read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



между тем жизнь так ценна, что не хочется жить тем, что не является жизнью.
Нескончаемость, человека - в нескончаемости голода знаний, она всегда в
противоречии с конечными целями жизни, которые, к сожалению, часто
приходится квалифицировать как несущественные. Как только мы попытаемся
воспользоваться плодами своих знаний, успокоить потребности каждого дня, мы
незаметно можем скатиться к полной тривиальности, а то и никчемности. Такова
судьба слишком большой серьезности, а он принадлежал именно к таким людям, и
не могла его спасти никакая сороковая суббота года.
Куда он ехал? Куда убегал? От чего? Успокаивал себя тем, что в
багажнике "Жигулей" лежит его толстенный портфель, набитый бумагами.
Диссертация Кучмиенко, последние выпуски экспресс-информации, его заметки по
булевым функциям. Убежать и работать. Убежать и поработать. Сделанное
останется. Хватит с него страданий и всеобщего сочувствия. В страданиях нет
величия. Только в созидании!
Они заехали в такую глушь, будто от Киева целые тысячи километров. На
самом же деле - час езды. Дорога уже давно кончилась, пошли две глубокие
колеи в песке, машина прыгала между этими колеями, как серая жабка-ропушка.
Карналь невольно хватался за сиденье.
- Застрянем?
- Не должны, - успокаивала его Анастасия. - Мне приходилось сюда
ездить, обычно проскакивала.
- Вы отчаянно водите машину.
- С сегодняшнего дня действительно отчаянно. До сих пор не верю, что
смогла вас выкрасть из Киева.
- Я дам вам расписку, что поехал добровольно.
- Разве кто-нибудь станет обвинять?
- Все может быть. Берите расписку, пока не передумал. Ученые люди
капризны. Через минуту я сам смогу выступить вашим обвинителем.
- Я стою даже самой черной неблагодарности.
- Зачем вы так?
- Если хотите, я сказала вам неправду. Я ездила сюда только дважды. Оба
раза - плакать... Впервые, когда погиб папа. Тогда убежала от матери,
добиралась сюда на попутных, а потом пешком по лесу. Во второй раз
действительно на этих "Жигулях", от своего же мужа. У меня был муж. Вы не
знаете... Сделал меня манекенщицей. Диктатор женских мод. Чуткий на цвета,
как пчела. Красивый, умный, но... безнадежно съеденный алкоголем. А потом
должен был быть еще один муж... Считайте, был... Вы его знаете. Сегодня...
Совинский.
Она повернула лицо к Карналю, будто спрашивала: остановить машину,
поворачивать назад? Лес присел, пятился пугливо, стал на цыпочки, а потом
вдруг надвинулся угрожающе и темно, Карналь прикоснулся к Анастасииной руке.
- Что же вы? Застрянем. Нам же еще далеко?
Он, пожалуй, умышленно переводил разговор на обычные мелочи и тем
спасал Анастасию от очень тяжкого.
- Уже недалеко, - сказала она, еще не веря, что так легко можно
воскреснуть, только что умерев. - Собственно, мы уже доехали до села, а там
- по твердому, просеками...
- Когда садилась "Луна-16", - сказал Карналь, - информация поступала
через каждые тридцать секунд. А вот я отъехал на расстояние часа езды от
Киева - и попробуй дать обо мне информацию хоть раз в сутки! В каком
удивительном мире нам выпало жить!
Но Анастасия не приняла его приглашение к разговору на темы общие.
Может, это было непростительное себялюбие - перекинуть свою боль на
ближнего, а может, надеялась все же высвободиться из плена этой
непереносимой боли. Женщины, особенно красивые и избалованные, не прощают
ничьей неприступности. Если бы Карналь стал ее успокаивать или хотя бы
немного попенял за неосторожность и неразборчивость, Анастасии стало бы
легче. Но он вообще отказался говорить об этом, сделал вид, что не услышал,
интеллигентно оттолкнул ее покаяние, отбросил, построил между нею и собой
стену неприступности, и теперь надо было лезть на эту стену - и либо взять
ее приступом, либо умереть.
- Вы верите в грех? - спросила она задиристо.
- А что такое грех? Как вы это понимаете?
- Ну... я не знаю... Все, что запрещено человеку.
- Человеку ничто не запрещено.
- Как это?
- Все, что воистину человеческое, не может быть запрещено. Очевидно, и
тот грех, какой вы имеете в виду. Только с точки зрения богословов и
диктаторов людская свобода - это возможность грешить, а истинное
благочестие, мол, не пользоваться свободой совсем из уважения и любви к
тому, кто даровал эту свободу. Вот я дарю вам свободу, но она опасна, как
райское яблочко! Растет, смотри, а не ешь...
- Вы это на самом деле? Не для того, чтобы меня утешить?
- Разве вы малое дитя, чтоб вас утешать?
- Мне почему-то казалось, что вы такой рассудительный,
холодно-рассудительный, почти...
- Почти?
- Почти догматик в обычных житейских вопросах...
- Рассудительность - одна из разновидностей трусости, так же как
догматизм - это интеллектуальная форма фарисейства. Мне всегда одинаково
враждебны были и то, и другое.
- Мне казалось, что вы... самый решительный из людей, каких я
когда-либо знала. Даже это ваше бегство...
- Убегать, наверное, можно всем, кто отдал все и чувствует, что уже
больше не сможет дать миру. Мы же пытаемся убежать преждевременно и
заблаговременно, еще и не успев ничего дать людям, да и думаем мы не о
людях, а только о себе. Спастись? А как? Отъехать от страданий и несчастий
можно за час и за полчаса, а жить все равно же целые годы! Никакой лес,
никакой пейзаж не спасут. Может, я надеялся и не на себя, а на вас,
Анастасия...
- На меня?
- Вы скажете: два одиночества, сложенные вместе, дадут третье
одиночество, еще большее. Но... Я слишком долго живу в безличном мире
формул, а жизнь не может быть безличной...
- Алексей Кириллович рассказывал, как вы страдаете после смерти жены...
- Только глядя на вас, я понял, что так и не успел сказать ей одну
вещь. У нее глаза были еще больше, чем у вас. От таких глаз, теперь лишь это
постиг, наверное, устает лицо. Если бы я успел ей это сказать, может...
Какая-то мистика... Что за жизнь была у Айгюль? Война, гибель отца, песчаные
бури, зной пустыни, ашхабадское землетрясение, смерть матери, каторга
балета... Это просто невозможно вообразить...
- Но у вас было такое долгое счастье.
- Долгое счастье? Счастье не признает длительности. У него иные
измерения. День, час, мгновение - и вся жизнь!
Он вдруг забормотал что-то про себя. Анастасия разобрала только: "Когда
я состарюсь... когда доживу до старости, когда стану совсем старым, не
покидай меня в старости, не покидай меня..." Опомнился почти мгновенно,
коснулся рукою лба.
- В моем возрасте...
- Зачем вы о возрасте, Петр Андреевич?
Он упрямо повторил:
- В моем возрасте, который не является тайной, хоть, может, и не
соответствует моей внешности... Меня часто упрекают моложавостью, на что я
всегда отвечаю, что это моложавость райграса на газонах, который часто
стригут, не давая ему зацвести. Меня тоже жизнь стригла довольно часто и
безжалостно, да и теперь стрижет... Но о моем возрасте... Это категория
объективна, и она диктует человеку поведение, мысли и настроение. Во мне как
бы спорят сразу два чеховских героя. Саша из "Невесты" говорит: "Нужно
перевернуть жизнь!" А доктор из "Чайки" печально возражает: "Уже поздно
менять жизнь". Разве от этого убежишь? Но куда мы приехали?
- За ключом, - пояснила Анастасия, направляя машину в широкую, заросшую
спорышем улицу какого-то странного села.
Огромные замшелые срубы многооконных хат, серые колоды ворот, на
скамеечках у ворот - женщины в черном. Киевская Русь в полусотне километров
от Киева?
Анастасия остановила машину возле одних циклопических ворот, быстро
сбегала куда-то, вскочила в "Жигули".
- Дальше?
- Останавливаться было бы смешно, возвращаться - малодушно, - в тон ей
ответил Карналь.
- Теперь недалеко!
- Вы же обещали, что до людей - целые световые годы...
- Ну, тут люди ненадоедливые. Пока не позовете, никто никогда... Умеют
уважать одиночество.
Снова окунулись в царство деревьев, пронизанное полосами солнечного
света. Карналь с жадностью вглядывался в мир, открывавшийся его глазам,
загадочный, затаившийся, могучий, полный скрытой борьбы, молчаливого
состязания. Такой мир открывался разве что в детстве, когда еще маленький
нырял с раскрытыми глазами в Зеленом озере. Мальчишкам страшно хотелось
проникнуть в подводное царство, причаститься к его тайнам. Там переживал
почти первобытные чувства. Мираж глубины, золотисто-красные нити водорослей,
побелевшие стебли, буйные чащи, пересечения радуг, разноцветные колебания,
зависшие в невесомости зеленые рощи без корней, бородатый роголистник,
молчаливая нагота, неустойчивые законы равновесия - все образовывало мир
призрачный, обманчивый, ненастоящий и именно поэтому особенно
привлекательный: в детстве устаешь от будничной реальности.
А тут было солнечное ласковое сияние где-то над соснами и дубами, и от
Анастасии тоже как бы излучалось тонкое тепло, которое несло на своих волнах
ароматы молодого женского тела и первозданно пьянящий дух леса.
Деревья росли на круглых холмах, цепко держались на склонах, спорили



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 [ 144 ] 145 146 147 148 149 150 151
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.