read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



упаси меня Господь, если я буду покрывать такое чудовище; я вверяю ее в руки
закона, только умоляю вас никому не рассказывать о том, что я имела
несчастье поверить ей.
Жюстина пыталась оправдаться, она хотела обвинить истинную виновницу.
Ее слова были встречены лживыми обвинениями, которыми наглая Дюбуа защищала
себя, презрительно усмехаясь. О печальные плоды нищеты и скромности,
богатства и нахальства! Возможно ли, чтобы женщина, называвшая себя госпожой
баронессой де Фюлькони, излучавшая роскошь, козырявшая несуществующими
землями и семьей, - могло ли такое быть, чтобы подобная женщина оказалась
виновной в преступлении, в котором нисколько не была заинтересована? И
напротив, разве не говорили все факты против несчастной Жюстины? Бедная,
беззащитная, разве могла она оказаться правой?
Жандарм зачитал ей жалобы Бертран - это она ее обвиняла. По словам этой
мегеры, наша сирота подожгла гостиницу, чтобы легче было обокрасть ее, что
она и сделала - взяла все до последнего су; это Жюстина бросила ребенка в
огонь, чтобы привести бедную мать в отчаяние и скрыться, пользуясь этим.
Кроме того, добавляла Бертран, Жюстина известна как девица дурного
поведения, она чудом избежала в Гренобле виселицы, к которой ее приговорили
за убийство обманутого ею молодого человека, она же с непристойными
намерениями приставала к монахам в Лионе. Одним словом, бесчестная Бертран
сделала все, чтобы погубить Жюстину; озлобленная своим горем, она употребила
чудовищную клевету, чтобы запятнать ее. По ходатайству обвинительницы было
проведено тщательное расследование на месте преступления: пожар начался на
сеновале, несколько человек засвидетельствовали, что Жюстина заходила туда
накануне вечером, и это было правдой. Служанка гостиницы неточно указала ей
местонахождение туалета, и Жюстина поднялась на тот злополучный чердак, где
оставалась достаточно долго, чтобы вызвать подозрения. Итак, несмотря на все
ее протесты жандарм приказал надеть на нее оковы.
- Но сударь, - все-таки осмелилась Жюстина, - если бы я обокрала свою
спутницу в Вильфранш, деньги должны быть при мне, так обыщите меня.
Эта неловкая попытка вызвала лишь смех, ей заявили, что она была не
одна, что наверняка у нее были сообщники, которым она передала деньги во
время бегства. Тогда коварная Дюбуа, знавшая о клейме, которое когда-то
сделал нашей героине Роден, разыграла жалость и обратилась к жандарму:
- Сударь, каждый день совершается столько преступлений, что вы извините
меня за пришедшую мне в голову мысль. Если эта девушка действительно сделала
то, в чем ее обвиняют, тогда это наверняка не первое преступление на ее
счету: не может человек вот так вдруг решиться на подобное злодейство.
Осмотрите ее, сударь, прошу вас... Если вы обнаружите на ее теле... Но если
ничего такого на ней нет, позвольте мне встать на ее защиту.
Жандарм согласился на осмотр и собрался уже приступить к нему, как
вдруг Жюстина воспротивилась:
- Одну минуту, сударь, проверка не нужна: мадам прекрасно знает, что у
меня на плече есть ужасное клеймо, и знает также, какое несчастье стало его
причиной; эта гнусная уловка с ее стороны лишний раз свидетельствует о ее
злодеяниях, которые будут раскрыты в храме Фемиды. Везите меня туда, сударь,
вот мои руки, вяжите их, только порок стыдится носить оковы - несчастная
добродетель страдает от них, но их не страшится.
- Вот уж никак не думала, что попаду в самую точку, - покачала головой
Дюбуа. - Но раз уж это создание благодарит меня за мою доброту гнусными
инсинуациями, я согласна ехать вместе с вами, если это необходимо.
- Никакой нужды в этом нет, госпожа баронесса, - заверил ее жандарм, -
наша задача - найти только эту девушку; ее признания, клеймо, которое она
носит, являются достаточным обвинением; мы ее забираем, а вам приносим
тысячу извинений за столь долгую задержку вашей кареты.
Бедную сироту, заковали в цепи и посадили на лошадь за спину одного из
всадников, Дюбуа снова села в экипаж, напоследок оскорбив несчастную тем,
что дала несколько экю стражникам, чтобы они смягчили участь заключенной до
суда.
- О добродетель! - выкрикнула в отчаянии Жюстина, подвергнувшись столь
изощренному унижению. - Неужели ты снесешь и это оскорбление? Неужели порок
одержит над тобой победу с такой наглостью и безнаказанностью?
По приезде в Лион Жюстину посадили в темницу для преступников как
поджигательницу, девицу дурного поведения, убийцу ребенка и воровку.
В гостинице заживо сгорели семь человек; она сама могла оказаться в их
числе: она хотела спасти ребенка, она рисковала своей жизнью. А та, которая
учинила эту ужасную катастрофу, избежала бдительности законов,
справедливости небес; она торжествовала, она возвращалась к новым
злодействам, между тем как невинная и несчастливая Жюстина была на пороге
бесчестья и смерти.
Дюбуа сообщила епископу о происшедшем, и тот, взбешенный оттого, что
упустил добычу, захотел отыграться хотя бы новыми обвинениями против
несчастной. Он тотчас отправил в Лион своего духовника, снабдив его ложными
свидетельствами против нее. Таким образом, кроме всего прочего, она
обвинялась в том, что обворовала монсеньера, когда тот, проявив милосердие,
взял ее в услужение.
Что касается нашей неудачницы, давно привыкшая к клевете,
несправедливости и несчастью, с самого детства ступившая на путь добродетели
с уверенностью встретить на нем тернии, она испытывала боль, скорее
отупляющую, нежели острую; слезы ее, застывая в глубине сердца, не увлажняли
ее прекрасные глаза. И как это часто случается с человеком страждущим, когда
он проявляет невероятное воображение, пытаясь выбраться из пропасти, в
которую зашвырнула его беда, она вспомнила отца Антонина. Как бы ни была
призрачна надежда на его помощь, Жюстина не отказалась от искушения увидеть
его; она попросила вызвать его, он пришел. Ему не сказали, кто хочет
встретиться с ним, и он сделал вид, будто не узнает Жюстину, которая пришла
в замешательство от его поведения и поспешила сказать тюремщику, что скорее
всего этот добропорядочный священник ее не помнит, так как знал ее много лет
назад. Мне не было и двенадцати лет, продолжала она, когда я впервые
исповедовалась перед ним, поэтому я прошу оставить нас наедине для
конфиденциальной беседы.
Как только тюремщик вышел, она упала перед монахом на колени, увлажнила
их слезами и простонала:
- О святой отец! Спасите меня, умоляю вас; вызволите меня из ужасной
беды!
Потом она доказала ему свою невиновность, не скрыв и того, что
непристойные предложения, которые он ей сделал несколько дней назад,
настроили против нее женщину, путешествовавшую с ней, и теперь эта женщина
является ее обвинительницей. Монах выслушал очень внимательно и сказал так:
- Ты, Жюстина, как всегда, возмущаешься, когда начинают обвинять тебя в
твоих проклятых предрассудках, теперь ты видишь, к чему они привели, и,
должно быть, понимаешь, что в сто раз лучше быть счастливой негодяйкой, чем
несчастной добродетельницей. Твои дела обстоят хуже некуда, и нет смысла
скрывать это от тебя. Эта Дюбуа, о которой ты рассказала, очень
заинтересована погубить тебя и будет стараться изо всех сил; Бертран также
будет стоять на своем, все свидетельства против тебя, а сегодня чтобы
казнить человека, достаточно и свидетельств. Между прочим, мне известно, что
епископ Гренобля тайно, но упорно, плетет против тебя заговор, есть слухи,
что он даже приехал сюда, желая лично проследить за твоим процессом.
Следовательно, ты должна готовиться к самому худшему, и спасти тебя может
только одно средство. Я в хороших отношениях с местным интендантом, а он
имеет большое влияние на судейских в этом городе. Я скажу ему, что ты - моя
племянница и в качестве родственника попрошу прекратить судебную процедуру.
Попрошу отправить тебя в лоно моей семьи, затем тебя якобы похитят, но
только для того, чтобы заключить в наш монастырь в этом городе, откуда ты
никогда не выйдешь... И там - не стану скрывать, Жюстина, - там ты будешь
рабыней моих прихотей и будешь исполнять их все без исключения; кроме того,
тебе придется угождать и моим собратьям, короче говоря, ты будешь для нас
самой покорной жертвой... Ты меня понимаешь, ты не забыла обитель Сент-Мари
де Буа... Эта участь нелегка, ты знаешь страсти распутников нашей закалки.
Итак, решай сама, не заставляй меня ждать...
- Уходите, святой отец, - с негодованием и ужасом ответила Жюстина, -
уходите! Вы - мерзкое чудовище, если позволяете себе так жестоко глумиться
над моим положением, что заставляете меня выбирать между смертью и
бесчестьем. Я сумею умереть, если так случится, но по крайней мере мне не в
чем будет упрекнуть себя.
- Как вам угодно, прекрасное создание, - сказал монах, направляясь к
двери. - Я не могу насильно вести женщину к счастью. До сих пор
добродетельность славно вам служила, так что продолжайте боготворить ее...
Прощайте, только больше ко мне не обращайтесь...
Он выходил, когда неожиданный властный порыв бросил Жюстину к его
ногам.
- Зверь! - захлебываясь слезами, закричала она. - Впусти же в свое
каменное сердце мои горестные вопли, выслушай их и не ставь мне условий,
которые страшнее смерти.
От резкого движения спали покровы с ее груди, и она обнажилась -
белоснежная грудь, залитая слезами, на которую беспорядочно ниспадали
прекрасные волосы. Жюстина внушала в эти минуты самые мерзкие желания этому
человеку, и злодей захотел тотчас удовлетворить их: он посмел показать, до
какой степени его терзает похоть, он осмелился предаться сладострастию при
виде цепей, сковывавших несчастную девушку, его все сильнее возбуждал меч,
который должен был поразить Жюстину... В этот момент она стояла на коленях,
развратник опрокинул ее навзничь и повалился вместе с ней на жалкую
соломенную подстилку, служившую ей ложем. Она хотела закричать, он засунул
ей в рот платок, связал руки и, лишив ее возможности сопротивляться, задрал
ей юбки.
- Ох, черт меня побери, - пробормотал он, - как хорошо сохранились эти
прелести!.. Она все еще очаровательна, эта сучка!
Он раздвинул ей бедра... Не встретив сопротивления, он овладел
влагалищем - это был разъяренный тигр, схвативший кроткого ягненка. Получив



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 [ 149 ] 150 151 152 153 154
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.