read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- О, наш Корень тоже служил в ГУИН, правда, лет пять назад. А говоришь ты интеллигентно.
- Это плохо?
- Да нет, я просто так сказал. Обычно в этой системе служат парни попроще, не интеллигенты, так сказать.
Фомин улыбнулся.
Соломин понял его по-своему, поднял вверх руки.
- Не обижайся.
- Я не обижаюсь, просто вспомнил приятеля. Он говорил: если вы считаете себя интеллигентом, попробуйте произнести «полтора рубля» без мата.
Соломин засмеялся.
- Трудно.
- О то ж.
- Как тебе Петрович?
- Кто?
- Наш командир.
- Нормально.
- Классный мужик, бывший полковник.
- Заметно.
Они пожали друг другу руки, и Фомин вышел, обуреваемый сомнениями. Вспомнил о Даньке, постучал в кабинет начальника «Ветрин», дождался приглашения войти, приоткрыл дверь.
- Простите, я хотел бы подождать Дэна.
- Не беспокойтесь за него, Владислав Алексеевич, - ответил Иван Петрович, - он задержится у нас на пару часов. Потом его доставят домой.
- На него напали, как бы снова не…
- Конечно, мы его подстрахуем. Думаю, он согласится работать с нами, а у нас есть возможность исключить подобные инциденты.
Фомин кивнул и аккуратно закрыл дверь кабинета.
Выходя из здания, он по-прежнему не увидел ни одного человека, но при этом у него окончательно созрело убеждение, что территория «Ветрин» охраняется со всей надлежащей серьёзностью, не хуже известного здания на Лубянке.
3
Во вторник он принял решение и позвонил по указанному на DVD телефону.
До этого встречался с Дэном, который вдруг начал осторожничать и не стал делиться с приятелем своим опытом общения с ветриновцами. Сказал только, что уезжает по делам и вернётся не скоро.
Фомин его понял. Дэн Лаванда действительно дал согласие работать с «Ветрин» и уже не мог как раньше советоваться с приятелем. На его месте Владислав действовал бы точно так же.
В среду он положил начальству на стол заявление об уходе со службы «по состоянию здоровья» и мгновенно получил разрешение полковника Зорича уйти в отставку.
В четверг Фомин встретился с Иваном Петровичем, узнал, что фамилия начальника «Ветрин» Гордеев. Побеседовал с «гуру» ветриновской идеологии Леонидом Владимировичем Шиловым, советником директора ФСБ. Изучил проблемы, решаемые «антипришельческой» системой.
В пятницу ему дали первое задание. То есть включили в состав группы, решающей проблему «искусственных техногенных катастроф». Проблема состояла в следующем.
По статистическим данным, накопленным за последние полвека, во всём мире начался странный процесс увеличения числа техногенных катастроф. Самыми страшными из них были взрыв химического завода в индийском городе Бхопале, Чернобыль и разрушение плотины в Китае на реке Янцзы.
Однако хватало и не столь крупных бедствий, вызванных катастрофами самолётов, атомных подводных лодок, космических кораблей, спутников и разного рода заводов в химической и нефтегазовой отраслях. К ним же смело можно было приплюсовать теракты на газопроводах и нефтепроводах, на предприятиях и на улицах городов, в том числе такие, как атака на американский деловой центр одиннадцатого сентября две тысячи первого года, нападение американских ВВС на иранские ядерные объекты - строящиеся атомные электростанции и исследовательские центры - и ответный удар иранских ракет, уничтоживших три американских авианосца и два города в Израиле. Политические мотивы этих действий роли не играли. Образовалась самая настоящая система аварий и катастроф, винить в создании которой было некого - по первому впечатлению. Распространились даже «умные» размышления учёных и журналистов о «непреднамеренной реакции природы» на загрязнение человечеством экологической среды.
Но аналитики «Ветрин», вооружённые опытом внедрения в цивилизационное пространство внешних контролёров, отбросив все «естественные» аварии, пришли к выводу: система аварий существует, и управляется она из трёх разных центров. Ну, или, если говорить о «диффузном» управлении, аварии инициировались тремя разными силами , имеющими собственные активные структуры. Консолидировались же эти структуры через всемирную компьютерную паутину - Интернет.
На вопрос Фомина: зачем этим структурам, то есть «ящерам», «змеям» и «приматам», устраивать катастрофы? - ему ответили: для снижения творческого и в особенности военно-технического потенциала человечества. И Фомин после недолгих размышлений и дополнительных консультаций с «гуру» понял, что ветриновцы правы. Пришельцы (можно смеяться, можно плакать, можно ехидничать, произнося это слово) боялись активности людей и не желали допустить ситуации, когда человечество овладеет супертехнологиями, выйдет в космос и освободится от энергетического, информационного и психического контроля.
Впрочем, так далеко в будущее Фомин не заглядывал. У него была конкретная задача: вместе с группой Соломина уничтожить вычисленную на территории России команду, которая намеревалась взорвать строящийся под Подснежинском первый в мире атомный реактор взрывного сгорания - РВС.
Подготовка к операции шла уже давно, больше двух месяцев. Фомин присоединился к группе в конце февраля, когда был уже известен срок проведения операции. Однако ему хватило недели, чтобы влиться в группу, стать для её членов своим и вникнуть в конечную цель существования «Ветрин». Цель эта была обозначена организации Гордеева ещё два года назад и звучала просто и величественно: впредь никого над нами! В «переводе» на разговорный язык это звучало совсем обыденно, хотя и не без ассоциаций: не допустим никакого контроля над людьми - ни со стороны «внутренних пастухов», ни со стороны «внешних»! Фомину такая постановка вопроса понравилась.
Четвёртого марта он с девушкой по имени Вика, которая спасла его в переходе на Долгоруковской и, как оказалось, была женой Ивана Петровича (все звали его просто Петровичем), и с другими членами команды выехали в Подснежинск, или, как его чаще называли, Челябинск-100.
По наблюдениям ветриновцев, теракт в Подснежинске готовили «приматы». Контрразведчики выявили состав группы диверсантов, которой руководила Алина, якобы дочь полковника ФСБ Сергеева. Группа могла быть обезврежена в любое время. Однако ликвидация террористов не давала гарантии, что не включится какой-нибудь резервный вариант, поэтому Гордеев решил взять псевдоблагодетелей - а «приматы» играли роль таковых, спасителей человечества от «змей» и «ящеров», - в момент проведения ими операции по уничтожению РВС.
Естественно, при подготовке контроперации Фомин тщательно изучил проблему РВС и мог бы сдать экзамен по теории ВДЭ - взрывной дейтериевой энергетики.
Идея учёных, разработавших концепцию ВДЭ, состояла в том, что в котле взрываются один за другим «небольшие» ядерные заряды от одной тонны до десяти килотонн в тротиловом эквиваленте. При этом «бомбы» поджигают дейтерий, изотоп водорода с одним «лишним» нейтроном в ядре, как свечи в двигателе автомобиля поджигают бензин, и выделяющаяся энергия идёт на поддержание «дейтериевого горения» и на практические нужды. Тория и урана в данной установке требуется в тысячи раз меньше, чем для работы АЭС такой же мощности, и, соответственно, в тысячи раз уменьшается и количество радиоактивных отходов.
В общем, Фомин убедился в преимуществе РВС перед другими реакторами, хотя и считал, что они не отменяют управляемого термоядерного синтеза. И всё же строительство и запуск РВС в эксплуатацию являли собой прорыв в технологии энергоснабжения человечества в целом.
В Подснежинск приехали вечером; до этого летели в Челябинск на военном Ил-76. Выгрузили поклажу в мини-фургон «Баргузин» с милицейскими номерами. Детали операции были расписаны до минуты, поэтому не суетились, каждый делал своё дело.
Всего в группу Соломина входило пять человек, из которых Фомин не знал лишь одного. Этот член группы присоединился к остальным уже в аэропорту Челябинска. Отзывался он на кличку Лось и был похож на старенького японца, с достоинством носящего на носу очки в золотой оправе. На вопрос Фомина, кто он, Соломин коротко ответил:
- Следопыт.
Что под этим подразумевалось, Фомин понял позже, когда группа выгрузилась в тайге, под склоном сопки, и Лось повёл её через лес. По-видимому, он хорошо знал окрестности Подснежинска и играл роль проводника.
Конечно, в операции участвовало множество людей - специалистов в областях электроники, физики, компьютерной связи, наблюдения за объектом и обеспечения всем необходимым, но группа Соломина была ударной и в наведении на цель не участвовала. Это именно её наводили на цель, используя все самые современные научно-технические методы, в том числе - нанотехнологии. Во всяком случае, комбинезон в который облачился Фомин перед основной фазой операции, был создан с применением нанотехнологий.
Во-первых, человек в нём был почти невидим, так как внешний слой комбинезона прекрасно играл роль шкуры хамелеона. Во-вторых, комбинезон был пуленепробиваем. В-третьих, его эргономика и технокреатика позволяли владельцу мгновенно извлекать оружие и пользоваться компьютеризированными системами навигации и связи со своими коллегами. И все эти системы были также созданы с применением нанотехнологий. Как и «шмель» - миниатюрный и бесшумный самолёт-разведчик размером с человеческий мизинец.
Отряд на особых «шерстяных» лыжах быстро преодолел два с половиной километра до сопки, за которой начиналась территория РВС. Здесь находился выход резервной шахты, ведущей к подземному комплексу реактора, который располагался на глубине трёхсот метров.
Сам реактор представлял собой железобетонную бочку диаметром сто пятьдесят метров и высотой двести двадцать. Толщина его стенок достигала тридцати пяти метров, внутри они были облицованы двадцатисантиметровой сталью, поэтому никакой внешний взрыв, даже ядерный, произойди он на поверхности полигона, вреда реактору причинить не мог.
Внутрь «бочки» заливался защитный слой жидкого натрия, где и взрывались дейтериевые заряды мощностью до десяти тонн в тротиловом эквиваленте, что позволяло каждые полчаса получать до сорока гигаватт тепловой энергии. Эта энергия потом преобразовывалась в электрическую и поступала потребителям.
Поскольку реактор и в самом деле было трудно повредить, диверсанты нацелились на уничтожение Центра управления РВС, который располагался над реактором, на глубине сорока метров. Попутно предполагалось взорвать и периферийную электроэнергетику комплекса, созданную с помощью уникальных, не имеющих аналогов в мире, технологий.
Все эти «попутные» сведения промелькнули в голове Фомина, когда отряд остановился на опушке леса.
Проверили лыжи, приготовились к броску через открытое пространство: от места расположения отряда до замаскированного входа в шахту было около ста метров. Запустили «шмеля».
- Они уже пошли, - заговорила нашлемная рация Фомина. - Шесть единиц с грузом. Один прикрывает.
Фомин невольно глянул на ясное небо с лёгкими пёрышками облаков. За территорией полигона РВС наблюдал спутник, который должен был через минуту «ослепнуть», чтобы системой наблюдения не воспользовались «приматы», тоже имеющие доступ к спутниковым сетям, и не предупредили диверсантов.
- Отключаюсь, - добавила рация.
- Переходим на свои ресурсы, - лаконично отозвался Соломин. - Арминги!
Перед глазами Фомина соткалась вуаль целеуказателя, затем стала видна призрачно светящаяся картина местности: включилась телекамера «шмеля».
Аппарат летел на высоте двадцати метров над землёй. Сделал два круга над склоном сопки. Показалась свежая лыжня - диверсанты прибыли сюда на лыжах, как и ветриновцы, - ведущая к сопке, развороченный наст: в этом месте они спрятали лыжи.
«Шмель» поднялся выше, и Фомин увидел серо-зеленоватую полосу под нависшим каменным карнизом: здесь диверсанты проникли в шахту, замаскированную специальным плёночным щитом. По-видимому, они абсолютно точно знали, где находится выход шахты, а открыть изнутри мог свой человек, заранее устроившийся на полигон.
Что-то сверкнуло в глубине щели под плёнкой.
Бинокль! - сообразил Фомин.
- Лось, Корень, - скомандовал Соломин.
«Японец» и Кирилл Ковеня припали к прицелам снайперских винтовок, вылавливая сторожа, оставшегося прикрывать отход диверсионной группы.
- Готовы?
- На кресте, - отозвались штатные снайперы группы, что означало: они держат цель в перекрестиях визирных меток.
- Огонь!
Сухо треснули два выстрела, слившиеся в один.
Зайчик в окуляре бинокля сторожа погас. Ни вскрика, ни какого-то движения, ни ответной стрельбы из щели не последовало. Снайперы стреляли парализующими пулями, отключающими сознание человека даже при лёгком касании.
- Вперёд!
Отряд понёсся на лыжах к сопке.
Весь путь занял всего полминуты.
Отогнули край плёнки на металлических усах, соединявшихся в зонтичный механизм. Привести его в действие можно было только дистанционно, изнутри, отчего стало окончательно понятно, что диверсантов действительно впустили в шахту их пособники.
Щель загораживало тело лежащего ничком человека в обыкновенном синем комбинезоне. По-видимому, именно он и открыл вход, а затем остался «на стрёме».
Соломин переключил программу аппаратного сопровождения, и «шмель», летающий над сопкой кругами, послушно нырнул в устье шахты.
Двинулись за ним, прекрасно ориентируясь в обстановке. Все тоннели и залы комплекса отряд изучал не один месяц. И хотя Фомин подключился к операции в последнюю очередь, он хорошо знал расположение основных агрегатов комплекса и не чувствовал себя лишним.
Тоннель полого опускался в глубь земли и был освещён редкими фонарями под скруглёнными сводами. Длина его достигала двухсот метров. Затем он упирался в кольцевой штрек, обходящий верхние отсеки РВС, от которого шли узкие коридорчики к агрегатам реактора и центру управления. Разумеется, все тоннели охранялись. Но и диверсанты прекрасно подготовились к своей операции и шли вперёд целеустремлённо, полагаясь на помощь внедрённых в структуру полигона агентов.
Телекамера «шмеля» показала один за другим три поста охраны, уничтоженные диверсантами. Позы убитых охранников ясно указывали на то, что их отвлекли. Это ещё раз доказывало правильность догадки о поддержке группы перевербованными сотрудниками полигона.
- Они опережают нас на полторы минуты, - проговорил Соломин, когда группа вышла к пересечению коридоров. - Корень, Лось, Шах - налево, остальные за мной!
Фомин и Вика без колебаний последовали за ним.
Встретили два тела в синих комбинезонах, лежащие у стены коридора. Диверсанты не щадили никого на своём пути. Фомин до боли сжал зубы: захотелось побыстрее выйти на убийц и отправить их в «долгое некосмическое путешествие».
Лифт. Ещё одно тело.
Соломин посадил «шмеля» в гнездо на плече, показал жест: пальцы в кулак, большой палец вверх.
Сели в лифт. К счастью, его электроника не была выведена из строя: диверсанты надеялись выбраться отсюда тем же путём.
Два этажа вверх.
Лифт остановился, открылись дверцы.
Ну, господа «зелёные нечеловечки», как вам такой сюрприз?
Рванулись вперёд, ускоряясь до предела.
Короткий коридорчик, стеклянные панели, матово-белые стены, мягкий свет со всей поверхности потолка, накрытый ребристой резиной пол.
Удивлённое лицо оглянувшегося парня в текучем, плохо различимом комбинезоне, таком же, какие были на ветриновцах.
Соломин выстрелил из «бизона» с насадкой бесшумного боя.
Во лбу парня расцвели две розочки, он опрокинулся навзничь, отброшенный ударами пуль, выронил из руки пистолет.
Фомин на ходу подхватил этот необычной формы пистолет, опередил Вику, нырнул в дверь отсека, представляющего собой центр управления реактором.
Он увидел небольшой зал, кольцом окружавший колонну операционного контроля, на которой светилась сложная схема реактора. Примерно так же выглядел и зал обычной АЭС, только этот был меньше по размерам и выглядел как рубка фантастического звездолёта. В рабочем режиме операторы, следящие за реактором, должны были сидеть в креслах перед вычурными приборными панелями, над которыми светились объёмные мультивариационные дисплеи компьютеров. В настоящий момент все они лежали в креслах без движения, и Фомин снова остро пожалел, что группа избрала стратегию преследования диверсантов, а не опережения. Жертв можно было избежать.
«Зелёных нечеловечков» было пятеро. Двое из них в текуче-дымчатых спецкостюмах возились со взрывными устройствами, прикрепляя их к операционной колонне. Ещё двое бегло просматривали какие-то записи в растворах экранов. Пятый «призрак» работал на клавиатуре главного диспетчера, вводя программу запредельного режима. Это была женщина; забрало её шлема было поднято. Именно она, Алина Сергеева - по рассказам ветриновцев, командир какого-то трикстера «приматов» - и руководила операцией.
Четверо десантников отреагировали на появление противника одинаково: закрыли забрала шлемов, схватились за оружие.
Но ветриновцы действовали быстрее.
Соломин и Фомин открыли огонь из «бизонов» первыми.
Девятимиллиметровые пули с урановыми сердечниками пробили забрала шлемов у двух десантников, и силы уравнялись.
Десантники тоже открыли стрельбу, но их оружие не было огнестрельным, о чём Фомина предупредили заранее, поэтому он сразу включился в сверхбыстрое маневрирование, отрабатывая приём из арсенала русбоя, называемый «качание маятника». Вот когда ему пригодились навыки рукопашника, воспитанного отечественной боевой системой, которую много лет назад восстановили легендарные мастера единоборств Ознобишин, Кадочников и Грунтовский.
От двух выстрелов - мимо с шипением пролетели невидимые гравитационные разряды - Фомин ушёл, удачно поразив одного из «призраков», и улетел в стену от третьего силового шлепка, едва не превратившего его в блин. Перед глазами всё поплыло, но он всё же успел заметить, как в проёме двери возник текучий полупрозрачный силуэт, сверкнул выстрел из снайперской винтовки, и противник Фомина сунулся носом в пол, получив пулю в затылок.
Движение в зале управления РВС прекратилось.
Вика наконец справилась с Алиной, не дав ей ни разу выстрелить из гравитационного разрядника.
Остальные десантники были убиты или ранены.
Фомина же спас Лось, появившийся в самый нужный момент. Как выяснилось позже, их тройку встретили двое агентов «приматов», поджидавшие своих, ранили Шаха, и Лосю с Корнем пришлось какое-то время сражаться в невыгодных условиях, пока они не достали противника меткой стрельбой.
В недрах комплекса завыла сирена.
Фомину помог подняться Соломин.
- Ранен?
- Нет, - прохрипел он, чувствуя себя пропущенным через мясорубку. - Уходим?
- План Б.
- Понятно.
В зал ворвались охранники РВС в пятнистых комбинезонах, вооружённые «калашами».
Соломин вскинул над головой малинового цвета книжечку с золотым тиснением: «Федеральная служба безопасности России».
- Опустите оружие! Работает антитеррор, группа «А»! Террористы уничтожены! Дежурную смену сюда!
Охранники, ошеломлённые столь неожиданным финалом тревоги, переглянулись.
- Кто главный? - уже тише спросил Соломин.
- Я, - вышел вперёд рослый блондин, - капитан Вавин.
- Помогите вынести террористов наверх. И медиков сюда живо! Может, удастся кого-нибудь спасти.
Началась суета.
4
Через восемь минут группа в полном составе разместилась в чреве прибывшего (по заранее утверждённому плану) вертолёта, погрузив туда же тела убитых и раненых «приматов». Лётчиков было двое, и Фомин уже не удивился, узнав в одном из них Гордеева.
Алина Сергеева тоже не удивилась встрече, только скривила губы.
- Значит, я была права… вам удалось вычислить нас…
- Удалось, - ответил Иван Петрович. - Нам многое удаётся, особенно совсем невыполнимое.
- И что же вы намерены делать?
- Мы имеем честь объявить вам войну, - усмехнулся Гордеев. - Всем, кто пытается командовать нами.
- Кем - вами? - прищурилась женщина.
- Людьми.
Алина хотела сказать что-то едкое, но перехватила предупреждающий взгляд Вики и передумала.
А Фомин вдруг впервые в жизни ощутил себя частью команды , очень большой команды, имя которой было - истинное человечество. И ему стало хорошо.
декабрь 2007 г.
Владимир Михайлов
Трудно одержать поражение [Взаимосвязан с рассказом Алексея Пехова «Наранья». См. сборник «Спасти Чужого».]
1
У всех четверых были имена - и первые, и вторые. Но их никто не помнил. Имена отмерли, как это происходит с органом или свойством, давным-давно выпавшим из употребления.
Их заменили номера. «Потому что все оттенки смысла умное число передаёт». [10 - Н. Гумилёв.] На каждого - одна цифра со знаком «минус».
Знак говорил о принадлежности к прошлому. Хотя жили все в самом подлинном Настоящем.
Говоря о них, порой номер предваряли словом «доктор». Может быть, они имели какое-то отношение к медицине. Но не обязательно.
А в общем, это были люди как люди. Не из тех, кого узнают на улице, на кого показывают пальцем. И жили, как все. В рабочие дни исправно являлись в контору (так принято называть учреждение, в котором они служили). В свободное время отдыхали. Развлекались, кому как нравилось.
В тот вечер доктор Минус-первый сидел в опере. Второй гонял мячи на корте. Третий ужинал в ресторане «Герб Каруманов» с дамой, чьего имени история для нас не сохранила, а четвёртый вообще уехал из города и расположился с удочками на берегу тихого лесного озерца, не рассчитывая, впрочем, на серьёзный улов.
Вечер был тёплым, спокойным и располагал к расслаблению. Тем более что предстоял выходной. Единственным, что сейчас связывало их с деловой повседневностью, был коммик в кармане у каждого, никогда не выключающийся.
Даже в театре. Правда, звук там убирается. Было бы крайне неуместным, если бы коммик ударил в тот самый миг, когда великая Алга Варесса берёт верхнее «ля» в арии Джизены в третьем акте «Дочери богов». Коммик вместе с его владельцем с позором выкинули бы из зала (сразу после того, как Алга допоёт до конца, никак не раньше). В общем, был бы скандал.
Поэтому коммик Минус-первого не издал ни звука. Только ощутимо завибрировал в мочке уха. Ущипнуть себя за ухо можно и в опере. Чтобы услышать самому, нимало не беспокоя других:
«Разрешено. Немедленно. Точка-один».
Остальные трое услышали тот же сигнал одновременно с М-первым. М-четвёртый не стал собирать удочек: ничего с ними не станется. Только выплеснул трёх пойманных рыбёшек в озеро. Третий сказал даме «Мне очень жаль», оставил деньги на столике и быстро зашагал к выходу, едва не налетев на стюарда - живого, какими «Герб» и славился. Второй взлетел прямо с корта, оставив ракетку на задней линии, а партнёра - с разинутым ртом. Никто не потратил ни секунды лишней.
Лишь М-первый позволил себе нарушить приказание. Он выждал две минуты. И лишь когда Джизена умолкла и застыла, простирая руки к небесам, и зал взорвался овацией - только после этого, извинившись, вышел из ряда, из зала, из театра, взлетел и лёг на нужный курс.
Тем не менее на точке-один он оказался третьим. Последним в оперативном зале - он-то и был точкой - появился рыболов.
Как только он занял своё место, М-первый кивнул, и ожидавшие их люди перешли к делу. Стали докладывать обстановку и прогнозы.
2
Конная статуя Великого полководца возвышалась в самом центре города. Но то были лишь камень и металл. Бренные же останки героя покоились в фамильной усыпальнице на кладбище при соборе Господней Воли, где по надписям на плитах или стенах можно было изучать историю этого мира - планеты Эврил - куда более успешно, чем по учебникам истории. Писаная история нередко меняется, могилы же остаются неприкосновенными. Каждая из них окутана легендой, а в легендах порой бывает больше правды, чем в официальных текстах.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.