read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



самыми красивыми манекенщицами на любой вкус и цвет. Их Володе со своим
товарищем по такого рода развлечениям Валеркой Барминым - знаменитым
спортсменом и кутилой, нарушающим спортивный режим часто и с
удовольствием,- удалось пригласить прямо сегодня специально из Театра
моды. Ну а дальше все как полагается: девичий смех, они на коленях у
ребят, в руках у каждой по бутылке шампанского, пьется прямо из бутылки -
так веселее; дверцы открыты, музыка на всю катушку - фестиваль, короче; а
Кока с Тоней - на том же самом месте во дворе, неподалеку от двери с
надписью "Служебный вход". У Коки в руках бутылка шампанского, они с Тоней
слегка навеселе, их любовь вроде как счастливо продолжается. Вот такая
картинка, мизансцена такая...
Спектакль закончился, из театра пошла публика, и, значит, через пять -
семь минут Валера пойдет на служебный вход за Викой. Вика всегда выходила
с Машей после этого спектакля, и Митричек ее подвозил либо домой, либо к
метро. Но сегодня и спасительного Митричека не было с его "мерседесом", и
так получилось, что Маша совсем ничего не могла противопоставить всей этой
бригаде душевных рэкетиров. Бармин встретил Вику внутри, у служебной
раздевалки, сзади шла Маша. Вика их познакомила:
- Это наша ведущая актриса Маша Кодомцева, а это...
- Я знаю,- сказала Маша.- Кто же вас не знает!


- Очень приятно,- сказал Валера, ничуть не солгав, ему действительно
было приятно.- А что, вы и вправду ведущая?
- Не очень,- устало и грустновато ответила Маша.- Но кое-что играю...
- Пригласите посмотреть.- Бармин уже откровенно кадрил Машу прямо при
Вике, но он был такой.
- Приглашу как-нибудь... Я через Вику передам, ладно? Ну, до свидания.-
Маша уже оделась и пошла первой к выходу, но это было не по плану. Бармин
только в общих чертах знал суть сегодняшнего действа, однако свою
конкретную функцию помнил хорошо: он и Вика должны были выйти первыми, и
это было бы знаком для Коки, чтобы он начинал целоваться и нежно любить
Тоню. Поэтому Валера остановил Машу, едва не схватив ее за руку:
- Подождите! Может, вы с нами поедете? У нас компания, у нас весело, а?
- Нет, спасибо,- мягко улыбнулась Маша,- как-нибудь в другой раз.
- Валера, ты идешь? - Вика говорила уже с лестницы, ведущей к выходу из
театра.
- Сейчас, сейчас, ты выходи, а я попробую ее уговорить.
- Никогда не уговоришь,- сказала Вика, вернувшись,- она всегда делает
только то, что хочет, и с тем, кто ей нравится.
- Иди, иди! - грубовато подтолкнул Вику Валера.- А вдруг понравлюсь,
вдруг она меня полюбит?..
- Тебя? Да никогда! Это исключено, ты не из ее романа.
- Почему это? - обиделся чемпион, на какой-то момент потеряв нить своей
задачи.
- А потому... Она больше артистов любит. Правда, Маш?..
Маша укоризненно посмотрела на нее, но ничего не сказала.
- Ну иди же! - еще раз, уже резче, сказал Валера.- Скажи там, что я
сейчас.
Фыркнув насмешливо, Вика пошла к выходу. Задача была выполнена.
- Так, может, все-таки поедем? - продолжал Валера уговаривать.- Правда,
будет весело, я обещаю.
- Нет, мне не до веселья сегодня что-то. И потом я устала.- Маше этот
спортсмен был вовсе не интересен, и она совершенно не хотела произвести на
него впечатление, но все равно производила, она это видела. Никакой, даже
маленькой радости не возникло у нее по этому поводу, она и вправду устала,
да к тому же из всех мужчин на свете ее интересовал сейчас только один.


- А телефончик,- развязно сказал Бармин,- можно ваш записать?
- Зачем? - с грубоватой прямотой спросила Маша.
- Ну-у-у, зачем, зачем?.. Затем! - логично ответил Валера.
- За-чем? - еще раз спросила Маша с интонацией "отстань".
Валера понял. Но проигрывать он не привык и поэтому спросил:
- Ну а на спектакль-то хоть пригласите?
- На спектакль приглашу... Через Вику. До свидания.
И Маша вышла. Бармин за ней. С выходом Вики Кока получил условный знак,
поэтому самозабвенно целовал Тоню уже минуты три, столько, сколько Машу
задерживал в проходной Валера. Как только Маша вышла, она сразу увидела
Коку, а тот, оторвавшись от Тони, стал пить шампанское из горлышка, потом
опять прильнул к Тоне, отставив руку с бутылкой далеко в сторону. И тут
вся развеселая компания, науськанная Тихомировым, вывалилась из машин во
всем своем великолепии и пошла с хохотом, шампанским в руках и прибаутками
в их сторону, чтобы поторопить Коку с Тоней и Валерку с Викой. Маша должна
была увидеть всю картину в объеме и пройти сквозь строй веселящейся
молодежи. Она и пошла посреди этого шабаша, посреди карнавала, прибитая и
оскорбленная, как Кабирия в финале феллиниевского фильма. Только в отличие
от Кабирии ей не дали возможности светло и прощально улыбнуться. Ее стали
наперебой звать с собой, она отказывалась, ей предлагали выпить
шампанского, она только растерянно качала головой. Когда звали с собой,
Кока тоже подключился к уговорам, заведомо зная, что она откажется и что
ей будет больно, когда он в обнимку с Тоней будет весело говорить ей: "Ну,
поехали, что вы! Повеселимся!" - мол, между нами теперь ничего нет и не
предвидится, так что будем товарищами. Да еще Бармин не преминул взять
мелкий, пакостный, но все же реванш, когда сказал вдруг: "А чего вы ее
зовете? У нас ведь и так на коленях все сидят. Ни одного места в машинах".
- Не беспокойтесь, я не поеду,- еще раз сказала Маша и посмотрела в
этот момент на Валеру почти с сочувствием.
Бармин грубость свою попытался сгладить:
- А хотите сейчас такси возьмем? Кто-то с вами поедет.
- Спасибо, спасибо, я домой! - в последний раз сказала Маша и
посмотрела на Коку. "За что же ты меня так?.." - прочел Кока в этом
взгляде, и у него закружилось сердце. Однако он нашел в себе силы еще раз
улыбнуться, крепче прижать к себе Тоню и сказать легко и беззаботно: "Ну
пока".


И Маша пошла в этот проклятый вечер одна! Пешком! В метро! Она шла,
чувствуя себя совсем чужой на чьем-то празднике, чувствуя, что жизнь идет
мимо, что никогда она не была так одинока, что она придет сейчас в пустую
квартиру и станет плакать.
Но все это были лишь цветочки по сравнению с тем, что ждало Машу
завтра, в воскресенье...
Почти каждое воскресенье было мучением для Маши и ее позором. Она имела
несчастье играть курицу в детском спектакле. Был в их театре такой крест
почти для всех артисток труппы, почти каждая через это театральное
крещение прошла:
в детском спектакле надо было сыграть три, если так можно выразиться,
роли - березки, курочки и мышки. Четыре артистки играли березок, из них же
три играли еще мышек и две - курочек. Маша играла всех трех
представительниц флоры и фауны, но особенно люто ненавидела она образ
курицы. Эти курицы сопровождали Бабу Ягу и символизировали собой ее место
жительства - избушку на курьих ножках. Впрочем, избушка тоже была, она
выезжала на сцену отдельно, а курьи ножки в виде двух куриц шагали тоже
отдельно. "Избушка на курвьих ножках",- однажды подло пошутил над
растоптанными девичьими идеалами служения театральному искусству один
закулисный острослов. Курицы были одеты в грязные тряпичные лоскутки,
изображающие, очевидно, перья; отдельно на проволочном каркасе крепился
хвост, он приподнимал платье с нашитыми перьями, и, таким образом, все
сооружение сзади напоминало чудовищно распухшую куриную гузку. Но и это
еще не все. Прибавьте сюда толстые синие колготки, заляпанные красными и
белыми мазками. Эти толстые колготки у всех артисток постоянно спадали и
морщились, а синий их цвет намекал, вероятно, на печально известную в те
годы магазинную птицу. На лицо надевались тяжелые очки с черной оправой и
прикрепленным к ней кошмарным клювом темно-бордового цвета. Видимо,
художник спектакля питал особенную слабость к дерзким тонам, а его
болезненная фантазия в сочетании с ненавистью к женщинам вообще и к
артисткам в частности подсказала ему это изобразительное решение. Впрочем,
возможно, он питал антипатию только к курицам, потому что с березками и
мышками он обошелся несколько деликатнее, хотя и без художественных
озарений: березки были одеты в длинные белые платьица с нашитыми черными
тряпочками; а мышки - в серые юбочки, серые накидочки и серые же шапочки с
ушками. Нормальные, короче, деревца и нормальные зверушки. Но вот на
курицах наш кутюрье отдохнул! Все вложил сюда, все горячечные фантазии
несостоявшегося живописца! Единственным реализмом, который он себе
позволил в создании этого образа, был гребешок. Все вышеописанное куриное
бедствие увенчивалось маленькой шапочкой, к которой был прикреплен
омерзительный поролоновый гребешок; его траектория проходила прямо по
центру куриной головки; начинаясь от затылка, он змеился по всему черепу и
затем упирался в клюв. Головной убор напоминал, таким образом, верхнюю
часть панциря динозавра и завершал трагическую картину куриной мутации. А
чтобы артисткам было еще обиднее, держался на белой резинке от трусов. Она
больно натягивалась под подбородком и всякий раз напоминала жрицам
Мельпомены о сложности выбранного пути, о том, что "служенье муз не терпит
суеты" и что прекрасное, в том числе и вся куриная конструкция, должно
быть величаво. А реализм художника выразился в том, что гребешок все-таки
имел натуральный красный цвет.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17 18 19 20 21 22
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.