read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



расчерченное решеткой окно. Там догорал поздний летний закат. А я для нее не
существовал, как будто я испарился. Потом резко обернулась:
- Ты знаешь, где находишься сейчас? Я кивнул:
- В тюрьме.
И снова она усмехнулась:
- Нет, это не тюрьма. Тюрьма тебе еще только предстоит. Ты сейчас в
МУРе, на Петровке, тридцать восемь. Слышал о такой организации?
- Слыхал.
- А про музей имени Пушкина слышал? Или про консерваторию?
Я пожал плечами.
- Не слышал?
Я осторожно промолчал. Она, наверное, какую-нибудь пакость мне готовит.
Что-нибудь в музее этом сперли, так она мне пришить хочет. А я там сроду не
был. И не слыхал про него.
Но она как будто забыла свой вопрос и внимательно смотрела мне в лицо.
- Сколько тебе лет?
- Семнадцать.
Не заглядывая в бумаги, она поправила:
- Семнадцать лет, десять месяцев, двенадцать дней. Это ведь немало, а?
- Да, немало, - сказал я.
- А ты понимаешь, чувствуешь, что вы с Лаксом натворили?
- Понимаю, но я не хотел, я ведь не думал, - уныло забубнил я,
боязливо посматривая на нее. Я хотел сообразить, что ей надо: чтобы я
каялся, что ли?
А она замолчала и смотрела на меня спокойно и строго. Я испугался ее
взгляда. Будто она меня на рентген брала. Она долго молчала, потом спросила:
- Ты к Лаксу хорошо относишься?
- Конечно. Он же мой друг.
- А вот представь себе, что кто-то воткнул ночью Володьке в спину нож.
Тебе его было бы жалко?
И я сразу почему-то увидел, как Володька, обливаясь кровью, бежит со
страшным криком по пустынной ночной улице. Я даже глаза закрыл и сказал
быстро:
- Не надо, не надо. Конечно, жалко, - и понял, что она меня поймала.
Но она ничего не стала записывать. Вообще, не такое у нее было лицо, будто
она меня подлавливает.
- Жалко... - сказала она, все глядя на меня и вроде решая: верить мне
или нет. - А ведь у Кости Попова было очень много друзей. Ты ведь и в них
всадил свой нож...

Евгения Курбатова
Он сидел на краешке стула, испуганный, наглый и злой. И мне было ясно,
что он плохо осознает масштаб случившегося. Я спросила:
- Скажи, Юронис, вы зачем взяли нож с собой, когда уже убили Попова?
Он подумал, помялся, потом сказал:
- Не знаю... Так...
- Что значит "не знаю"? Ты можешь не знать, почему я взяла сюда свою
сумку. А зачем вы взяли нож, ты наверняка знаешь.
Юронис пожал плечами, тряхнул длинной челкой:
- Не знаю. Все равно не знаю.
- Тогда я тебе помогу. Взять ножи вы могли только по трем причинам.
Первая - забыли, что они у вас с собой. Вы забыли?
- Да, забыли, - охотно сказал он.
- И, забыв, ты долго мыл свой нож под краном на кухне? Так?
Он заерзал на стуле, промолчал.
- Значит, все-таки не забыли, а взяли сознательно. Вторая причина -
вы хотели скрыть орудие убийства. Говорили вы с Лаксом об этом?
- Нет, мы вообще об этом не думали, - сказал Юронис,
И я охотно поверила ему. Они действительно не думали даже об этом. Мне
пришло в голову, что они вообще очень мало думали обо всем связанном с
убийством. До и после. Мне кажется, они не понимают, что убийство человека
влечет за собой громадные моральные и юридические последствия.
Тогда я спросила:
- Значит, ты взял нож, чтобы использовать его еще раз, или еще
несколько раз - уж как там придется?
Он молчал долго, потом кивнул:
- Да. Как там придется...
Я допрашивала его не меньше двух часов. Он подробно рассказал снова,
как все произошло, и говорил устало, ничего не скрывая, обстоятельно, и у
него был вид человека, которому ужасно надоело без конца рассказывать одну и
ту же скучную историю.
Потом спросил:
- А вы учтете, что я сам во всем признался? И я вместо ответа сказала:
- Тебе Костю Попова жалко? . Юронис пожал плечами:
- Ну, жалко. Может, он был неплохой парень. Но так уж получилось...
Так получилось. Я механически рассматривала вчерашнюю "Вечерку",
забытую кем-то в кабинете. Как много событий происходит за один день!..
Эстафета журналистов прибыла в Злату Прагу... "Сегодня они стали инженерами"
- группа уже немолодых людей, застенчиво улыбаясь, смотрит в объектив. Они
защитили дипломы в вечернем металлургическом институте на Люблинском
литейно-механическом заводе... "Американские агрессоры применяют напалм", -
сообщает корреспондент ТАСС Евгений Кобелев из Ханоя. Гастроли Венского
бургтеатра начались в Москве. Летнему цирку "Шапито" требовались шоферы, а в
кинотеатре "Варшава" шел фильм "Он убивать не хотел"...
Так получилось. Почему, почему же получилось так, что он не защищал в
этот день аттестат зрелости, чтобы через несколько лет написали: "Сегодня он
стал инженером"? И не пошел в военкомат проситься добровольцем против
агрессоров, применяющих напалм. И не попробовал устроиться в цирк "Шапито"
шофером. А вечером не захотел пойти на спектакль Венского бургтеатра. И не
смотрел кино, в котором кто-то не хотел убивать. А вот он-то убил. Так
получилось...
И в этих безразличных округлых словах чувствовалось такое равнодушие к
чужому горю! Юронис действительно жалел, что так получилось. Но он жалел,
что так получилось с ним, а вовсе не с Костей Поповым, который мертв,
навсегда мертв и завтра будет похоронен. Юронис жалел - я видела это по его
лицу, - что окончена его жизнь, его былая привольная жизнь без забот и
обязательств, и пока еще он совсем не думал о конченной навсегда жизни
Попова. Ему совсем было не жалко Костю Попова. И от этого меня стала
разбирать злость, неистовая, палящая.
Этот совсем маленький еще человечек, Юронис, жалел только себя. И в его
сожалении о случившемся тоже была только жалость к себе. Сейчас уже вышло из
употребления это понятие, но по-другому я бы и сказать не смогла: он совсем
не чувствовал, что взял страшный грех на душу... И теперь самое главное для
меня - понять, как все это произошло.

Владимир Лакс
Еще в Дзержинске я твердо решил ничего не скрывать и рассказать все,
как было, потому что твердо знал: если я вытащу все из себя наружу - станет
легче. Из-за того, что мысли обо всем происшедшем, испуг и сожаление, все,
что надо было скрывать от всех, грохотали в голове с такой силой, что я
боялся - разлетится череп. И следовательно я тоже рассказал все подробно:
как мы решили это дело окончательно, как взяли на Таганской площади такси,
как ездили по Москве и шофер нам рассказывал разные истории об улицах, где
мы ездили, как объезжали тамбур на Рабочей и как виднелось сзади бледное
Альбинкино лицо, про быстрый блеск ножа и страшный крик...
Но легче все равно не становилось, не проходило напряжение, может быть,
потому, что я не могу объяснить ей самого главного, а она все время задавала
какие-то пугающе-неожиданные непонятные вопросы, которые совсем не
относились к делу. Она спросила:
- А что он вам рассказывал об улицах?
Я лихорадочно пытался вспомнить, что рассказывал таксист, но ничего не
всплывало в памяти, кроме этих его картавых горошин, веселого смеха и
доверчивых светлых глаз. Хотя все это было только вчера, но мне казалось,
будто я прожил за последние сутки целую жизнь. Да и не очень-то внимательно
я слушал тогда, что он говорил. Ага, про Чистые пруды...
- Про Чистые пруды он говорил. Что их князь Меншиков сделал или
очистил, не помню уж сейчас. И про бассейн на набережной он рассказывал. Что
они зимой туда с женой его ходили. Мол, можно купаться в этом бассейне в
любые холода, потому что вплываешь в него из раздевалки через туннель. Еще
он про "Балчуг" что-то рассказывал и о Валовой улице, но что именно - не
помню. Что жена его плавать не умела, и он ее в бассейне через этот туннель
на буксире тащил...
Я чувствовал, что от волнения говорю слишком быстро и от этого сильнее
шепелявлю. Она, наверное, многого не понимает, но все равно не мог
затормозить себя. А я очень хотел, чтобы она поняла, может быть, потому, что
она была совсем мало похожа на следователя, во всяком случае, я себе совсем
не так представлял следователя. И вообще, здесь все было очень буднично,
обыденно: затерханный, старый письменный стол, стулья, лампа в обычном
стеклянном плафоне.
Я думал раньше, что следователь сидит в полутемном кабинете, направив в
глаза арестанту яркий луч настольной лампы, и ты его не видишь, а только
слышишь его металлический голос. Но она говорила тихим голосом, усталым, она
не орала на меня и только задавала безобидные пугающие вопросы:
- А в Одессе вы не собирались устроиться матросами на корабль?
- Нет, не собирались. А зачем?
- Да, похоже, что вам это незачем было... - сказала она, и мне
послышалась в ее голосе грусть. - Вот ты начитанный парень, слышал такое
слово "романтика"?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.