read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Что вам от меня нужно, мистер Маккеллар? - спросила она.
- Бог свидетель, сударыня, - сказал я, - что я никогда не докучал вам
своими вольностями, но сейчас слишком велик груз на моей совести, чтобы
я мог промолчать. Можно ли быть такими слепцами, какими показали себя вы
с милордом? Жить все эти годы с таким благородным джентльменом, как мис-
тер Генри, и так плохо разбираться в его характере!
- Что это значит? - вскричала она.
- Да знаете ли вы, куда идут все его деньги? Его, и ваши, и все те
деньги, которые скоплены на вине, в котором он себе отказывает за сто-
лом? - продолжал я. - В Париж! Этому человеку! Восемь тысяч фунтов полу-
чил он от нас за эти семь лет, и мой патрон имеет глупость хранить это в
тайне!
- Восемь тысяч фунтов! - повторила она. - Это невозможно! Наше по-
местье не может дать столько...
- Один бог знает, как выжимали мы каждый фартинг, чтобы сколотить эти
деньги, - сказал я. - Но как бы то ни было, нами послано восемь тысяч
шестьдесят фунтов и сколько-то шиллингов. И если после этого вы станете
считать моего хозяина скупцом, я не скажу больше ни слова.
- Вам и не надо больше ничего говорить, мистер Маккеллар, - сказала
она. - Вы поступили вполне правильно в том, что с присущей вам выдержкой
вы назвали вольностью. Я достойна порицания, вы, должно быть, считаете
меня весьма невнимательной супругой (она поглядела на меня со странной
усмешкой), но я все это сейчас же исправлю. Баллантрэ всегда был очень
беззаботного нрава, но сердце у него превосходное, он воплощенное вели-
кодушие. Я сама напишу ему. Вы представить себе не можете, как огорчили
меня своим сообщением!
- А я надеялся угодить вам, сударыня, - сказал я, внутренне негодуя,
что она не перестает думать о Баллантрэ.
- И угодили, - сказала она. - Конечно, вы угодили мне.
В тот же день (не буду скрывать, что я за ними следил) я с удовлетво-
рением увидел, как мистер Генри выходит из комнаты своей жены на себя не
похожий. Лицо его было заплакано, и все же он словно не шел, а летел по
воздуху. По этому я заключил, что жена с ним объяснилась. "Ну, - думал
я, - сегодня я сделал доброе дело!"
На другое утро, когда я сидел за конторскими книгами, мистер Генри,
неслышно войдя в комнату, взял меня за плечи и потряс с шутливой лаской.
- Да вам, я вижу, нельзя доверять, Маккеллар, - сказал он и больше не
прибавил ни слова, но в тоне его было заключено как раз обратное.
И я добился большего. Когда от Баллантрэ явился следующий гонец (чего
не пришлось долго ожидать), он увез с собой только письмо. С некоторых
пор все эти сношения были возложены на меня. Мистер Генри не писал ни
слова, а я ограничивался самыми сухими и формальными выражениями. Но
этого письма я даже не видел. Едва ли оно доставило владетелю Баллантрэ
удовольствие, потому что теперь мистер Генри сознавал поддержку жены и в
день отправки письма был в очень хорошем расположении духа.
Семейные дела шли лучше, хотя нельзя было сказать, что они идут хоро-
шо. Теперь по крайней мере не было непонимания, и со всех сторон восста-
новилось доброжелательство. Я думаю, что мой патрон и его жена могли бы
вполне примириться, если бы он мог спрятать в карман свою гордыню, а она
могла бы забыть (в этом было основное) свои мечты о другом. Удивительное
дело, как сказываются во всем самые затаенные мысли; для меня и посейчас
удивительно, как покорно мы следовали за изменениями ее чувств. Хотя те-
перь она была спокойна и обращалась со всеми ровно, мы всегда чувствова-
ли, когда мыслью она была в Париже. Как будто разоблачения мои не должны
были опрокинуть этого идола! Но что поделаешь! Каждой женщиной владеет
дьявол: столько прошло лет, ни одной встречи, ни даже воспоминаний о его
чувстве, которого не было, уверенность, что он умер, а потом раскрывшая-
ся ей бессердечная его алчность, - все это не помогало, и то, что она
лелеяла в своем сердце именно этого негодяя, способно было взбесить вся-
кого порядочного человека. Я никогда не питал особой склонности к любов-
ным чувствам, а эта безрассудная страсть жены моего хозяина вконец отв-
ратила меня от подобных дел. Помнится, я разбранил служанку за то, что
она распевала, когда я был погружен в свои размышления. Моя суровость
восстановила против меня всех вертихвосток в доме, что меня мало трога-
ло, но весьма забавляло мистера Генри, который потешался над тем, что мы
товарищи по несчастью.
Странное дело (ведь моя мать была тем, что называют солью земли, а
тетка моя Диксон, платившая за мое обучение в университете, - достойней-
шая женщина), но я никогда не питал склонности к особам женского пола,
да и понимал их, должно быть, плохо. А будучи далеко не развязным мужчи-
ной, я к тому же и сторонился их общества. У меня тем менее оснований
раскаиваться в этом, что я неоднократно замечал, к каким гибельным пос-
ледствиям приводила неосмотрительность других людей. Все это я счел нуж-
ным изложить для того, чтобы не казаться несправедливым по отношению к
одной миссис Генри. И, кроме того, замечание это само собой пришло мне в
голову при перечитывании письма, которое было следующим звеном этого за-
путанного дела и, к моему искреннему удивлению, было доставлено мне
частным образом через неделю или две после отбытия последнего гонца.
Письмо полковника Бэрка (позднее кавалера) мистеру Макксллару:
Труа в Шампани 12 июля 1756 года.
Дорогой сэр, вы, без сомнения, будете изумлены, по лучив это письмо
от человека, столь мало вам известного. Но в тот день, когда я имел
счастье повстречать вас в Дэррисдире, я отметил в вас, несмотря на вашу
молодость, надежную твердость характера - качество, которым я восхищаюсь
почти так же, как природной одаренностью и рыцарским духом смелого сол-
дата. К тому же я принял живейшее участие в судьбе благородной семьи,
которой вы имеете честь служить с такой преданностью, или, вернее, быть
ее скромным, но уважаемым другом, разговор с которым в утро моего отъез-
да доставил мне искреннее удовольствие и произвел на меня глубокое впе-
чатление. На днях, отлучившись на побывку в Париж из этого достославного
города, где я несу гарнизонную службу, я осведомился о вашем имени (ко-
торое, сознаюсь, позабыл) у моего друга Б, и, пользуясь благоприятной
оказией, пишу вам, чтобы сообщить новости.
Когда мы последний раз беседовали с вами о моем друге, он, как я, ка-
жется, говорил вам, пользовался весьма щедрым пособием из Шотландского
фонда. Вскоре он получил роту, а затем не замедлил стать полковником.
Мой дорогой сэр, не стану объяснять вам обстоятельств этого дела, ни то-
го, почему я сам, бывший правой рукой принца, был отослан в провинцию
гнить в этой дыре. Как ни привычен я ко двору, но не могу не признать,
что не место там простому солдату, и сам я никогда не надеялся возвы-
ситься подобным путем, если бы даже сделал эту попытку. Но наш друг об-
ладает особой способностью преуспевать, пользуясь покровительством жен-
щин, и если правда то, что я слышал, на этот раз у него была весьма вы-
сокая покровительница. Именно это и обернулось против него, потому что,
когда я имел честь в последний раз пожимать его руку, он только что был
выпущен из Бастилии, куда был заточен по секретному приказу; и сейчас,
хотя и освобожденный, лишился и своего полка и пенсии. Мой дорогой сэр,
верность честного ирландца в конце концов восторжествует над всеми улов-
ками и хитростями, в чем джентльмен вашего образа мыслей, вероятно, со
мной согласится.
Так вот, сэр Баллантрэ - человек, талантами которого я восторгаюсь, и
к тому же он мой друг, и я считаю нелишним сообщить вам о постигших его
превратностях судьбы, так как, на мой взгляд, он сейчас в полном отчая-
нии. Когда я его видел, он говорил о поездке в Индию (куда и сам я наде-
юсь сопровождать своего знаменитого соотечественника мистера Лалли
[27]); но для этого, насколько я понимаю, он нуждается в сумме, намного
превышающей ту, которая находится в его распоряжении. Вы, должно быть,
слышали военную поговорку: полезно мостить золотом путь отступающему
врагу? Так вот, уверенный в том, что вы поймете смысл этого напоминания,
остаюсь с должным почтением к лорду Дэррисдиру, его сыну и прелестнейшей
миссис Дьюри, мой дорогой сэр, ваш покорный слуга Фрэнсис Бэрк.
Письмо это я тотчас отнес мистеру Генри; и я думаю, что обоими нами в
эту минуту владела одна мысль: что письмо запоздало на неделю. Я поспе-
шил послать полковнику Бэрку ответ, в котором просил его уведомить Бал-
лантрэ при первой же возможности, что следующий его гонец будет снабжен
всем необходимым. Но, как я ни спешил, я не мог предотвратить неизбеж-
ное; лук был натянут, стрела уже вылетела. В пору было усомниться в спо-
собности провидения (и его желании) остановить ход событий; и странно
сейчас вспоминать, как усердно, как долго и слепо подготовляли все мы
надвигавшуюся катастрофу.
С этого дня я держал у себя в комнате подзорную трубу и стал при слу-
чае расспрашивать арендаторов, и так как контрабанда в нашей округе ве-
лась почти что в открытую, вскоре я уже знал все их сигналы и мог с точ-
ностью до одного часа определить возможное появление очередного гонца.
Повторяю, расспрашивал я арендаторов потому, что сами контрабандисты бы-
ли отчаянные головорезы, всегда вооруженные, и я с большой неохотой
вступал с ними в какие-либо сношения. Более того (и это впоследствии
повредило делу), я вызывал особую неприязнь кое у кого из этих разбойни-
ков. Они не только окрестили меня недостойной кличкой, но, поймав как-то
ночью в глухом закоулке и будучи (как сами сказали бы) навеселе, они по-
техи ради заставили меня плясать. Они тыкали мне в ноги тесаками, распе-
вая при этом на все лады: "Квакер, квакер [28], попляши". Хотя они и не
причинили мне телесных повреждений, я был до того потрясен, что на нес-
колько дней слег в постель от этого поношения, настолько позорного для
Шотландии, что оно не нуждается в комментариях.
К вечеру седьмого ноября того же злосчастного года, прогуливаясь по
берегу, я заметил дымок маячного костра на Мэкклроссе. Пора было возвра-
щаться, но в тот день мною владело такое беспокойство, что я пробрался
сквозь заросли к мысу Крэг. Солнце уже село, но на западе небо еще было
светлое, и я мог разглядеть контрабандистов, затаптывающих свой сигналь-



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.