read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



пришлось долго ехать по открытой местности без всякой тени. Любопытно
наблюдать, как маленькие неудобства, возникнув, постепенно превращаются в
большие и умножаются. Начинаешь замечать то, на что прежде не обращал
внимания, и чем дальше - тем больше. В первые десять - пятнадцать раз,
когда мне понадобился носовой платок, я не обратил на это внимания; я
говорил себе: обойдусь, ехал дальше и тотчас же забывал о нем. Но теперь
другое дело: теперь он все время был мне нужен, мысль о платке меня
долбила, долбила, долбила без конца, и никак не мог о нем я позабыть и,
наконец, вышел из себя и проклял человека, который, изготовляя латы, не
приделал к ним карманов. Видите ли, мой носовой платок лежал в шлеме
вместе с некоторыми другими мелочами, а шлем у меня был такой, что его
нельзя было снять без посторонней помощи. Когда я клал туда платок, мне не
пришло это в голову, - по правде говоря, я даже не знал этого. Я думал,
что как раз всего удобнее положить его именно туда. И теперь меня особенно
раздражала мысль, что платок тут, рядом, под руками, а достать его нельзя.
Да, нам всегда хочется именно того, чего достать нельзя, - это замечал
каждый. Я ни о чем другом не мог думать; я думал только о своем шлеме; я
проезжал милю за милей, воображая себе носовой платок, рисуя себе носовой
платок; соленый пот со лба затекал мне в глаза, а я не мог вытереть его, и
как это было обидно! Читать об этом легко, а вот попробуйте вытерпеть
такую муку на самом деле. Если бы мука была не настоящая, я не стал бы о
ней и поминать. Я дал себе слово, что в следующий раз захвачу с собой в
дорогу дамскую сумочку, и пусть обо мне говорят и думают, что хотят.
Конечно, железные болваны Круглого Стола найдут это непристойным и
поднимут меня на смех, но мне все равно, для меня всегда удобство важнее
внешнего вида. Так мы тряслись, подвигаясь вперед и вздымая облака пыли,
которая залезала в нос, заставляя меня чихать и плакать; и, конечно, я
произносил слова, которые не следует произносить, - я этого не отрицаю: я
ведь не лучше других.
Казалось, в этой пустынной Британии никого невозможно встретить, даже
людоеда, а в том состоянии духа, в каком я находился, я был бы рад даже
людоеду - конечно, людоеду с носовым платком. Другие рыцари, встретясь с
людоедом, думали бы лишь о том, как бы завладеть его оружием; я же
стремился завладеть только его тряпицей для сморкания, а весь его железный
лом с удовольствием оставил бы ему.
Тем временем становилось все жарче и жарче. Солнце, видите ли,
поднималось все выше и все сильней и сильней нагревало на мне железо. Если
вам жарко, вам досаждает всякая мелочь. Когда я ехал рысью, я звякал, как
корзина с посудой, и это меня раздражало; щит хлопал и щелкал меня то по
груди, то по спине, и я выходил из себя; а когда я принимался ехать шагом,
все суставы мои начинали скрипеть и визжать, как колесо тачки, да вдобавок
пропадал обвевавший меня ветерок, и я жарился, как в печи; к тому же, чем
медленнее вы едете, тем тяжелее кажется надетое на вас железо, - оно
словно прибавляет в весе по несколько тонн ежеминутно. Вдобавок вам
приходится беспрестанно менять руку, держащую копье, и переставлять его с
одной ноги на другую, так как держать его все время одной рукой слишком
утомительно.
Как вам известно, когда пот течет ручьями, все тело начинает, извините
за выражение, свербеть и чесаться. Вы внутри, а ваши руки снаружи; ничего
не поделаешь: между руками и телом - железо. Нелегкое положение, что там
ни говори. Сначала зачешется в одном месте, потом в другом, потом в
третьем; зуд распространяется во все стороны, наконец оккупирует всю
территорию, и невозможно себе даже представить, до чего это неприятно. И
когда стало уже так плохо, что я едва терпел, под забрало залезла муха и
уселась мне на нос; а забрало мое было тугое и поднять его я не умел; я
только тряс головой, и муха, - вам, конечно, известно, как ведет себя
муха, уверенная в своей безопасности, - муха перелетала с носа на губу, с
губы на ухо и жужжала, жужжала и так кусалась, что я, и без того
измученный, окончательно потерял терпение. Не выдержав, я велел Алисанде
снять с меня шлем и освободить от мухи. Девушка вынула из шлема все, что в
нем было, зачерпнула им воды и дала мне пить, а когда я напился и слез с
коня, она выплеснула оставшуюся воду мне под кольчугу. Вы не можете себе
представить, как это меня освежило. Она таскала воду и лила мне за шиворот
до тех пор, пока я, промокнув насквозь, не почувствовал себя вполне
хорошо.
Как приятен покой и отдых! Но полного покоя, полного счастья в нашей
жизни никогда не бывает. Незадолго до своего отъезда я сделал себе трубку
и изготовил недурной табак, не настоящий табак, а вроде того, который
курят индейцы: из высушенной ивовой коры. Трубка и табак лежали в шлеме;
теперь я снова мог ими распоряжаться, но у меня не было спичек.
С течением времени выяснился еще один неприятный факт: мы находились в
полной зависимости от случая. Запакованный в латы новичок не может влезть
на коня без посторонней помощи. Сил одной Сэнди было недостаточно, по
крайней мере для меня. Приходилось ждать, не подойдет ли еще кто-нибудь. Я
охотно согласился бы ждать в тишине, так как мне было над чем
поразмыслить. Я хотел поразмыслить над тем, как могло случиться, что
умные, или хотя бы полоумные, люди выучились носить это железное одеяние,
несмотря на все его неудобства, и как им удалось придерживаться этой моды
в течение многих поколений, несмотря на то, что муки, которые я испытал,
им приходилось испытывать ежедневно всю жизнь. Мне хотелось над этим
поразмыслить; мало того, мне хотелось поразмыслить над тем, как исправить
это зло и заставить людей отказаться от столь глупой моды, - но размышлять
не было никакой возможности: нельзя размышлять, если рядом с вами Сэнди.
Она была послушная девушка, с добрым сердцем, но болтала без устали,
молола, словно мельница, пока у вас не начинала болеть голова, словно от
стука городских пролеток и телег. Она стала бы совсем милой девушкой, если
бы ей можно было заткнуть рот пробкой. Но таким рот никак не заткнешь,
пробка для таких - смерть. Она трещала весь день, и под конец вы начинали
опасаться, как бы в ней что-нибудь не испортилось, - но нет, у таких
никогда ничего не портится. И никогда ей не приходилось подыскивать слова.
Она могла молоть, и гудеть, и трещать, и бубнить целыми неделями, и ее не
нужно было ни смазывать, ни продувать. А в результате всей этой работы
только ветер подымался. У нее не было никаких мыслей - один туман.
Превосходная болтунья: болтала, болтала, болтала, молола, молола, молола,
трещала, трещала, трещала; но в общем она могла быть и хуже. Утром я не
обращал внимания на ее мельницу, так как у меня было достаточно других
неприятностей, но после полудня я не раз ей говорил:
- Помолчи, дитя; если ты и дальше будешь так расходовать здешний воздух
- королевству придется ввозить его из-за границы, а казна и без того
пуста.



13. СВОБОДНЫЕ ЛЮДИ!
Да, недолго, до странности недолго, человек может чувствовать себя
довольным. Еще совсем недавно, когда я ехал и мучился, каким раем казалось
бы мне это спокойствие, это отдохновение, отрадное безмолвие этого
уединенного тенистого уголка на берегу быстрого ручья, где время от
времени я освежал себя, плеща воду под кольчугу. А я уже был недоволен:
отчасти оттого, что я не мог разжечь свою трубку, - я давно уже построил
спичечную фабрику, но захватить с собой спички забыл, - а отчасти оттого,
что нам нечего было есть. Вот еще пример детской непредусмотрительности
этого века и этого народа. Воин, отправляясь в поход, не брал с собой еды
и полагался на случай; он возмутился бы, если бы ему посоветовали
привесить к копью корзинку с бутербродами. Любой рыцарь Круглого Стола
предпочел бы умереть с голоду, чем показаться с такой штукой на древке
своего копья. А казалось бы, что может быть благоразумнее? Я собирался
сунуть пару бутербродов к себе в шлем, но меня на этом поймали; мне
пришлось извиниться, бросить их, и они достались собаке.
Надвигалась ночь и с нею гроза. Быстро темнело. Нужно было готовиться к
ночлегу. Я уложил девушку под одной скалой, а сам устроился поодаль, под
другой. Но спать мне пришлось в доспехах, так как я не мог снять их сам и
не мог позволить Алисанде помочь мне, - неловко раздеваться в присутствии
посторонних. Под доспехами у меня, правда, была обычная одежда, но от
предрассудков, привитых воспитанием, сразу не освободишься, и я знал, что,
когда придется снимать мою короткую железную юбку, я буду очень смущен.
Гроза принесла с собой перемену погоды: чем сильнее дул ветер, чем
яростнее хлестал дождь, тем становилось холоднее. Жуки, муравьи и червяки,
не желавшие мокнуть, со всех сторон полезли ко мне под кольчугу, чтобы
погреться. Некоторые из них вели себя хорошо и, забравшись в складки
белья, лежали там спокойно, но беспокойных и непоседливых было больше, и
они все время ползали то туда, то сюда, сами не зная зачем. В особенности
докучали мне муравьи, устраивавшие на мне утомительные шествия из одного
конца в другой и все время меня щекотавшие; не хотел бы я еще раз ночевать
с муравьями. Людям, попавшим в мое положение, я могу посоветовать не
кататься по земле, не колотить себя, так как это только привлекает
внимание всяких живых тварей, находящихся поблизости: каждая из них
захочет пойти посмотреть, что случилось, и положение ваше станет еще хуже,
и ругаться вы будете еще неистовее, если только это возможно. Однако, если
вы не будете кататься по земле, не будете колотить себя, вы умрете;
следовательно, вы можете поступить, как вам угодно, - выбора в сущности
нет. Даже промерзнув насквозь, я ощущал это щекотание и вздрагивал от
него, как труп от электрического тока. Я дал себе слово, что, вернувшись
из этого путешествия, никогда больше не надену лат.
В течение всех этих мучительных часов, когда я одновременно мерз и
горел на медленном огне от щекотки и зуда, один и тот же вопрос без конца
вертелся в моей утомленной голове - вопрос, на который не было ответа: как
люди могут носить эти злополучные доспехи? Как они терпели их в течение
стольких поколений? Как могут они спать по ночам, не страшась пыток,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.