read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Как, опять банкет? - смеясь, спрашивает Норкросс. - Клянусь честью, я
не знал, что у вас так весело заниматься наукой!


ВРЕМЯ НЕ ВОЗВРАЩАЕТСЯ
С чувством беспричинного счастья я проснулась в этот, навсегда
оставшийся в памяти, день.
Отец шуршал газетами в столовой и, поджидая меня, должно быть, уже
второй или третий раз ставил чайник на плитку. Утро было воскресное,
солнечное, майское - три серьезных повода, чтобы, закинув руки под голову,
проваляться до половины одиннадцатого, перечитывая письма от бабушки из
Лопахина и от Мити из некоей дружественной державы. К бабушкиному письму был
приложен, как обычно, дневник Павлика, перепутанный с каким-то упражнением,
из которого можно было узнать, что "скворцы не поют, грачи не кричат,
колхозники не пашут и не сеют", а сам Павлик "не ложится рано, не ложится
поздно, не катается на лыжах, не находится в душной комнате и не моется по
утрам холодной водой".
Митя очень кратко, в несвойственном ему телеграфном стиле сообщал, что
жив-здоров и вернется в июле. "Таня, милая, не жалею, счастлива", - твердым,
неженским почерком приписывала сбоку Елизавета Сергеевна.
...Что-то звенело в душе и хотелось, чтобы немедленно, сию же минуту
произошло, сама не знаю что, - ну, хоть чтобы я вдруг очутилась в кедровом
лесу за Тесьмой. Я закрыла глаза и улыбнулась. Открыла - нет, все то же:
комната, в которой я снова одна, потому что муж снова - и надолго - уехал.
Книги, книги, книги. Письменный столик-бюро, тесный, заваленный оттисками
своих и чужих статей, диссертациями, слишком "дамский" для такой ученой
дамы, как я. Туалет с потемневшим старинным зеркалом, в котором все выглядят
загорелыми, только что с юга, и которым я пользуюсь сравнительно редко.
Я снова закрыла глаза, и на этот раз неожиданное все-таки случилось.
Отец, давно шуршавший газетами в столовой, постучал и спросил:
- Таня, ты спишь? Тебя к телефону.
Это был Володя Лукашевич, не приходивший и не дававший о себе знать с
того вечера, когда он до полусмерти смутился, упомянув при Андрее, что мы
виделись в Сталинграде.
- Я скоро уезжаю в полк, и вот подумалось, что, может быть, это
все-таки нехорошо, что я... что мы... Ты очень сердишься?
- Теперь уже не очень.
- Я вел себя как подлец, да?
- Нет, как мямля.
Володя помолчал: очевидно, был подавлен беспощадностью моего приговора.
- Я хотел тебе сказать. У меня большая радость. Пока я валялся в
госпитале, мне дали звездочку. Вчера было в газетах.
- Орден Красной Звезды?
- Нет, золотую звездочку.
- Да ну? Героя?
- Да. А я, главное, ничего и не знал. Вдруг приходят товарищи и тащат
вино. Вот, понимаешь... - У него зазвенел голос. - Мне хотелось именно с
тобой поделиться.
- Спасибо. Поздравляю, Володя! Жаль, что Андрей в отъезде. И он бы
порадовался. Позволь, так тебе же теперь памятник поставят в Лопахине?
- Да нет же! - смеясь, возразил Володя. - Это дважды Героям - и то не
целый памятник, а только половину. Я хотел тебе предложить, Таня... Сегодня
в консерватории концерт Нины Башмаковой. Может быть, ты захочешь пойти? Ты с
ней давно не встречалась?
- С Ниной-то? Лет пятнадцать.
- Ого! Но ведь она до войны часто выступала в Москве?
- Нет, редко. Она же оперная. Приезжала, правда, и мы даже собирались
несколько раз, а потом все как-то не получалось. Ведь она знаменитая?
- Во всяком случае, известная.
- Еще и не узнает!
- Ну, вот еще! Так пойдем? Органный концерт.
- Конечно, пойдем!
Он так обрадовался, что даже переспросил несколько раз, прежде чем
убедился, что я действительно готова пойти с ним в концерт, несмотря на все
его прегрешения.
Я бы солгала себе, если бы стала уверять, что весь этот месяц ни разу
не подумала о Володе. Я сердилась на него, и все-таки мне хотелось
встретиться с ним. Зачем? Не знаю. Неужели только для того, чтобы снова
увидеть, как он бледнеет и, вытянувшись, выходит из комнаты с остановившимся
взглядом?
Может быть, это было подло с моей стороны, но в то солнечное майское
утро мне было весело и хотелось, чтобы он позвонил. И вот он позвонил.
Володя пришел совсем другой - распрямившийся, отдохнувший, со
звездочкой, выглядевшей на новом кителе сразу и парадно и скромно. Прежнее
впечатление надломленности совершенно исчезло, и вместе с ней - тоска, от
которой (это чувствовалось) ему самому становилось страшно. Короче говоря,
он ожил, и если бы не глаза, пожалуй, можно было вообразить, что он сейчас
загудит басовую партию, как в юности, когда в школьном оркестре он играл на
большой медной трубе. Глаза остались прежние, задумчивые, с пристальным
взглядом - глаза человека, чувствующего и понимающего "больше, чем ему
положено", как однажды сказал о нем Андрей.
Он заехал за мной на какой-то грязной, в черно-желтых разводах машине,
которая была совершенно не нужна, потому что от Серебряного до
консерватории, как известно, не более пятнадцати минут ходу. Вообще он
ухаживал за мной, и в том, как он это делал, была трогательная неловкость,
от которой я тоже начинала чувствовать неловкость и нежность. Вот это было
уже совсем ни к чему, и я сразу же подумала, что нужно изменить эти
отношения, которые неожиданно стали такими, как будто мы оба давно и
нетерпеливо ждали этой встречи.
- Володя, пожалуйста, купи мне программу, - сказала я холодно и, пока
он ходил, постаралась превратиться в почтенного профессора, доктора наук.
Один сотрудник из Мечниковского института узнал меня, поклонился, я еле
кивнула. Не помню, когда еще я чувствовала себя такой почтенной личностью,
разве что в Лопахине, читая "Любезность за любезность". Но вот Володя
вернулся, подал программу, заговорил, и - увы! Гордая ученая дама, глядевшая
вокруг себя ничего не выражающими глазами, мигом пропала, а на ее месте
оказалась самая обыкновенная женщина, которой было приятно, что она в
консерватории, в большом нарядном зале, где за всю войну не удалось побывать
ни разу. И что некий капитан с золотой звездочкой на груди смотрит на нее
такими потерянными глазами.
Концерт начался. Знаменитый органист, сгорбленный, с красным лицом и
пушистой седой шевелюрой, вышел, волоча ноги, и равнодушно потащился к
органу. А вместе с ним...
- Вот она, - прошептал Володя.
Я не видела Нину много лет, и не было ничего удивительного в том, что
она изменилась. И все-таки первые минуты я не могла заставить себя поверить,
что эта уверенная красавица в длинном платье, из-под которого выглядывали
носки серебряных туфель, крупная, но с легкой походкой, как это бывает у
рано пополневших женщин, - та самая тоненькая, принципиальная Нина! Та самая
Нина, которая в Ленинграде таскала меня в страшный театр "Гиньоль", и потом
не могла заснуть и лезла ко мне в постель, и мы обе тряслись, ругая друг
друга.
Но вот она запела, и первый же чистый звук, пронесшийся и затихший
где-то далеко, мгновенно спугнул это впечатление поразившей меня перемены.
Она пела, орган вторил ей, глубоко вздыхая, и казалось, что какое-то
огромное, но хрупкое существо стоит за ее спиной и осторожно, чтобы не
помешать, дует в серебряные трубы.
И, как всегда под музыку, я стала думать о чем-то своем, но музыка
входила в это чувство, и оно открывалось для меня как чудо, от которого
хотелось смеяться и плакать.
Не знаю почему, мне вспомнилось, как девочкой зимними вечерами я
возвращалась домой из трактира Алмазова, и с высокого берега Тесьмы
открывалась привычная картина засыпанного снегом бедного и темного посада.
"А помнишь комнату старого доктора?" - пел голос. И это была уже не
глупенькая, милая Нина и не артистка, исполнявшая номер, а какая-то
волшебница, читавшая мои мысли и чувства. - "Ветхая фисгармония стояла в
углу, и, когда старый доктор играл на ней, она начинала вздыхать и
задыхаться, как будто жаловалась, что ей очень тоскливо. Портреты прекрасной
женщины с темными глазами висели на стенах. Это была любовь несбывшаяся,
неудавшаяся - любовь, которой помешали. Но разве можно помешать любви?"
Потом орган запел торжественно и нежно, и это была ночь в степи, когда
мы до рассвета бродили с Андреем и где-то далеко горела стерня, и ветер гнал
на нас легкий дым, освещенный зарею. Это была ночь, когда я была так
счастлива, как никогда потом не была с ним. "Почему же, когда он уехал и мы
снова встретились в Москве, все стало совсем по-другому?" Я слушала и думала
с прикрытыми рукой глазами: "Почему все стало таким, как будто не было этого
лучшего месяца в жизни, Аскании-Новы, кино в степи, бабочки, мелькнувшей в
прозрачном конусе света, когда Андрей сказал, что он не может жить без меня?
Прошло то время и никогда не воротится, и нечего думать о несбывшемся, о
том, что все равно нельзя изменить.
Какая-то строгая тетя в мундире с белыми галунами не хотела пускать нас
в артистическую, но я издалека увидела Нину, разговаривающую с органистом, и
закричала ей:
- Нина, мы к тебе! Скажи, чтобы пропустили.
И тетя в мундире пропустила нас, услышав, что мы называем знаменитую
артистку на "ты" и радостно машем ей руками.
- Позвольте представиться, - сказала я, когда она, не узнавая, с
недоумением уставилась на нас своими большими, с загнутыми ресницами
глазами, - Татьяна Власенкова и Владимир Лукашевич. Мы боимся, что ты стала



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 [ 141 ] 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.