read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Было у хозяина, а теперь ничье!
-- Чудак ты!-- посмеялся Зворычный.-- Общее -- значит,
твое, но не хищнически, а благоразумно. Стоит дом -- живи в нем
и храни в целом, а не жги дверей по буржуазному самодурству.
Революция, брат, забота!
-- Какая там забота, когда все общее, а по-моему -- чужое!
Буржуй ближе крови дом свой чувствовал, а мы что?
-- Буржуй потому и чувствовал, потому и жадно берег, что
награбил: знал, что самому не сделать! А мы делаем и дома, и
машины -- кровью, можно сказать, лепим,-- вот у нас-то и будет
кровно бережливое отношение: мы знаем, чего это стоит! Но мы не
скупимся над имуществом -- другое сможем сделать. А буржуй весь
трясся над своим хламом!
-- Шарик у тебя работает, вижу!-- непохоже на себя заявил
Пухов.-- Не то ты жрать разучился! Помнишь, как ты лопал на
снегоочистителе!
-- При чем тут жрать?-- обиделся Зворычный.-- Понятно, мозг
любит плотную пищу, без нее тоже не задумаешься!
Здесь они расстались и скрылись друг от друга. Подходя к
своему дому, Пухов вспомнил, что жилище называется очагом.
-- Очаг, черт: ни бабы, ни костра!
7
На сладкой и влажной заре, когда Пухову тепла на койке не
хватало, треснуло стекло в оконной раме. Гулко закатился над
городом орудийный залп.
В голове Пухова это беспокойство пошло сонным воспоминанием
о южной новороссийской войне. Но он сейчас же разоблачил свою
фантазию: ты же сон, дьявол!-- и открыл глаза. Залп повторился
так, что дом заерзал на почве.
"Будет тебе бухтеть-то!"-- не соглашался с
действительностью Пухов и стал зажигать лампу для проверки
законов природы. Лампа зажглась, но сейчас же потухла от
третьего залпа -- снаряд, наверно, разорвался на огороде.
Пухов одевался.
"Какой скот забрел с пушками по такой грязи?"-- и не
догадывался.
На улице Пухову показалось дымно и жарко. Явственно и
близко рубцевал воздух пулемет. Пухов любил его: похож на
машину и требует охлаждения.
В здание губпродкома ударила картечь,-- и оттуда понесло
гарью.
-- У них нет снарядов, раз по городу картечью бьют,--
сообразил Пухов: он знал, что сюда нужна граната.
Было безлюдно, тревожно и ничего не известно.
Вдруг на монастырской колокольне тихо зазвонили. Пухов
вздрогнул и остановился, чутко слушая этот звон с перерывами.
Монастырь стоял на бугре и господствовал над городом и
степями за речной долиной. В уличный просвет Пухов заметил
раннее утро над тихим далеким лугом, заволоченным туманным
газом.
От монастыря до мастерских лежала верста. Пухов покрыл ее
срочным шагом, не обращая внимания на свирепеющий бой, к
которому можно скоро привыкнуть.
В мастерских он не нашел никого. На вокзальных путях стоял
броневой поезд и бил в направлении утренней зари, где был мост.
В проходной стоял комиссар Афонин и еще два человека.
Афонин курил, а другие пробовали затворы винтовок и
устанавливали их в ряд.
-- Пухов, винтовку хочешь?-- спросил Афонин.
-- А то нет!
-- Бери любую!
Пухов взял и освидетельствовал исправность механизма.
-- А масла нет? Туго затвор ходит!
-- Нет, нету -- какое тебе масло тут?-- отказал Афонин.
-- Эх вы, воители! Давай патроны!
Получив патроны, Пухов спросил ручную гранату: невозможно,
говорит, без нее: это бой сухопутный -- когда я на Черном море
бился, и то там гранаты давали.
Ему дали гранату.
-- Зачем она тебе, их и так у нас мало!-- заявил Афонин.
-- Без нее нельзя. Матросы всегда этого ежика пущают, когда
деться некуда!
-- Ну, вали, вали!
-- Куда идти-то?
-- К мосту, за рощу -- там наша цепь.
Нагруженный Пухов побрел по путям. Проходя мимо
бронепоезда, он заметил там матросов.
Пухов залез на подножку и постучал в блиндированную дверцу.
Дверца туго пошла по патентованному устройству, и в скважину
просунулся матрос.
-- Тебе чего, сыч?
-- Шарикова тут нету?
-- Нету.
-- Распахни-ка мне ход, я приказ тебе дам.
-- Ну, сыпь скорей.
В металлическом вагоне парилась тесная духота и веял
промежуточный сквозняк. Замки трехдюймовых орудий воняли салом,
но кругом было технически хорошо. Сидевший в башне за пулеметом
матрос постреливал короткой частотой куда-то в поле, за
кирпичные сараи, и пробовал рукою хоботок пулемета: не
перегревается ли?
К Пухову подошел большой главный матрос.
-- Ты что, братишка? Говори чаще.
-- Вдарь-ка, друг, по монастырской колокольне. Там у них
наблюдатель.
-- Ладно, Федька! По колокольне: прицел сто десять, трубка
девяносто -- на снос!
Матрос взял бинокль и стал проверять действие снаряда.
Пухов ушел успокоенный. Идя по песчаному балласту железной
дороги, он разговаривал в воздух. В синей лощине, закрытой
укромным кустарником, шел бой. За железнодорожным мостом спешно
работала артиллерия, сокрушая шрапнелью лощину. За мостом,
наверное, стоял бронепоезд противника.
Тяжелая артиллерия -- шестидюймовки -- издалека била по
городу. Город от нее давно и покорно горел.
Растопыренные умершие травы росли по откосу насыпи, но они
тоже вздрагивали, когда недалекий бронепоезд из-за моста метал
снаряд.
На вокзале работал бронепоезд красных, за мостом -- белых,
в пяти верстах друг от друга. Снаряды журчали в воздухе над
головою Пухова, и он на них поглядывал. Одни летели за мост,
другие обратно. Но вплотную не встречались.
В кустарнике лощины лежали рабочие -- живые и мертвые.
Живых было меньше, но они стреляли на ту сторону реки сдельно:
за себя и за мертвых.
Пухов тоже прилег и пригляделся. Видны были товарные
вагоны, маленький дом полустанка и какой-то железный барак на
путях. Мастеровых от белых отделяли речка и долина, всего
полторы версты.
"В чего же мы стреляем?-- соображал Пухов.-- Пули из страха
переводим!"
Сосед его, помощник машиниста Кваков, перестал стрелять и
посмотрел на Пухова.
-- Что ж ты?-- спросил его Пухов и выстрелил в
шевельнувшийся предмет у станционного домика.
-- Живот заболел -- часа два бузую с сырой земли.
-- А в кого мы стреляем?
-- В белых -- не знаешь, что ль?
-- В каких белых? А где же Красная Армия?
-- Она на том конце города кавалерию сдерживает. Это
генерал Любославский наскочил -- у него конницы -- тьма.
-- А чего ж мы раньше ничего не знали?
-- Как не знали? Это, брат, конница -- сегодня она у нас, а
завтра в Орле будет.
-- Чудно!-- сказал Пухов с досадой.-- Лежим, стреляем, аж
пузо болит, а ни в кого не попадаем. Ихний броневик давно
прицел нашел -- и крошит нас помаленьку.
-- Что же будешь делать-то: надо отбиваться!-- ответил
Кваков.
-- Чушь какая: смерть не защита!-- окончательно выяснил
Пухов и перестал стрелять.
Шрапнель визжала низко и, останавливаясь на лету, со злобой
рвала себя на куски. Эти куски вонзались в головы и в тела
рабочих, и они, повернувшись с живота навзничь, замирали
навсегда. Смерть действовала с таким спокойствием, что вера в
научное воскресение мертвых, казалось, не имела ошибки. Тогда
выходило, что люди умерли не навсегда, а лишь на долгое, глухое
время. Пухову это надоело. Он не верил, что если умрешь, то



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17 18 19
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.