read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



огненном пенсне. - Когда судьба всего человечества в опасности, не время
разбираться, по какой причине отдельная личность стала по другую сторону
баррикад!
Бронепоезд достиг бешеной скорости, и Клава уже не слышала его звука,
только радиальное биение атомного сердца, проходящего пространство еще
стремительнее, как свет. Все внутри у Клавы болело от ужасного
антигравитационного напряжения.
- Революция - это лавина! - стукнул пальцами в стол Свердлов. - Она должна
быть беспощадной!
Клава крутнулась и затрепетала в вихре печной волны, гонимой бронепоездом
впереди себя. Она увидела сжигающие душу глаза за ослепительными стеклами
пенсне, пронизывающие материю мирового сознания великой, сверхнаучной
мудростью, и этого ей было достаточно.
- Клох, - нанесла удар Клава, и все, что только оставалось у нее живого
внутри, вложила она в этот решающий удар.
Человек в слепящем пенсне повалился грудью на стол. Кровь изо рта его
выплеснулась, забрызгав лежащие вокруг бумаги, руки и лица членов ВЦИК. Под
ударом одеревеневшей головы пенсне разбилось на мелкие осколки.
- Сгоело сегце Якова, - с тяжелой скорбью произнес Ленин.
Здание вздрогнуло от далекого титанического взрыва, зазвенели окна. Над
ржаными полями, где-то на востоке, вспыхнуло рукотворное солнце, погубив в
себе скорую победу коммунизма по всей земле. Никто не видел его в
опустошенном голодом и войнами краю, только собакоголовый Петька,
оскаливший из ржаных стеблей окровавленную свою пасть, да еще мертвый
Трифон Аз, при падении с дрезины сломавший себе шею. Даже Клава не видела
созданного ею солнца, потому что безграничный свет погрузил ее во тьму.
Там, во тьме, Клавы долго не было, а потом она увидела, как убитое тело
Якова Свердлова несли по улицам Москвы. Она присутствовала в толпе, но
никак не могла понять, снится это ей, или она сама кому-то снится. Никто не
играл похоронный марш. Толпа медленно следовала за гробом. Шел мелкий
дождь. Гроб несли на руках. Было темно и печально, так что хотелось
плакать. Покойный лежал в гробу вытянувшись, кожа его была бледна до
серости, острая бородка задрана вверх, клох был так прочен, что врачам не
удалось сложить руки мертвого Якова на груди. Клава смотрела на спящие,
сомкнутые веки умершего, под которыми, как она знала, была только кровь,
потому что клох ведь входит в человека через глаза, вместе с осколками
стеклышек пенсне, клох разбивает глаза, как с силой брошенные об стену
сливы. Я снюсь ему, поняла Клава, вот кто спит и видит сон. Глядя на
умершего, она вспоминала о силе, какой наделен был этот худой человек, и ей
не верилось, что он может быть мертв. Потом начался похоронный митинг. На
митинге выступал тот самый лысоватый мужчина в расстегнутом пиджаке, он
снял с головы кепку, хотя был дождь, и смял ее в кулаке. "Ленин", - сказал
ей стоявший рядом пожилой прокуренный рабочий.
Ленин стоял на дощатой трибуне, собранной возле гроба. Он начал говорить, и
поднял руку со смятой кепкой. Клава смотрела на Ленина, не слушая и не
понимая его слов. Говоря, Ленин по-птичьему склонял голову набок и
всматривался в молчащую толпу. Глаза его вдруг уперлись в смертельно
бледное лицо Клавы. Она испугалась, что Ленин сейчас узнает в ней убийцу
своего друга, и вот этот самый пожилой рабочий придушит Клаву по приказу
вождя своей узловатой рукой. Но Ленин только смотрел на Клаву, лукаво, с
прищуром, даже по-доброму, и от этого взгляда Клаве стало невыносимо
страшно, она поняла, что Ленин знает о ней еще больше, чем все ее
преступления, он знает о ней то, чего не знает о себе она сама. Лукавые
глаза Ленина наводили на нее ужас. Пусть бы делал с нею что угодно, только
не смотрел бы так. Только бы перестал смотреть. Клава икнула от ужаса,
приготовившись вырвать и повалиться в обморок. Ленин взмахнул рукой со
скомканной в ней кепкой и стал подниматься вверх, будто стоял на лифте, на
несколько метров поднялся он сквозь морось дождя над застывшей в оцепенении
толпой.
- Яков Свегдлов умег, но дело его будет жить вечно! - крикнул он из дымки
сыпящихся капель. Вся фигура его объята была тонким, едва различимым
электрическим сиянием. - Ибо сила наша вечна! Да здгаствует советская
власть!
Все видели, что сила большевиков действительно вечна, несмотря на то, что
Яков Свердлов умер. Ведь Ленин стоял высоко над землей, прямо на воздухе.
Он картаво выкрикивал с высоты еще какие-то ужасные слова, но Клава уже не
понимала их, потому что ее тяжело вырвало, будто камнями, и повалило в
непроходимый обморок.
Очнулась она оттого, что призрак Петьки лизал ее омертвевшее лицо влажным
теплым языком. Петька отыскал безжизненное тельце Клавы во ржи, на большом
расстоянии от места взрыва "Товарища Свердлова", вид у девочки был такой
слабый и несчастный, что Петька даже не стал ее насиловать, а стал
сторожить. Если Клава умрет, думал он, я ее съем. Если Клава оживет, думал
он, я буду продолжать любить ее.
Со стороны истлевшего белогвардейского состава приходили призраки,
составленные сплошь из костей, но непохожие на человеческие скелеты, и
смотрели на Петьку из высокой ржи непонятно чем, потому что даже черепов на
них не было. Петька знал, что призраки не могут видеть его, не имея глаз,
однако они определенно понимали, где он есть, и это раздражало Петьку, он
слышал, как костяки с шелестом поволокли в стеблях неудобно вывернутое тело
Трифона, и боялся, что у него хотят отнять Клаву. На второй день ее нашли
вороны и стали кружить над Петькиной головой, отвратительно каркая, каждая
из них думала поклевать у Клавы глаза. Больше всего на свете любил теперь
Петька эти глаза, похожие на броши из темных драгоценных камней, в поисках
их страшного, упертого, сводящего с ума взгляда он раздвигал Клаве пальцами
веки, но глаз не было там, одна белая яичная слизь, и это приводило Петьку
в такое мучительное бешенство, что он рыл почву и дико выл на протекающие в
высоте облака.
К исходу второго дня пришли две полумертвые старухи из сожженной некогда
бронепоездом деревни, кожа их почернела и ссохлась от смерти, которая
навеки поселилась в старухах, избрав их своим средством передвижения, глаза
уже побелели, но старухи ходили по земле и шептали что-то хриплыми,
ветряными голосами. Иногда какая-нибудь из них вовсе обмирала, переставала
дышать, даже члены заходились в скупой агонии, но после понемногу старуху
отпускало, хотя жизнь уже никогда по-настоящему не могла вернуться в ее
усохшее тело. Петька понял из травяного шепота старух, что они хотят
заколдовать его и сожрать Клаву. Все хотели сожрать Клаву, даже он сам
хотел. Потому Петька с ревущим лаем сделал выпад в сторону старух, одна из
них принялась креститься, но навыворот, вторая же стояла спокойно и только
бессмысленно улыбалась беззубым морщинистым ртом. Петька не стал рвать
старух на части. Он понял, что они старые и едят одну недозревшую рожь.
Когда Клава очнулась, старухи все еще были поблизости, их шепот
перемешивался с тихим шелестом нарушаемой ими ржи. Петька, увидев снова
глаза Клавы, радостно заскулил и даже однократно звонко гавкнул. Клава
долго лежала, глядя, но не шевелясь. Потом она попыталась улыбнуться,
однако вышло очень жалостно. Петька подумал, что Клава ведь давно ничего не
ела и бросился ловить во ржи мышей. Пока его не было, возвратились старухи
и сели возле Клавы, гладя ее живое тело своими сухими руками, вспоминая так
о собственных внучках, давно сгнивших в земле. Одна из старух даже нашла во
впалой сухости глаз немного пересоленных слез, чтобы капнуть ими на платье
Клавы.
- Что ты плачешь, бабушка? - тихо спросила ее Клава, глядя себе в небо.
- Жизни человеческой жалко, что земля съела, - шепнула другая старуха,
которая не плакала, а у плакавшей не было уже сил говорить.
Клава ничего не ответила, потому что не могла понять, куда ей теперь идти,
если все небо открыто для ее ступней. Там, где она лежала, было тепло,
ползали маленькие насекомые, и кузнечики мирно скрипели во ржи. От запаха
медленно качающихся под ветерком стеблей Клаву клонило в сон. Ей захотелось
навсегда остаться здесь и истлеть, как веточка, постепенно, безо всякой
боли, утрачивая ощущение себя.
- Змей железный улетел, - продолжала старуха. - Теперь не вернется, потому
что живых никого не осталось. Змей железный души ел, мертвецов ему не надо.
- Церковь быть должна, - вдруг слабо проговорила Клава, поняв нечто
существенное. - С колокольней.
- Церковь нашу большевики сожгли, - ответила старуха. - Прошлым летом. Да и
где теперь сыщешь церковь-то. Теперь каждый сам по себе Богу молится. Как
звать тебя, девочка?
- Клавой. А ту церковь нельзя сжечь. Она каменная.
- Каменная? Каменных тут отродясь не стояло. Разве за речкой, на Песковцах.
Так это далеко.
- Пусть далеко, - согласилась Клава. - Я все равно дойду.
- Ишь ты, - всхлипнула вторая старуха. - Какая набожная.
- Каменную церковь из пушки расстрелять могли, - прошамкала первая. - Нынче
Бога не жалеют. А ты, Клавдия, видно, городская?
- Городская, - ответила Клава, ерзнув о землю. - В Москве жила.
- Москва! Из нее, проклятой, зараза и выползла, - закрестилась старуха, да
опять как-то навыворот. - Там их власть татарская сидит. Да сказывают,
скоро не станет их больше. Сказывают, из Сибири дед Колчак идет, он их всех
покончит. Дед Колчак, он из самой земли вышел, ростом он выше дерева. А
зовут его и не так вовсе, имени настоящего его никто не знает, а прозвали
так за то слово вещее, что ангел ему нашептал. Как выйдет он из лесу,
посохом в землю стукнет, бородой тряхнет, да как крикнет, - а голос у него
вещий, громче грома, - "Кол-чак! Кол-чак!", так красные все мертвые и
валятся, тысячи и тысячи, а он снова - стукнет посохом, да как крикнет:
"Кол-чак! Кол-чак!" Всем им от него погибель. Сказывают, слово то заветное
дуб-гора ему листьями вышелестел, столько горя стало в земле русской, что и
дерево разжалобилось, желудями, как слезами, посыпало. Теперь дед армию
собрал великую, со всей Сибирской земли, скоро он к Москве придет и
большевиков как белок переворожит. Сказывают, он уже и теперь там под
Москвою ходит, неслышный да невидимый, как снежный дед, страх на Советскую



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.