read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



величии и славе прежних властителей мира, - до какой же степени
деградировали вы, поклоняясь самой гнусной, самой отвратительной из религий!
Что сказали бы Катон или Брут, если бы они увидели этого Юлия из рода
Борджа, нагло восседающего на царственных останках одного из тех героев,
которые настоятельно рекомендовали потомкам как объект благоговейного
уважения и восхищения.
Несмотря на клятву никогда не переступать порог церкви, я не могла
совладать с желанием посетить Собор Святого Петра. Нельзя отрицать, что
памятник этот не только заслуживает описания, но далеко превосходит все, что
может придумать самое богатое воображение. Но именно эта часть человеческого
духа приходит в уныние: столько великих талантов истощили себя, такие
колоссальные средства были затрачены - и все это ради религии, настолько
нелепой и смешной, что мы должны горько жалеть о своей причастности к ней.
Алтарь, не имеющий себе равных по величию, установлен между четырех обитых
резными гирляндами колонн, вздымающихся почти до самых сводов церкви, и
располагается на гробнице Святого Петра, который, помимо того, что умер не в
Риме, вообще никогда здесь не был.
- О, какое удобное ложе для содомии! - повернулась я к Сбригани. -
Знаешь, друг мой, не пройдет и месяца, как задняя пещерка Жюльетты станет,
вот на этом самом алтаре, вместилищем для скромного, как я думаю, фаллоса
наместника Христова.
Погодите, нетерпеливые слушатели, погодите немного, и последующие
события покажут вам, что предсказание мое полностью сбылось.
Собираясь в Рим, я намеревалась выставить себя совсем в другом свете,
нежели это было во Флоренции. Запасшись несколькими рекомендательными
письмами, которые получила от великого герцога и в которых, по моей просьбе,
он представил меня графиней, и имея все основания для этого титула, я сняла
дом, разом снявший все сомнения в законности моих претензий. Первой моей
заботой было выгодно вложить свои капиталы. Грандиозное воровство,
совершенное в убежище Минского, второе, которое имело место в Прато,
полмиллиона франков, которых не суждено было увидеть младшей дочери синьоры
Донис, наша флорентийская добыча, прибавленная к тому, что я скопила в
продолжение путешествия по северной Италии, составили капитал, приносивший
мне восемьсот тысяч ливров годовой прибыли - вполне достаточно, как вы
понимаете, для того, чтобы позволить себе особняк, соперничавший с жилищем
самых знатных и богатых князей в этой стране. Элиза и Раймонда сделались
моими камеристками, а Сбригани посчитал, что лучше послужит мне, если
перестанет быть моим супругом, а будет играть роль моего галантного
кавалера.
Я разъезжала в поистине королевской карете. Среди рекомендаций у меня
было письмо к его светлости, кардиналу де Бернису, нашему посланнику при
дворе его святейшества, и он принял меня со всей изысканностью, какую только
можно было ожидать от верного помощника Петрарки.
Следующий визит я нанесла во дворец прекрасной княгини Боргезе, очень
развратной женщины, которая будет играть заметную роль в моих дальнейших
приключениях.
Два дня спустя я предстала перед кардиналом Альбани, тем самым, что
считался отъявленнейшим развратником в Священной Конгрегации. В тот же день
он призвал своего личного художника и повелел нарисовать с меня портрет в
обнаженном виде для своей галереи.
Следующей была герцогиня Грийо, очаровательная дама, которая, как это
ни странно, совершенно не возбуждала своего до крайности мрачного и
замкнутого супруга и которая влюбилась в меня с первого взгляда. На этом мои
представления закончились, и вот в кругу этих свободомыслящих людей я вновь
пережила все волнующие подвиги своей юности, - да, милые мои, да, моей
юности, и я могу употребить это слово, ибо в ту пору мне шел двадцать пятый
год. Однако мне грех было жаловаться на Природу - она не нанесла ущерба ни
моему лицу, ни моему телу, напротив, она придала им тот роскошный налет
зрелости и утонченности, какого обыкновенно недостает юным девушкам, и я
могу сказать без ложной скромности, что до тех пор меня считали
очаровательной, а теперь я стала исключительной красавицей. Тело мое не
утратило гибкости, а груди - свежие, округлые, твердые - держались гордо и
вызывающе. Мои ягодицы - я бы назвала их величественными и в то же время
восхитительными - не носили никаких следов грубого и даже жестокого
обращения, которому я их то и дело подвергала, отверстие между ними было
довольно широким, но отличалось приятным розовато-коричневым оттенком,
полным отсутствием растительности, как у ребенка, и неизменно притягивало к
себе трепетные языки вагина также ничуть не утратила привлекательности,
хотя стала много просторнее, но при помощи всевозможных ухищрений и мазей, а
больше - благодаря искусству, я могла заставить ее воспламеняться восторгом
девственной куночки. Что же касается до моего темперамента, с годами он
приобрел силу и уверенность, сделался устрашающим и постоянно находился под
контролем разума и, получив соответствующий толчок, становился поистине
неутомимым. Но чтобы привести его в движение, мне приходилось прибегать к
вину и другим возбуждающим напиткам, и когда вскипал мой мозг, я была
способна на все. Я также употребляла опиум и другие любовные эликсиры,
которые когда-то рекомендовала мне Дюран и которые в изобилии продавались в
Италии. Никогда не следует бояться, что такие средства притупят похоть, так
как искусство здесь помогает больше, нежели Природа единственный их
недостаток заключается в том, что раз испытав, вы обречены принимать
возбудители до конца жизни.
Начало моего пребывания в Риме ознаменовалось победой над двумя
женщинами. Одной из них была княгиня Боргезе. Не прошло и двух дней, как она
прочитала в моих глазах все, что отвечало ее собственным желаниям. Ей было
тридцать лет, и она отличалась живым, глубоким и развращенным умом фигура
ее была изумительная, волосы - роскошные, глаза - большие и прекрасные,
помимо всего прочего она обладала богатым воображением и изысканными
манерами.
Следующей моей добычей стала герцогиня Грийо - менее опытная, более
молодая, обходительная и прелестная, отличавшаяся царственной осанкой,
скромностью и сдержанностью она была не столь пылкой, как княгиня, и ей
недоставало воображения, зато она превосходила ее добродетельностью и
чувствительностью. Как бы то ни было, я привязалась к обеим этим женщинам -
если первая действовала на меня возбуждающим образом, вторая непосредственно
утоляла нетерпение моего сердца.
Через неделю после первой встречи княгиня пригласила меня на ужин в
свое небольшое поместье, находившееся у самого города.
- Мы будем одни, - предупредила она, - вы всерьез заинтересовали меня,
дорогая графиня, и я надеюсь продолжить наше многообещающее знакомство.
Вы понимаете, что после таких слов никаких недомолвок между нами не
было. В тот день стояла знойная душная погода. После обильной и, я бы
сказала, исполненной чувственности трапезы в окружении пятерых
очаровательных прислужниц, которая происходила в саду, где воздух был
насыщен ароматом роз и жасмина и сладостным шепотом и прохладой журчащих
фонтанов, княгиня увела меня в уединенный летний павильон, затерявшийся под
тенистыми тополями. Мы вошли в круглую комнату с зеркальными стенами, вдоль
которых тянулась длинная низкая софа, обложенная всевозможными подушками и
подушечками, одним словом, это был самый восхитительный храм, построенный
Венере в Италии. Провожавшие нас юные служанки зажгли лампы, в которых за
зелеными стеклами ароматизированный керосин поддерживал уютный огонек,
- Знаете, сокровище мое, - предложила княгиня, - давайте отныне
перейдем на "ты" и будем обращаться друг к другу по именам: я ненавижу все,
что напоминает мне о браке. Зови меня Олимпия, а я буду называть тебя
Жюльетта, ты согласна, мой ангел?
И тут же жаркий поцелуй обжег мне губы.
- Дорогая Олимпия, - начала я, заключая в объятия это пленительное
создание, - разве есть на свете вещи, которые я бы тебе не позволила? Разве
Природа, одарив тебя столькими прелестями, не дала тебе власть над сердцами,
и разве не должна ты соблазнять каждого, на кого упадет твой огненный
взгляд?
- Ты божественная женщина, Жюльетта, целуй же меня, целуй, -
пробормотала Олимпия, откидываясь на софу. - О, сладчайшая, я чувствую - да
нет, я просто уверена, - что мы вкусим неземное блаженство в объятиях друг
друга... Я должна сказать тебе правду, всю правду... но не решаюсь... Дело в
том, что я невероятно распутна, только пойми меня правильно: я обожаю тебя,
но сейчас меня возбуждает не любовь к тебе - когда я охвачена вожделением, я
глуха к любви, я совершенно забываю о ней и признаю только бесстыдный
разврат.
- О, небо! - восхищенно проговорила я. - Возможно ли, что в двух разных
местах, удаленных друг от друга на пятьсот лье, Природа создала две столь
близкие души?
- Что я слышу, Жюльетта! - удивилась Олимпия. - Ты тоже либертина? Но
если это так, мы можем насладиться друг другом и без любви, мы можем
извергаться, купаясь в грязи и мерзости, как свиньи, сможем привлечь к нашим
утехам и других. Ах, дай мне съесть тебя, моя горлинка, дай зацеловать тебя
до смерти мы со всей страстью предадимся своим привычкам к роскоши,
излишеству и невоздержанности мы привыкли ни в чем себе не отказывать,
пресыщению нашему нет предела, и только идиотам не дано понять, что можно
находить в этом удовольствие.
Олимпия бормотала эти слова и при этом раздевала меня, раздевалась
сама, и, сбросив с себя все одежды, мы сплелись в жарких объятиях. Первым
делом Боргезе взяла меня за колени, раздвинула мне бедра, ее руки обхватили
мои ягодицы, а язык глубоко проник в вагину. Меня охватила теплая волна
истомы, я закрыла глаза и отдалась изысканной ласке, и скоро лесбиянка жадно
сглотнула первую порцию нектара после этого я приступила к активным
действиям, повалила ее на подушки, щедро разбросанные по всему будуару, и
моя голова оказалась в объятии ее бедер - я изо всех сил сосала ей
влагалище, а она столь же неистово, таким же образом ласкала меня. В таком
положении мы изверглись шесть или семь раз почти без передышки.
- По-моему, нас слишком мало, - заметила мне Олимпия, когда мы утолили



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 [ 145 ] 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.