятирублеой оправе - Зинкина гордость. Пока кобра
пыталась сквозь эти очки учить "Лучь света в темном царстве", Валерьянка
развратил ее обратно, а сам - познал все и стал президентом Академии
наук. Был большой академический праздник. Академики от радости прямо
давились друг на друга, поздравляя его. Премию за открытие всего он

- 37 -

отдал на... на что лучше.. на то, что государству нужнее, оно само
определит. (Личный автомобиль - инвалиду Яну Лукичу, шофера - на стройку
кирпичи возить).
- Пора нам изобрести все и оторваться от всех еще дальше, -
напомнил Валерьянка во вступительной речи.
- Пора, - обрадовались старенькие академики, не чаявшие дожить до
полного торжества науки над природой.
- Неучи, - укорил Валерьянка, качая умной и большой головой. - У
вас ум в пятках, а образование в кулаках!
Пристыженные академики покраснели. Самые сознательные сложили с
себя звание и пошли работать в школу. Даже почин такой объявили: "Узнал
сам - научи других!".
Валерьянка подарил Академии стадион для бега трусцой и диетическую
столовую, а саму Академию упразднил за ненадобностью. Чего надо - он сам
откроет. Они же все такие старенькие - просто зверство гонять их на
работу: куда смотрит общественность?.. Пусть отдохнут на заслуженной
пенсии. Как поется: старикам везде у нас почет. Все равно они у же плохо
соображают.
Хотя у академиков, наверно, мозги устроены иначе, чем у других: чем
страрше, тем умней? Тогда Валерьянка вывел на Кавказе вид
академиков-долгожителей, а самого старшего, двухсотлетнего, назначил
своим вице-президентом.
- В каком фраке вы полетите на конгресс в Париж, когллега? -
осведомился вице-президент. - Вам пойдет алое с золотом.
7) Путь славы уперся в благосостояние. Ум умом, а пожить любому
хочется.
По городу Валерьянка раскатывал в белом "мерседесе", а на природе -
в желтом "лендровере". Он облачился в белые кроссовки, синие джинсы,
клетчатую сорочку, алый пуссер и черный вельветовый пиджак. На руке
тикали и звонили часы "Ролекс", палец охватывал золотой перстень с
печаткой, а на груди блестел орден. Он невзатяжку курил сигареты
"Ява-100" и жевал земляничную резинку. Он поражал взор и слепил
воображение.
Фарцовщики льство здоровались, а прохожие рыдали от зависти. Они
еще б не так зарыдали, если б знали, что джинсов у него целый чемодан, а
кроссовок три пары.
Видеомагнитофон услаждал его "Белым солнцем пустыни", стереомаг
гремел "ашину времени", а с проигрывателя забрасывала юного набоба
миллионом алых роз Алла Пугачева.
- Мой сын - барахольщик, - презрительно отвернулся папа. - Оброс
рухлядью, жалкий потребитель, - в доме шагу ступить негде!
Сами обрастете - другое запоете! Валерьянка подарил родителям
четырехкомнатную квартиру - чтоб они не возникали. Начальник чего-то
главного перерезал ленточку в подъезде. Сборная штангистов затащила
новую мебель. Сводный оркестр вышиб из труб "Взвейтесь кострами".
Родители просили у крутого сына прощения и разных хороших вещей.
8) И вот тогда - к нему робко приблизилась Люба Рогольская... Она
потеребила передник, в раскаянии заплакала и прошептала:
- Прости меня, Валерьянка, что я не пошла с тобой на каток... Меня
родители не пустили...
Валерьянка знал, что она врет, но простил. Благородства в нем было
еще больше, чем ума.
Они посетили каток, кино, цирк и буфет, а потом... все так
делают... может, не надо? Валерьянка покраснел, оглянулся и женился.

- 38 -
Свадьбы, конечно, не было - чувствам реклама противопоказана:
задразнили бы на фиг. Идиоты. В гробу он их все видал. (Траурная
церемония влачилась по проспекту. Рупора рвали рокот из "Последнего
дюйма": "Какое мне дело до вас до всех, а вам до меня". На балконе стоял
Валерьянка - весь в белом: и показывал гробам фигу.) (Но он не зверь же
был: назавтра всех оживил. Пусть живут и помнят. Рыцари еще есть, просто
возможностей у них нет.)
Любовь пропела свою журавлиную (соловьиную? лебединую? жаворонью? а
от песни горлицы как будет прилагательное?) песнь: они жили счастливо -
выходили из подъезда вместе, при всех держась за руки. А дома имели
супружеское счастье целоваться. Без света тоже. летом ходили в походы и
купались на речке, а на обед Люба варила компот и пекла пирожки. Все
остальное время она слушала, что он ей рассказывает, и ждала его с
чемпионатов и конгрессов: она оказалась идеальной женой.
(Все это здорово - но что же дальше с ней делать?..)
9) Как, однако, быстро разнообразие семейной жизни исчерпывается до
однообразия. А настоящему мкужчине хочется решительно всего - испытать,
совершить, попробовать; какая к чертям семья, пожили и хватит, - дел
невпроворот! время летит!..
Чтобы успешно выполнить все намеченное, Валерьянка раздвоился: один
открывал звезды, другой валил лес. Мало! И он размножился до полного
покрытия потребностей:
Он варил сталь и суп, рыл каналы и золото, сеял пшеницу и добро,
разведывал нефть и вражеские секреты, сдавал кровь и рапорты, спускался
в шахты и поднимался до мировых проблем; он успевал везде и делал все.
Деятельность завершилась космосом. Пульс был отличный, и особенно
аппетит. Все бортовые системы фунционировали лучше нормального. Он
проявил отъявленное мужество в критических ситуациях, предусмотренных
заранее, а годовую программу выполнил полностью за неделю: в
невесомости-то легко, не устанешь, это не металлолом таскать. Пролетая
над всеми, он наблюдал их подзорную трубу: поприветствовал всех, кого
надо приветствовать, и послал им в поддержку свой привет. А кому надо -
тем он сверху прямо сказал что надо. Без дипломатии. Не стесняясь. на
агрессоров он плевал из открытого космоса. На каждого лично. На главных
- по два раза. А на базы еще не то, эти поджигатели потом замучились
дезинфекцию проводить.
Один из... них? (или надо сказать - один из его?) забил блатное
место: сужил моделью для фото-, теле- и кинорепортеров, избавленных от
метаний по миру: снимай себе спокойно всю жизнь его одного и подписывай
что хочешь. Благодарные за такой технический переворот в репортерстве,
фотошники провозгласили своего кормильца лучшей моделью столетия и
мистером Солнечная система. (Если на других планетах и обнаружат
марсианина, вряд ли он окажется красавцем.)
10) Мистер Система выглядел всем мистерам мистер. Так что девочки
краснели, а мужчины бледнели, и те и другие предлагали дружить, -
понимая под дружбой вещи несколько разные, но безусловно приятные.
Валерьянка перевел классические шесть футов два дюйма в метрические
меры и получил сто восемьдесят восемь: отличный рост, и на кровати
помещаешься. Вес его равнялся, согласно "Занимательной математике"
Перельмана, росту рослого римского легионера: восьмидесяти килограммам.
Окружность бицепса - шестьдесят сантиметров, талии - пятьдесят:
кинозвезды матерились, культуристы плакали.
Волосы вились черные, глаза синие, подбородок квадратный, нос
перебитый. Ровные белоснежные зубы ему вставили в Голиивуде. Нет, на
"Мосфильме". Что у нас, своих зубов мало?
Легкая походка, тяжелый бас, мягкая улыбка, твердый характер. И
все, что надо. тоже будь здоров.

- 39 -
А возраст ему пришелся, в котором Александр акедонский дрался на
Ганге, а Наполеон стал первым консулом: тридцать лет.
Конечно - таким и жить можно!..
11) Расправившись с первоочередными задачами, он вдарил по
культуре. Культура взлетела вверх и больше отттуда не спускалась.
Он написал тысячу книг, и их перевели на тысячу языков. Эта
сокровищница мысли и стиля внчала мировую литературу, а заодно и
философию с прочей гуманитарной ерундой, для понимания которой много



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.