read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Кипарский - генерал-полковник медицинской службы - грузный,
коротконогий, глухой, со слуховым аппаратом, в котором ежеминутно что-то
ворчит и который он настраивает, подкручивает, подправляет.
К сожалению, он не был знаком с Андреем Дмитриевичем, хотя, разумеется,
знает его по литературе.
- Вот за вас я, матушка моя, действительно могу заступиться, если с
вами не дай бог что-нибудь произойдет в этом роде. Вообще-то история
бессмысленная, нелепая и, к сожалению, далеко не единственная. Да-с. Так
что, если бы даже я и подписал это письмо, которое, по-моему, составлено
несколько экспансивно, - ничего бы из этого не получилось, матушка моя,
ничего. И вам, мне кажется, нужно не торопиться, а переждать недели две-три.
Аппарат ворчит, и, подкрутив какой-то упрямый винтик, Кипарский
начинает водить микрофоном по воздуху перед моими губами.
- И не сидеть сложа руки, да-с, а поехать на фронт и доказать, что
представляет собой ваш препарат в полевых условиях.
- Препарат?
- Вот именно. В чем дело с Андреем Дмитриевичем - это, по-видимому...
станет известно впоследствии, но что подобная история может отразиться на
вас, а следовательно, и на вашем препарате, это для меня уже и сейчас
совершенно ясно.
И, склонив красную апоплексическую шею, Кипарский поглядывает на меня
маленькими умными глазками из-под нависших бровей.
- Вам известно, что скоро на Первый Прибалтийский фронт отправляется
под моим руководством бригада? Вот и присоединяйтесь. Испытаем пенициллин в
полевых условиях - вот тогда, надо полагать, крыть действительно будет
нечем.
Я слушаю его и ничего не понимаю. Почему Кипарский вдруг заговорил о
моем препарате? Зачем снова испытывать его, да еще на фронте? Разве могу я
сейчас уехать из Москвы?
- Хорошо, я подумаю, Иван Аникиныч.
- Что? Не слышу. Вот проклятая машина!
Подкручивает, настраивает, подправляет.
- Матушка моя, скажите-ка что-нибудь, скажите хоть - так.
- Так.
- Еще раз.
Я повторяю:
- Так. - Слезы душат меня, но я повторяю: - Так. Теперь хорошо?
- Так. Теперь превосходно.
Еще две-три-четыре встречи. Кипарский отказался. Подпишет ли
Крамаренко? Холодные, внимательные, равнодушные лица. Лица приветливые и
мгновенно меняющиеся, когда речь заходит о том, что... И речь заходит совсем
о другом. Лица испуганные, с ускользающим выражением.
Приемная Министерства внутренних дел. Долгое ожидание. Женщины, ничем
не похожие друг на друга - и удивительно, необычайно похожие. Молчаливые, но
понимающие с полуслова, озабоченные, надеющиеся, усталые, взволнованные. Вот
эта, совсем молодая, с усталым лицом - если бы она вчера заговорила со мной
о ее муже, отце или брате... Ведь я бы не поверила, что он так же не
виноват, как Андрей.
И весь этот, как во сне промелькнувший, мучительный день, весь этот
день, которого не хватило даже на то, чтобы повидаться с Рубакиным,
приехавшим из Казани, я старательно вспоминала что-то, казавшееся мне очень
важным! Это было необходимо, то, что мне не удавалось вспомнить и касалось
не только меня - вот в чем я не сомневалась ни единой минуты.
Знают ли уже о том, что произошло, в институте? Должно быть. Иначе
Коломнин не спрашивал бы так настойчиво о моем здоровье.
Да. Вот это. Но и что-то еще. То, что должно было случиться сегодня.
Где и когда? В котором часу? И вдруг я вспомнила: Володя Лукашевич будет
меня ждать на площади Пушкина в половине седьмого. Мы назначили друг другу
свидание. Он придет. Он будет ждать меня, волнуясь, считая минуты.
Может быть, нужно пойти вот такой, какой я стала за сегодняшний день,
едва держащейся на ногах, подурневшей, неузнаваемой? Все-таки друг. Ведь это
немало! И даже не все-таки, а близкий, любящий друг. А друзьями надо
дорожить, особенно когда стареешь за один день и, дойдя домой, не можешь
есть от усталости, и голова раскалывается от боли, и нет лекарства, от
которого могла бы пройти эта боль.
Неужели все это было вчера - консерватория, серебряные трубы, осторожно
вторившие чистому голосу Нины? Спящий переулок, освещенный луной, синие
лампочки под уличными часами. Юноша переходит Оку среди сталкивающихся,
кружащихся льдин. Кого он видит на том берегу? Не помню. Не знаю.
Ни одной минуты не сомневалась я, что Володя ждет меня, хотя было уже
около девяти и над городом скользили прозрачные вечерние тени. Я не
ошиблась. Там, где садик у памятника Пушкину переходит в бульвар, Володя
стоял, подтянутый, взволнованный, бледный - такой, что каждый скользнувший
по нему взгляд мог прочитать: "Не пришла". Вокруг гуляли, громко
разговаривали люди, на скамейках было тесно, цветочницы продавали букеты
первых фиалок. Но у него было свое место в этом мире - то, где мы условились
встретиться и где мимо него проходили женщины, ничем не отличавшиеся друг от
друга, потому что ничем не напоминали меня.
- Таня! Ты пришла? Родная моя, а я уже думал...
Он бросился ко мне, и это было единственное мгновенье, когда, как в
зеркале, я увидела себя - некрасивую, с ненакрашенными губами, в ненарядном,
обыкновенном платье, не в том, которое я надела бы, если бы все было иначе.
Но это чувство только мелькнуло в сознании, как слабый отсвет ушедшей жизни
- той, которою я жила до вчерашнего дня. Все стало другим. Все стало
горестным, безнадежно другим. Я остановилась перед Володей, не говоря ни
слова и стараясь унять онемевшее сердце.
- Что с тобой? Ты больна? Что случилось?
Я сказала только два слова - и это были две черты, крест-накрест
перечеркнувшие все, что могло произойти между нами.
Он ничем не мог мне помочь, хотя бы потому, что уже получил назначение
и через несколько дней должен был отправиться на Северный флот. Но мне
помогло уже то, что в эти дни он оказался рядом со мной. Мы вместе ходили к
Малышеву, вместе перебирали Андрея, пытаясь найти среди них объяснение, хотя
бы самое отдаленное, тому, что случилось, - и Володя держался по-товарищески
просто, с прямотой, в которой я одна могла угадать безнадежность.


ИЗ ДНЕВНИКА ДМИТРИЯ ЛЬВОВА
14 января.
...Накануне отъезда Лиза достала Handbuch по чуме, и я читал его всю
дорогу. Время от времени это занятие чередовалось с чтением "Войны и мира".
Диспозиция генерала Вейротера с его "первая колонна марширует... Вторая
колонна марширует... " Она помогла ему, так помог нам сей Handbuch, когда мы
принялись за дело.
19 января.
Дома ворчишь, ругаешься, даже плюешься, в лучшем случае работаешь
машинально, видя лишь небольшую частицу огромной и в общем необыкновенно
человечной системы нашего здравоохранения. Издалека, в чужой стране, где
сталкиваешься с чудовищными пережитками, которым нечего противопоставить,
видишь целое и понимаешь, что значит работать среди людей, выросших в
сознании общих интересов.
21 января.
Причина вспышки все-таки остается неясной. Миграция мышей-полевок из
чумного очага? Случай, о котором сообщил мне врач из погранохраны, по-моему,
не имеет отношения к чуме. Карантин был наложен для успокоения начальства.
14 марта.
Ни одного нового случая за полтора месяца. Стало быть, вскоре можно
будет снять карантин и убираться отсюда восвояси. Пора.
19 марта.
Все хорошо. Завтра собираюсь с Лизой в город - посмотреть базар,
который, говорят, не уступает столичному.
20 марта.
Лабиринт полутемных коридоров. Шум оглушительный, непрерывный, от
которого сразу начинает болеть голова. Стучат медники, делающие подносы,
котлы, кувшины из толстых листов красной меди, визжат подпилки оружейников,
шипит расплавленная бронза, сопят кузнечные мехи, монотонно гудят струны
лучков, на которых работают шерстобиты. Пыль, дым, чад, отвратительный,
тошнотворный запах бараньего жира. И вдруг - лабиринт раскидывается веером
душистых фруктовых лавок. Прохладный полумрак, запах пряностей, тишина -
впрочем, относительная, потому что продавцы, увидев нас, оглушительно
закричали, расхваливая свои товары.
3 апреля.
Я знал, что к нам привыкли в здешних местах, может быть, даже полюбили,
хотя за традиционной высокопарностью подчас трудно было разглядеть искреннее
чувство. Но мне, конечно, и в голову не могло прийти, что крестьяне
окрестных сел с самого раннего утра начнут собираться вокруг нашей базы, что
женщины будут выть, а мужчины - стоять потупившись, с такими лицами, как
будто у них отнимают самое дорогое в жизни. Сейчас я спокоен, даже
посмеиваюсь над Лизой, которая не удержалась и немного всплакнула, а ведь
вчера сам с трудом удержался от слез.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 [ 144 ] 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.