read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



ржавчиной дверях висели таблички торговых фирм. Вдруг сильно запахло морем, и склады
кончились. Кончилась и ивовая аллея -- казалось, деревья выпали, как больные зубы. Мы
перешли железнодорожную колею, поросшую травой, уселись на каменных ступенях
заброшенного мола и стали смотреть на море.
Перед нами горела огнями доков верфь. От нее отходило неказистое греческое судно --
разгруженное, с поднявшейся ватерлинией. Белую краску на его борту изъел красной
ржавчиной морской ветер, а бока обросли ракушками, как струпьями.
Довольно долго мы глядели на море, небо и корабли, не роняя ни слова. Вечерний
ветер с моря колыхал траву, а сумерки медленно превращались в бледную ночь. Над доками
замигали звезды.
После долгого молчания она сжала левую руку в кулак, и несколько раз нервно ударила
ей по ладони правой. Потом подавленно уставилась на покрасневшую ладонь.
-- Всех ненавижу, -- произнесла она одиноко.
-- И меня?
-- Извини, -- она смутилась, взяла себя в руки и положила ладонь обратно на колено. --
Ты не такой.
-- Не настолько, да?
Она кивнула со слабым подобием улыбки и мелко дрожащими руками поднесла огонь к
сигарете. Дым хотел окутать ее волосы, но его унес ветер и развеял в темноте.
-- Когда я сижу одна, то слышу разных людей, которые со мной заговаривают. Одних я
знаю, других нет... Отец, мать, школьные учителя-- разные люди.
Я кивнул.
-- И говорят всякую гадость. Хотим, чтобы ты умерла, и так далее. Или вообще грязь
какую-нибудь...
-- Какую?
-- Не хочу говорить.
Сделав две затяжки, она погасила сигарету кожаной сандалией и легонько надавила на
глаза кончиками пальцев.
-- Как ты думаешь, я больна?
-- Даже не знаю, -- покачал я в растерянности головой. -- Но если это беспокоит, то
лучше врачу показаться.
-- Да ладно. Не обращай внимания.
Она закурила вторую сигарету. Потом попыталась рассмеяться, но смех у нее вышел
неважный.
-- Я тебе первому про это рассказала.
Я взял ее за руку. Рука продолжала мелко дрожать. Между пальцами выступили капли
холодного пота.
-- А врать-то очень не хотелось на самом деле...
-- Я понимаю.
Мы снова замолчали и тихо сидели под звук мелких волн, ударявшихся о мол. Так
долго сидели, что и не вспомнить, сколько.
Когда я заметил, что она плачет, то провел пальцем по ее мокрой от слез щеке и обнял
за плечи.

Я давно уже не помнил, как пахнет лето. Я соскучился по запаху морской воды и
далеким паровым свисткам, по прикосновению девичьей кожи и лимонному аромату волос,
по дуновению сумеречного ветра и робким надеждам -- соскучился по летнему сну.
Однако теперь все было иначе, чем раньше. Все отличия маленькие -- а в целом
непоправимые. Совсем как калька, навсегда соскользнувшая с оригинала.


36.

Чтобы дойти до ее дома, нам потребовалось полчаса.
Вечер стоял замечательный. Поплакав, она чудесным образом повеселела. По пути к ее
дому мы заходили во все магазины подряд и покупали всякую дребедень. Мы купили
земляничную зубную пасту, цветастое пляжное полотенце, несколько датских мозаичных
панно, шестицветный набор шариковых ручек -- и, таща все это в гору, иногда
останавливались, чтобы оглянуться на порт.
-- А машину ты так и бросил?
-- Потом заберу.
-- А завтра утром не поздно?
-- Да без разницы!
Остаток пути мы проделали, не торопясь.
-- Не хочу сегодня оставаться одна, -- сказала она, обращаясь к булыжникам мостовой.
Я кивнул.
-- Только ты ведь тогда ботинки почистить не сможешь?
-- Ничего, пусть сам иногда чистит.
-- Интересно, почистит или нет?
-- А как же? Он у меня человек долга!

Ночь была тихая.
Медленно ворочаясь, она уткнулась носом в мое правое плечо.
-- Холодно.
-- Как это "холодно"? Тридцать градусов!
-- Не знаю. Холодно, и все.
Я подобрал сброшенное к ногам одеяло и укутал ее по плечи. Она вся тряслась мелкой
дрожью.
-- Плохо себя чувствуешь?
Она мотнула головой:
-- Мне страшно.
-- Страшно чего?
-- Всего. А тебе не страшно?
-- Абсолютно.
Она помолчала -- будто взвешивая мой ответ на ладони.
-- Хочешь секса?
-- Угу.
-- Извини. Сегодня нельзя.
Я молча кивнул, не выпуская ее из объятий.
-- Мне только что операцию сделали.
-- Аборт?
-- Да.
Она ослабила руку, которой обнимала меня за спину, и кончиком пальца начертила
несколько кружочков у меня на плече.
-- Странно... Ничего не помню.
-- Да?..
-- Это я про того парня. Совершенно забыла. Даже лица не вспомнить.
Я погладил ее по волосам.
-- А казалось, что влюбилась. Правда, недолго. Ты когда-нибудь влюблялся?
-- Ага.
-- И лицо помнишь?
Я попытался вспомнить лица трех своих девчонок. Удивительное дело -- отчетливо не
вспоминалось ни одно.
-- Нет, -- сказал я.
-- Странно, правда? Интересно, почему?
-- Наверное, так удобнее.
Не поднимая головы с моей голой груди, она покивала.
-- Слушай, если тебе очень хочется, может, мы это как-нибудь по-другому?..
-- Не надо. Ничего страшного.
-- Правда?
-- Угу.
Она снова обняла меня покрепче. Ее сосок ощущался у меня под ложечкой. До смерти
захотелось пива.
-- Как несколько лет назад пошло все наперекосяк -- так и до сих пор.
-- "Несколько" -- это сколько?
-- Двенадцать. Или тринадцать. С тех пор, как отец заболел. Из того времени больше
ничего и не помню. Одна сплошная гадость. Все время у меня злой ветер над головой.
-- Ветер меняет направление.
-- Ты правда так думаешь?
-- Ну, он же должен его когда-нибудь менять!
На какое-то время она замолчала -- как пустыня, вобравшая в свой сухой песок все мои
слова и оставившая меня с одной горечью во рту.
-- Я несколько раз пыталась начать думать так же. Но никак не получалось. И
влюбиться пробовала, и просто стать терпеливее. Не получается -- и все тут...
Больше ни о чем не говоря, мы лежали с ней в обнимку. Ее голова была у меня на
груди, а губы касались моего соска. Она долго не шевелилась -- как будто уснула.
Она молчала долго. Очень долго. Я то дремал, то смотрел в темный потолок.

-- Мама...
Она сказала это шепотом, как будто ей что-то приснилось. Она спала.


37.

Привет, как дела? Говорит радио "Эн-И-Би", программа "Попс по заявкам". Снова
пришел субботний вечер. Два часа -- и уйма отличной музыки. Кстати, лето вот-вот
кончится. Как оно вам? Хорошо вы его провели?
Сегодня, перед тем, как поставить первую пластинку, я познакомлю вас с одним
письмом, которое мы недавно получили. Зачитываю.

"Здравствуйте.
Я каждую неделю с удовольствием слушаю вашу передачу. Мне даже не верится, что
осенью исполнится три года моей больничной жизни. Время и вправду летит быстро.
Конечно, из окна моей кондиционированной палаты мне мало что видно, и смена времен
года для меня не имеет особого значения -- но когда уходит один сезон и приходит другой,
мое сердце радостно бьется.
Мне семнадцать лет, а я не могу ни читать, ни смотреть телевизор, ни гулять -- не могу
даже перевернуться в своей кровати. Так я провела три года. Письмо это пишет за меня моя
старшая сестра, которая все время рядом. Чтобы ухаживать за мной, она бросила
университет. Конечно, я очень ей благодарна. За три года, проведенных в постели, я поняла



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.