read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Да, это был фурор, с точки зрения любого нормального человека, кроме,
разве что, бедной Леди-Кошатницы и, возможно, тех двух полисменов, которые
вскоре прибыли на место происшествия.
Один из полисменов начал стучать в парадную дверь дома, в то время как
другой поспешил обогнуть здание, в надежде перехватить убегающего грабителя.
Он обнаружил лестницу, но ему пришлось пробиваться наверх сквозь настоящую
лавину кошачьих тел, спешивших покинуть ненадежный корабль.
На следующий день в газете появилась краткая заметка об этом
происшествии, но Матт не получил слов признательности от граждан за ту роль
избавителя, которая ему досталась. Да если бы он и узнал об этом
пренебрежении к своему имени, то это его вряд ли тронуло бы. Всю следующую
неделю он и другие местные собаки чудесно проводили время, охотясь на кошек,
которые сбежали с крыши, а может быть, и на тех, которые удрали, когда
полиция в конце концов взломала парадную дверь дома Леди-Кошатницы.
Нас, инициаторов всего этого переполоха, рука правосудия не коснулась.
Полиция пришла к заключению, что "неизвестное лицо или неизвестные лица"
попытались вломиться в дом, но им помешали быстрые действия должностных лиц.
Следствие скоро прекратили из-за отсутствия полезных свидетелей: все соседи
Леди-Кошатницы клятвенно заверили полицейских, что они не видели ничего
такого, что могло бы помочь полиции.
Как ни странно, но спустя всего неделю после знаменательного случая я
получил в подарок новенькое дорогое ружье двадцать второго калибра от
человека, жившего рядом с Леди-Кошатницей, которого я знал только в лицо.

"Концепция" и ложная концепция
Хотя наше недолгое пребывание на равнинах Саскачевана устраивало моего
папу во многих отношениях, он тем не менее ощущал некий голод, который Запад
не в силах был утолить.
До приезда в Саскатун папа всегда жил вблизи безбрежных вод Великих
озер и плавал по ним с раннего детства. Не поймите это в переносном смысле,
потому что, по его словам, он появился на свет на спокойной глади залива
Куинт -- в зеленом каноэ и навсегда остался верен своей страсти к воде.
В течение первого года жизни в Саскатуне ему удавалось подавлять массой
новых впечатлений свое страстное желание поплавать, но в долгую зиму жизни в
прериях следующего года он начал мечтать о воде. Когда вечером мы садились
обедать, то с мамой и со мной находилось только его бренное тело, так как в
мыслях он жевал солонину и галеты на одном из кораблей Нельсона. Он стал
носить в кармане кусок каната, и посетители его кабинета в библиотеке,
бывало, с любопытством наблюдали, как папа завязывал и развязывал разные
морские узлы, рассуждая нудным голосом о проблемах распространения книг в
городках прерий.
Зная моего папу и зная так же, что он не из тех, кто долго может
довольствоваться воздушными замками, мы с мамой ни капельки не удивились,
когда он объявил, что собирается купить судно и доказать таким образом, что
истинный моряк способен добиться исполнения желаний даже на пораженных
засухой западных равнинах.
Я был настроен скептически. Как раз прошлым летом мы совершили поездку
в Реджайну, главный город провинции Саскачеван, где я провел несколько часов
на берегах озера Васкана. Васкана было сотворено людьми, а не богом, и
именно такими людьми, как мой отец. Озеро, кичившееся двумя яхт-клубами и
флотилией из дюжины парусников, никак не могло похвастаться обилием воды. Я
никогда не видел ничего более жалкого, чем зрелище тех маленьких посудинок,
уныло сидящих в растрескавшемся от палящего солнца иле на дне озера и
разинувших навстречу летней жаре рассохшиеся швы своих бортов. Мне
припомнилось озеро Васкана, когда папа сообщил нам свои планы, и, полагая,
что он тоже должен помнить это озеро-призрак, я спросил его: не имеет ли он
в виду плавание под парусом на суше -- скажем, на колесах?
За это меня послали спать рано и без ужина, чем я был несколько
уязвлен, так как просто без всякого умысла пытался помочь папе.
Он купил свое судно несколько недель спустя. Это было
шестнадцатифутовое каноэ с парусом, которое по несчастной случайности
занесло в безводное сердце Саскачевана. Поставленное на временную стоянку в
нашем подвале, оно выглядело тогда маленьким и хрупким, но ему предстояло
показать себя крепким малым, и даже сегодня, в 1957 году, оно еще полно
жизни, бодрости и энергии и мы в нем каждое лето ходим под парусом.
Всю вторую половину зимы папа трудился над каноэ. С педантичностью и
любовью он изготовил шверцы 21, съемный
фальшборт 22, мачту, рулевое весло и пару
байдарочных весел, потом одолжил у мамы швейную машинку и сшил парус из
лучшей египетской хлопчатобумажной ткани, присланной ему из Монреаля.
Что же касается самого каноэ, то он драил его борта стальной ватой,
скреб их стеклом, красил и перекрашивал до тех пор, пока они не стали
зеркально-гладкими.
Затем он нанес завершающий слой краски, ярко-зеленый, и после
соответствующей церемонии дал судну название: "Концепция". Он сказал, что
называет судно так по одному острову в Филиппинском архипелаге 23.
Спуск на воду состоялся в начале мая. Я помог папе снести каноэ на
берег реки у моста с Двадцать пятой стрит, а по пути вокруг нас образовалась
толпа зевак. Саскатун никогда не видел лодок, а "Концепция" действительно
выглядела невестой, от которой нельзя было оторвать глаз.
Пока папа устанавливал мачту и готовил каноэ к первому плаванию, толпа
непрерывно увеличивалась. Высоко над нашими головами фермы моста чернели
бордюром из зрителей. Надо было видеть застывшие и очень серьезные лица
зрителей, когда папа кивком головы дал знать, что он готов, и я столкнул
"Концепцию" в ее родную стихию.
В ту раннюю весну река Саскачеван была еще полноводной. Мой папа знал
все, что следовало знать о воде (так он полагал), и ему не приходило в
голову, что могла быть кое-какая разница между заливом Куинт и рекой
Саут-Саскачеван. Дул свежий бриз и покрывал рябью волны на коричневой
поверхности воды, успешно скрывая предательские воронки и водовороты.
Наблюдатели же на мосту знали предостаточно о нравах равнинных рек весной и
в глубоком молчании наблюдали, как папа и "Концепция" выплывают на
стремнину. Было в этом молчании что-то зловещее.
Спуск на воду происходил в нескольких сотнях футов от моста выше по
течению, но к тому времени, когда у папы все оказалось как следует и он
получил возможность поднять голову, чтобы осмотреться, мост необъяснимым
образом изменил свое положение относительно судна. Он был теперь в
нескольких сотнях ярдов позади и удалялся просто с поразительной скоростью.
Папа развил бурную деятельность. Он метнулся к парусу и стал выбирать
полотнище, стремясь выполнить поворот.
У парапета, откуда я глазел вместе с другими, раздался вздох, в котором
слышались трепет и восхищение. Большинство наблюдателей еще никогда не
видели парусного судна и всегда считали, что парус -- старомодное и ужасно
медленное средство передвижения. Тут глаза их раскрылись.
"Концепция" вела себя странно. Она не могла повернуть, так как течение
было сильнее, чем бриз. 0на решительно и легко неслась вниз по течению,
делая около двенадцати узлов. При таком слабом ветре она не сделала бы под
парусом и пяти узлов, мой папа знал это. Он начал уважать течение, вытащил
весло и почти с дьявольским бешенством старался развернуть лодку носом
против течения. Но к тому времени, как это ему удалось, он и "Концепция"
были просто быстро уменьшающейся точкой далеко па поверхности реки.
Некоторые из мужчин, стоявшие на мосту рядом со мной, тут же начали
заключать пари относительно того, когда папа достигнет города Принс-Альберт,
находящегося в нескольких сотнях миль ниже по течению, хотя было ясно, что
вообще-то мой отец не хочет попасть в Принс-Альберт. Теперь он управлял
каноэ с такой суровой решимостью и с таким мастерством, которые до сих нор
ему, вероятно, никогда не приходилось проявлять. Папе очень хотелось
вернуться в Саскатун.
"Концепцию" беспорядочно швыряло по реке, как щепку в пенистом желобе
водяной мельницы. Она лавировала и дрожала, и, несмотря на то, что упорно
держалась носом против течения и двигалась подобно птице-буревестнику, тем
не менее у нас па глазах она становилась все меньше и меньше...
Пока в конце концов не растворилась в сияющей дали.
Один из мужчин возле меня взглянул на ручные часы и сказал своему
товарищу:
-- Одиннадцать часов. Конечно, теперь он будет двигаться немного
медленнее -- задом наперед, -- но думаю, что лодка ударится о мост в городе
Принс-Альберт к ужину. Ставлю пятьдесят центов, что все так и будет.
Однако пари было бы проиграно, так как папа и "Концепция" не дошли до
Принс-Альберта: им посчастливилось сесть на мель примерно в десяти милях от
Саскатуна ниже по течению. Вскоре после полуночи они оба прибыли домой на
телеге, которую тащили две флегматичные клячи.
Однако задержка в осуществлении планов моего папы была только
временной.
-- Не беда, -- бодро сказал он на следующий день за завтраком. --
Подождите, вот пройдет весенний паводок, и тогда мы посмотрим.
Но то, что мы увидели, когда паводок закончился, не вселяло радужных
надежд. Водный бассейн Саут-Саскачевана вернулся к норме, а норма
представляла собой унылую цепочку илистых отмелей с разбросанными там и сям
лужами коричневой жижи, близкими к высыханию. Лишь в нескольких особенно
многоводных местах лениво струилось что-то вроде ручейков.
Зрелище это обескуражило бы любого человека, кроме моего папы. Он
отказывался признать себя побежденным и разработал планы, которым река
просто должна была подчиниться. Таким уж он был человеком, мой папа.
Мне его планы пришлись по сердцу как нельзя больше. Мы заперли дом и
переместили наш старый жилой автоприцеп на десяток миль южнее города -- к
резиденции городского клуба "Саскатун Голф энд Кантри Клаб". Тут, на
лесистых берегах реки Саскачеван, мы расположились на летний отдых.
Это было место, где всякий мальчишка мог чудесно провести лето. В русле



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.