read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Кофе будешь? - спросил Кович шепотом. Павла встрепенулась. Чашечка
крепкого кофе была сейчас единственной силой, способной без потерь довести ее до
дому.
- Павла... Ты знаешь, я ведь все это время в шоке. Со вчера...
Кович стоял теперь над столом- склонясь над включенным в розетку чайником,
будто желая помочь ему собственным теплом.
"Он в шоке, - подумала Павла, извлекая красную конфету из груды зеленых. -
Он в шоке, видите ли... Он, здоровый клыкастый сааг, в шоке. А я ничего - вот, с
Тританом познакомилась..."
- Что мы можем изменить? - спросила она меланхолично.
Чайник наконец-то вскипел и забулькал; Кович достал откуда-то пару чашек и
жестяную баночку кофе.
"Сколько я этой гадости сегодня выпила, - подумала Павла с отвращением. -
Весь день кофе, кофе, кофе..."
Кович нашел в шкафу одну чайную ложку. Порылся в ящике стола и нашел
другую.
- Павла... Скажи честно - как тебе это удается?
- Что? - спросила Павла после паузы. Она действительно не поняла.
Кович побарабанил пальцами по столу:
- Тебе везет? Да? Это просто везение, удача, тебе везет, а, Павла?..
"Случай ярко выраженного антивиктимного поведения", - сухо сказал в
Павлиной голове чужой, смутно знакомый голос.
- Вообще-то, - сказала она, глядя в чашку, - мне везет обычно, как
утопленнику. То на масло сяду, то автобуса долго нет... А недавно вот крысы
провода перегрызли...
Кович снова сел на пол - прямо перед Павлой:
- Ты понимаешь, ЧТО произошло? А, Павла?.. Павла помолчала. Хмыкнула,
прогнусавила голосом противной дикторши:
- "Сон ее был глубок, и смерть пришла естественно!" Воистину, короткое
общение с Тританом пошло ей на пользу. Он стала свободнее обращаться с
некоторыми понятиями.
Кович, впрочем, с Тританом не общался; он дернулся, как от удара:
- Ты не могла бы...
- Извините,- сказала Павла, испуганная собственным цинизмом. - Я не хотела,
честно... Это... я тоже, понимаете, немножко не в себе...
- Мы с тобой оба ненормальные, - сказал Кович с горечью.
Некоторое время они думали каждый о своем, потом Кович поднял голову:
- Павла... А та машина, вчерашняя,- тоже повезло?..
Павла смотрела на него непонимающе. При слове "машина" вспоминался лимузин,
в который ее усадил сегодня Тритан... и еще почему-то тюбик помады в щели
тротуара.
- Какая машина?
Глаза Ковича округлились; она почему-то испугалась:
- Да какая машина-то?..
Кович заговорил, медленно и четко, будто втолковывая роль непонятливой
актрисе; по мере того как развивался его рассказ, из Павлиной головы
выветривались и сегодняшний день, и усталость, и остатки хмеля. Ладони взмокли -
так, что их приходилось то и дело вытирать о колени.
- Вам показалось, - сказала она наконец. Кович усмехнулся - достаточно
печально.
- Вам показалось, - пробормотала Павла почти сквозь слезы -ив этот момент
вспомнила.
Да, был тюбик помады, который она выронила перед подъездом. Только он
занимал в ту секунду ее мысли - только он; подобрать его казалось делом жизни,
она не обратила внимание на порыв ветра, промелькнувший мимо силуэт...
Кович смотрел, как она вспоминает. С интересом смотрел- режиссеру всегда
интересен процесс. Что происходит с человеком, как он меняется изнутри...
- Это случайно, - сказала Павла сама себе, а страх рос, цеплялся в нее
восемнадцатью когтями, повисал на ее душе, как кошка на гардине. - Это случайно.
Машина... СПЕЦИАЛЬНО на человека? Чтобы СБИТЬ? Это же... Бред. Так не бывает...
Кович пожал плечами.
- Ну, спасибо, что вы мне сказали, - пробормотала Павла в пол. - Хотя лучше
бы я... Не знала, и ладно себе. Случайность...
- Случайность, - эхом отозвался Кович. - Как в Пещере. Трижды
случайность... Я уж думал- может, это со МНОЙ не все в порядке?..
В дверь робко поскреблись; старушка с тряпкой заглянула - и испуганно
закрыла дверь. Павла подумала, что старушка будет ждать и час и два - до утра
будет ждать старушка, пока главный не наговорится, не освободит кабинет,
предоставив бабушке почетное право собрать пыль, осевшую на мебель в процессе
творчества...
Павла вздохнула. Кович сидел к ней боком, хмурый, какой-то жалкий, будто
горный орел, который вообще-то могуч, но вот в данный конкретный момент устал и
болен...
- Да вообще-то, - она улыбнулась, вдруг почувствовав превосходство своей
осведомленности, - вообще-то бывают такие случаи... Антивиктимное поведение,
чего проще. А потому не убивайтесь так...
В ее планы не входило рассказывать много - но она увлеклась. Кович слушал
внимательно и напряженно; Павла рассказала о Доде Дарнице, о противных датчиках
и идиотских вопросах, и о Тритане рассказала тоже - разумеется, ресторан "Ночь"
упомянут не был.
- Это что-то вроде социальной программы, и я у них - ценный экспонат, - она
улыбнулась. - Странности есть, конечно, но в целом они - очень интересные,
симпатичные люди...
Рассуждая столь благосклонно, она имела в виду исключительно Тритана. Но
Кович не мог этого знать.
- Ты им сказала? - негромко спросил Кович. Павла помолчала. Переспросила
осторожно:
- О чем?
Кович поднялся, опрокинув недопитую чашку кофе. Прошелся по кабинету,
облокотился о письменный стол:
- О том, что мы встретились, они, надо полагать, знают. Ты говорила им о
том, что мы друг друга УЗНАЛИ?
Павла молчала.
Под окном оживленно переговаривались -- работники театра расползались после
спектакля; кто-то засмеялся. Хлопнула дверь.
Собственно говоря, сегодня она не сказала Тритану... о Ковиче. Возможно,
зря. И потом, она ведь решила сказать в следующий раз...
Кович уловил ее колебание:
- Не говори. Не стоит, Павла. Послушай... умного человека. Ну зачем мне...
зачем нам это надо?.. Кого это интересует, это наши личные, интимные дела... Ты
ведь не рассказываешь всем подряд, с кем ты спишь?..
Павла спала с гномом, вышитым на одеяле, - однако признаваться в этом
Ковичу действительно не стала. Тот воспринял ее молчание как подтверждение
собственным словам:
- Вот видишь... Сохрани... нашу скромную тайну. Сделай мне одолжение.
Павла молчала.
Ей не хотелось вступать в спор- но и давать обещаний не хотелось тоже.
- Я подумаю, - примирительно сказала она наконец.-Как... обернется...
постараюсь.
Едва успев выйти из театра, она шарахнулась от скромной добродетельной
машины, которая медленно шла по противоположной стороне улицы и абсолютно никого
не трогала.
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
Сегодня Пещера жила особенно громко; белые уши сарны метались, перебирая
ворох звуков, отделяя случайные от важных и простые от опасных. Она хотела - и
боялась спуститься к водопою; целое стадо ее товарок не так давно встретилось
там с парой голодных серых схрулей и на какое-то время вода стала красной...
Ненадолго. Течение уносит кровь, а жертвой пала всего одна, старая и больная,
отягощенная годами особь, и схрули пировали над ее телом, а затем схватились за
добычу с барбаком, явившимся на пир без приглашения... Звуки и отзвуки
рассказали сарне, какой короткой и жестокой была схватка, как сытые схрули
отступили наконец, но барбак не удовлетворился падалью - отогнав схрулей,
ринулся по горячим следам уходящего стада сарн...
Она хочет жить. И она будет жить долго; она бредет переходами Пещеры, где
за каждым камнем прячется смерть. А маленький зверь несет свою жизнь, как
свечку, и все силы уходят на то, чтобы сохранить, спрятать от ветра ее слабый и
горячий огонек.
Посреди широкого тоннеля, круто опускающегося вниз, сарна остановилась.
Совсем рядом было чужое дыхание, быстрое, принадлежащее мелкому существу; совсем
рядом было царапанье коготков о камень, шелест раздвигаемого мха, треск
обрываемых лишайников...
У волглой стенки стоял на задних лапах тхоль. Молодой и жадный; желтоватая
шкура его казалась в полумраке коричневой. Тхоль искал в зарослях мха личинки
скальных червей, находил, вылавливал и ел; появление сарны заставило его на
секунду отвлечься от занятия, но не более. Тхоль был голоден.
Глядя на него, сарна тоже вспомнила о голоде; мох, в котором мелкий зверь
ловил своих личинок, вполне годился в пищу. Свежий мох утоляет и жажду, а ведь
ей смертельно хочется пить...
Она шагнула вперед, уже ощущая на языке терпкий вкус зелени, но не забывая
напрягать круглые раковины-уши; среди отзвуков-нитей, среди скрипа, шелеста и
дыхания, издаваемых тхолем, сквозь брачное пение далекого и безопасного барбака
пробился вдруг едва уловимый, едва ощутимый...
Ее высоким ногам подвластны были самые длинные, самые головокружительные
прыжки. Уши и ноги- да разве зеленому схрулю, подростку-схрулю охотиться за
такой дичью?!
А охотник-схруль и вправду был подростком. Очень молодым, неопытным,
неумелым хищником и на сарну ему было плевать. На первый раз ему вполне хватало
тхоля.
Не подкрепленный ни опытом, ни навыками, инстинкт хищника все равно



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.