read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



улыбкой, и это было мгновенье, когда ее красота сверкнула в последний раз и
погасла. - А Мите передайте...
- Да что вы так говорите, Глафира Сергеевна? Вы же сами сказали, что
все еще будет хорошо. Я верю, мы все еще придем к вам. И Андрей и Митя.
- Милости просим. Нет, я просто так. Не на память. У меня ведь детей
нет, а жалеть кого-нибудь надо. Я и Митю очень жалела потом, когда мы уже
разошлись, и раскаивалась, что так долго мучила его и терзала. А потом стала
думать, что все к лучшему, потому что он ведь все равно бросил бы меня,
когда я стала так безобразна. Вы скажите ему, что если я любила кого-нибудь
в жизни, так его, - сказала она, подумав и грустно улыбнувшись, как будто и
теперь, еще не была уверена в том, что любила Митю. - Да, его.
- Глафира Сергеевна, останьтесь у меня. Вы расстроены, устали. Побудьте
со мной. Я не говорю... не могу сейчас говорить о том, как я вам благодарна.
Я ваш друг теперь и очень, очень прошу - останьтесь.
Она покачала головой.
- Не могу.
- Я не отпущу вас.
- Нет, надо идти. Ваш отец спит? Пожалуйста, извинитесь за меня перед
ним. Я неловко о нем рассказала.
Я закрыла за ней и не сразу вернулась, немного постояла в передней.
Было уже поздно. В нашем доме сквозь тонкие стены всегда доносились какие-то
звуки - то радио из соседней квартиры, то голос с лестницы, то хлопанье
двери в подъезде, а сейчас все было тихо, и я стояла в передней,
прислушиваясь к этой непривычной тишине, от которой стало тревожно на
сердце. Отец позвал меня, я зашла к нему, но ничего не стала рассказывать и
только спросила, точно ли, что он позвонил Рубакиным. Это было странно, что
они не пришли. Потом вернулась в переднюю и с трудом удержалась, чтобы не
открыть входную дверь - мне почему-то почудилось, что Глафира Сергеевна еще
не ушла, а стоит на площадке, облокотившись о перила и беспомощно глядя в
темный провал лестничной клетки. Может быть, не следовало оставлять ее одну?
Но, кажется, ей не хотелось, чтобы я знала, куда она пойдет От меня. И,
упрекая себя, что я все-таки не предложила ее проводить, я вдруг увидела
лежавший на подзеркальнике сверток из магазина, который забыла у меня
Глафира Сергеевна.
Это были немногие мгновенья, промелькнувшие в тысячу раз быстрее, чем я
о них сейчас рассказала, и когда, схватив сверток, я крикнула с площадки:
"Глафира Сергеевна!", у меня не было ни малейших сомнений в том, что она
отзовется. Но очень тихо было на лестнице, еле освещенной синей лампочкой,
горевшей на втором этаже, и только мягко и страшно темнел глубокий колодец
лестничной клетки.
- Глафира Сергеевна!
Я побежала вниз и остановилась. Мне померещился стон, далекий, еле
слышный.
- Глафира Сергеевна!
Тишина, я перевела дыхание. Внизу хлопнула парадная дверь. "Ушла?" -
подумала я и стала торопливо спускаться. Какие-то люди шли мне навстречу,
переговариваясь взволнованными голосами. И вдруг уже не стон, а дикий,
бессознательный, мгновенно оборвавшийся крик раздался в подъезде. И,
схватившись за перила, я замерла с обомлевшим, затрепетавшим сердцем. Люди,
которые поднимались по лестнице и были уже в двух шагах от меня, повернулись
и побежали вниз, а я опрометью бросилась вслед за ними.
Она лежала в нише, устроенной, должно быть, для лифта, который в нашем
доме начали строить перед войной. Рубакины (это были они) прошли, не заметив
ее потому, что ниша была в тени под лестницей, и еще потому, что в слабом
синеватом свете видны были только неестественно раскинувшиеся полные руки.
Она лежала, точно пытаясь встать, точно рванувшись куда-то, и ее можно было
узнать только по этим красивым рукам, на которые я все смотрела во время
нашего разговора.


ВЕРНОЕ ДЕЛО
Опущу другие события этой ночи. Спор с врачом неотложной помощи,
бесконечное, до поздней ночи, составление протокола... Отец испугался, что
меня хотят арестовать, и набросился на милиционера, который сам испугался,
когда маленький взъерошенный человечек в халате, багровый, с измятыми усами,
влетел в переднюю, крича, что он не допустит беззакония и что его знает весь
Советский Союз.
- Да что вы, папаша, - убеждал его добродушный милиционер, - да бог с
вами, папаша!
А я пока прятала от посторонних глаз бумаги, которые оставила у меня
Глафира Сергеевна.
Рубакины отвезли ее домой. Лена осталась подле умирающей, Петр
Николаевич поднялся, чтобы предупредить Крамова, и вернулся потрясенный - с
таким самообладанием выслушал его Валентин Сергеевич. Он только болезненно
сморщился и сделал несколько падающих шагов, схватившись за сердце. Рубакин
подхватил его, подвел к стулу, и он посидел несколько секунд, согнувшись и
втянув голову в плечи. Это было все - одна минута слабости, только одна! И
вот он уже встал и, крепко ставя ноги, пошел навстречу санитарам, осторожно
поднимавшим по лестнице свою страшную ношу.
Розовая девушка-лейтенант в отделении милиции, задумчиво напевавшая
что-то во время допроса и, видимо, куда больше занятая событиями личной
жизни, чем событием, "имевшим место ночью 15 июля в -доме No 6 по
Серебряному переулку", сказала, что я могу не беспокоиться, поскольку факт
самоубийства подтвержден письмами, найденными в сумке покойной.
- Покойной? Она умерла?
- Скончалась в пятом часу утра, - осторожно сказала девушка-лейтенант,
видимо, не зная, как я отнесусь к этому сообщению. - Супруг звонил и, между
прочим, просил освободить вас от формальностей. Но мы, конечно, не можем
освободить, хотя и не сомневаемся в вашей непричастности к делу.
И формальности заняли еще добрых часа два с половиной.
Весь следующий день мы провели за чтением - точнее сказать, за
изучением - тех скомканных, видимо, вырванных из большого настольного
блокнота, листов бумаги, которые передала мне Глафира Сергеевна. Это были
черновики какого-то, я бы сказала, доноса, если бы в каждой фразе не было
сделано решительно все, чтобы в голову не пришло это слишком откровенное
слово. Со всей видимостью строгой научной логики черное определялось как
белое и белое как черное в этой безымянной записке, направленной неизвестно
куда. Не личная, нет, государственная заинтересованность была видна в каждой
строке, на каждой странице! Это был донос-шедевр, составленный в такой
искренней, осторожной, тщательно обдуманной форме, что, только читая
заключительные фразы, вы начинали ясно понимать, что перед вами не что иное,
как беспощадный обвинительный акт.
В чем же эти люди обвиняли Андрея? Почему они сочли своим общественным
и политическим долгом обратить внимание соответствующих органов на
деятельность А. Д. Львова, давно внушавшего им сомнения, а в последние годы
и подозрения? Под номерами следовали один за другим преступные факты. И
самое поразительное, что это были подлинные факты, оставившие отчетливый
след если не в истории советской эпидемиологии, так в официальной переписке
Санитарно-эпидемического управления.
В 1937 году под Рязанью на химическом заводе внезапно вспыхнула и с
опасной быстротой распространилась эпидемия брюшного тифа. Как это всегда
бывало в трудных случаях, Малышев послал Андрея.
Первый же взгляд на карту убедил Андрея в том, что злокозненная речка,
вливавшаяся в заводской водоем, не имеет никакого отношения к вспышке
брюшного тифа. Нужно было опросить заболевших: что они едят, что пьют, где
работают, бывают ли друг у друга?
Таким образом он установил, что почти все заболевшие работали во
вредных цехах и что они, все без исключения, пили молоко, которое полагалось
им как работникам вредных цехов.
Андрей поехал на ферму: белые халаты, сверкающие окна, стены, в которые
можно смотреться, как в зеркало. Ни пылинки на сепараторах, холодильниках,
лабораторных столах! Можно было, конечно, проверить, нет ли среди работников
бациллоносителей - так называются люди здоровые, но выделяющие
болезнетворные бактерии. Он сделал это, что называется, для очистки совести
- и обнаружил, что бациллоносительницей была женщина, разливавшая
стерилизованное молоко, которое отправлялось в столовую завода.
Вот какова была эта история, которой в свое время справедливо гордился
Андрей. Как же она была рассказана в черновике доноса?
Старая, еще с институтских времен, дружба связывала Андрея с группой
санитарных врачей, работавших в заводском поселке, в особенности с неким
Горяиновым, шпионом и вредителем, арестованным в 1938 году, так писал
Скрыпаченко. Я не сомневаюсь в том, что именно Скрыпаченко. Этот-то Горяинов
и настоял на том, чтобы в заводское водохранилище была спущена речка, что
само по себе было крупнейшим санитарным упущением. Знал ли доктор А. Д.
Львов, что это упущение повлекло за собой человеческие жертвы, панику в
заводском поселке, бегство рабочих из вредных цехов, где было особенно много
заболевших? Разумеется, знал. Но, вместо того чтобы честно установить
причины эпидемии, он стал "заметать следы", высказывая невероятные,
сбивающие с толку предположения, и в конце концов выгородил виновных,
обнаружив какое-то фантастическое "бациллоносительство" среди работников
опытно-показательной фермы, известной в области своими блестящими
достижениями и награжденной орденом "Знак почета".
Не стану приводить других примеров. В Пятигорске он будто бы нарочно
исказил картину холерной эпидемии, утверждая, что выделенный местными
эпидемиологами эмбрион является не холерным, а холероподобным. Он настоял на
отмене карантина, и если бы не энергичные меры, предпринятые органами
Наркомата внутренних дел, холерная пандемия распространилась бы по Северному
Кавказу.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 [ 150 ] 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.