read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Тер-Хаар перестал смеяться.
- Ладно, - сказал он, - оставим это. Тут моя вина. Мне, во всяком
случае, думается, что это невозможно, но вы все, к сожалению, такие полные,
такие невероятные невежды в области истории... - Он стукнул вилкой по столу.
- Но позволь, профессор, - возразил я. - Кто же из нас не знает законов
развития общества?
- Голый скелет; и ничего больше! - прервал он меня. - Вот все, что дают
вам школы. Вы не проявляете ни малейшего интереса к тому, как жили древние,
как они работали, какие у них были мечты...
В эту минуту кто-то из присутствующих в зале встал и спросил, нет ли у
кого-либо возражений против легкой музыки. Все хором выразили согласие, и в
зале раздалась приглушенная мелодия. Тер-Хаар не проронил больше ни слова до
конца обеда. Зал стал пустеть, встали и мои собеседники. Поклонившись, я
вышел с доктором Руис, с Анной. Вначале я называл ее этим именем не без
известного внутреннего сопротивления, которое, впрочем, скоро улетучилось.
Она с необыкновенным энтузиазмом принялась знакомить меня с кораблем.
На нем было одиннадцать ярусов. Двигаясь от носа к корме, мы вначале
побывали в небольшой обсерватории, расположенной в носовой части, затем в
раскинувшейся на пяти ярусах главной астрофизической обсерватории, где
находился сильнейший телескоп "Геи", затем посетили навигационный центр и
помещение автоматических аппаратов рулевого управления, разбитых на две
группы: одна из них действовала, когда "Гея" двигалась полным ходом, другая
вступала в действие, когда корабль попадал в сферу притяжения небесных тел.
Потом мы спустились в трюм, где помещались ракетодромы и ангары
для-транспорта "Геи", осмотрели спортивные залы, детский сад, бассейны,
концертный зал, залы видеопластики и отдыха. В конце этого яруса находилась
и наша больница. Там, где жилые помещения примыкали к атомным отсекам,
занимавшим целую корму, возвышалась мощная металлическая стена, служившая
преградой против излучения. Оттуда мы поднялись вверх и обошли по очереди
одиннадцать лабораторий: дальше идти я отказался. Анна, заметив, что у меня
усталость вытесняет восторг, прикусила мизинец, но подумала мгновение и
решила:
- Я знаю, куда мы пойдем теперь! Мы ведь еще не были на смотровых
палубах!
Я согласился, и она с торжествующим видом, обрадованная, взяла меня под
руку и повела за собой.
В конце широкого коридора виднелся матовый серебристый занавес из
плотной материи. Мы раздвинули его и попали в непроглядную тьму,
Довольно долго я ничего не видел. Наконец глаза постепенно стали
привыкать к темноте. Мы находились на длинной и широкой палубе. В стене
через каждые двадцать - тридцать шагов была дверь, на которую указывала
слабая фосфоресцирующая стрелка. Аллея желтоватых стрелок, висевших в
воздухе подобно хороводу светляков, уходила так далеко, что последние
сливались в сплошную матовую нить. Когда я отвел взгляд от этих светляков и
посмотрел в конец палубы, мне в первую секунду показалось, что там ничего
нет, но в следующее мгновение я понял свою ошибку; там разверзалась бездна.
Я двинулся вперед к усеянному звездами пространству осторожно, словно
опасаясь, что палуба вот-вот оборвется и я полечу вниз головой в бездонную
пропасть. Однако мгновение спустя моя вытянутая рука коснулась холодной
прозрачной плиты, преграждавшей дальнейший путь.
Я начал различать созвездия. Немного ниже нас сиял, разветвляясь,
Млечный Путь. Там мерцали мириады еле видных искр. Кое-где на этом бледном
фоне чернели провалами тени мрачных космических облаков. Через несколько
мгновений я заметил, что Млечный Путь перемещается, постепенно поднимается
вверх, что звезды движутся; внезапно в глубине галереи, в которой мы
находились, у самого ее конца ярко засверкал серебристый треугольник. Я стал
пристально вглядываться. Светлый участок неба увеличивался и ширился,
охватывая все большее пространство и постепенно гася фосфорические стрелки
на дверях. Нас озарил яркий свет. Я посмотрел на небо. Внизу сияла Луна -
выпуклая, густо усеянная кратерами, огромная, похожая на серебряный плод,
изъеденный червями. Погасив близлежащие звезды, она лениво плыла по
небосводу. На палубу беззвучно легли густые тени, они все удлинялись,
тянулись, как призраки, по стенам и сводам, сталкивались одна с другой до
тех пор, пока Луна не дошла до другого полюса "Геи" и не исчезла так же
внезапно, как и появилась. В этом не было ничего странного: корабль вращался
вокруг своей продольной оси, и на нем создавалось искусственное поле
тяготения.
Когда Луна зашла за корму корабля, нас вновь окружил мрак. Вдруг Анна
коснулась моей руки и прошептала:
- Смотри... Смотри... Сейчас взойдет Земля...
Земля появилась среди звезд в виде голубого, подернутого дымкой шара,
три четверти поверхности которого были затенены. Ее большой серп отливал
блеском более мягким, чем лунный: голубым, с едва заметной примесью
зеленого. В разрывах туч возникали неясные, как бы размытые очертания
континентов и морей. Над невидимым для нас Северным полюсом, обращенным в
сторону, противоположную Солнцу, пылала яркая точка: это была собственная
звезда Земли, ее полуночное атомное солнце. Снова по палубе побежали,
изгибаясь и вытягиваясь, тени; последний луч света, поднявшись к потолку,
стал уходить все дальше, и наконец наступила темнота.
- Видел? - совсем по-детски прошептала моя спутница.
Я ничего не ответил. Эта картина была мне хорошо знакома: кто из нас
несколько раз в год не совершал полетов в межпланетном пространстве! Но эти
полеты были непродолжительны: они длились всего несколько дней, редко
недель, всегда можно было представить себе то, что ждет тебя при возвращении
домой. Но сейчас Земля показалась мне недоступной, странно далекой... И,
когда стоявшая рядом со мной девушка шептала, прижавшись лицом к холодной
плите: "Как красиво!.." - я впервые за долгое время почувствовал себя
одиноким.
Во мраке, окружившем нас после захода Земли, медленно двигались,
поднимаясь вверх, скопления звезд, и вместе с ними, казалось, величественно
восходят огромные, испещренные серебряными искрами скопления мрака, похожие
на занавесы, за которыми вот-вот должно открыться нечто неведомое. Но эта
иллюзия была мне слишком хорошо знакома...
Потом мы гуляли по палубе, по которой вперемежку с темнотой пробегали
полосы то ярко-белого лунного, то голубого сияния Земли. Похоже было, что
над нами то поднимались, то опускались гигантские крылья.
Анна рассказала о себе. Вместе с ней на "Гее" был ее отец, известный
композитор. Как раз сейчас в концертном зале исполнялась его Шестая
симфония. Меня удивило, что Анна не предложила вместе послушать ее.
- Ах, я ее так хорошо знаю... Ведь отец не смотрит все мои операции, -
сказала она.
И я не мог понять, шутит она или нет.
Однако мы все же поехали на концерт. Когда .мы подходили к вестибюлю,
выложенному плитками хризопраза, зазвучали высокие заключительные ноты
финала, и вскоре слушатели начали выходить из зала. Спускаясь по лестнице,
они огибали монументальную скалу из вулканита и исчезали в кустарнике,
которым встречал их центральный парк "Геи".
Мы остановились на лестничной клетке, не зная, что делать дальше; мне
казалось, что девушке мое общество надоело, хотя она добросовестно выполняла
роль спутника, вполголоса называя проходивших. Больше всего здесь было
астрономов и физиков, меньше - техников и совсем не было специалистов в
области кибернетики.
- Автоматы делают за них все, даже слушают концерты, - сказала Анна и
засмеялась своей остроте, но смех закончился плохо замаскированным зевком.
Это был уже совершенно недвусмысленный намек, и я, попрощавшись,
пожелал ей спокойной ночи. Она побежала вниз, в полумраке обернулась и
помахала мне рукой.
Я продолжал стоять на площадке. Людей становилось все меньше: вот
прошли трое, за ними еще трое, потом какая-то запоздавшая пара... Я собрался
уходить, когда в широком, украшенном колоннами вестибюле появилась женщина.
Она была одна.
Ее красота была ни с чем не сравнима и вызывала чувство, похожее на
страх. Овальное лицо, низкие дуги бровей, темные глаза, невозмутимо ясный
выпуклый лоб - все было похоже на рассвет летнего дня. Законченными,
хотелось бы сказать - окончательно сформированными были лишь ее губы,
казавшиеся значительно более взрослыми, чем все лицо. В их выражении было
нечто такое, что возбуждало радость, нечто легкое, певучее и вместе с тем
такое земное. Ее красота изливалась на все, к чему бы она ни приближалась.
Подойдя к лестнице, она положила белую руку на шероховатый излом вулканита:
мне показалось, будто мертвый осколок на мгновение ожил. Она направлялась ко
мне. Ее тяжелые, свободно падавшие волосы отливали всеми оттенками бронзы.
Когда она подошла совсем близко, я удивился: так она была невелика. У нее
были гладкие, четко очерченные щеки и детская ямочка на подбородке, Проходя
мимо меня, она заглянула мне в глаза.
- Ты один? - спросила она.
- Один, - ответил я и назвал себя.
- Калларла, - в свою очередь, назвала она себя. - Я биофизик.
Это имя было мне знакомо, только я не мог припомнить, откуда. Мы
постояли так секунду, и эта секунда показалась мне вечностью. Затем она
кивнула мне и со словами: "Спокойной ночи, доктор", - стала спускаться вниз
по лестнице. Доходившее почти до пола платье скрывало движения ее ног, и я
видел лишь легкое колебание ткани. Некоторое время я продолжал смотреть, как
она, стройная и гибкая, сходит или, вернее, плывет вниз. Проведя рукой по
лицу, я убедился, что улыбаюсь, но улыбка моя вдруг погасла. Я ясно понял: в
лице этой женщины было нечто болезненное. Это "нечто" было очень
незначительным и незаметным, но оно безусловно существовало. Такое лицо
могло быть лишь у того, кто удачно скрывает от любимого человека свое
страдание. Заметить его может только совершенно чужой человек, и то лишь при
первом взгляде, потому что потом, привыкнув, он не увидит ничего.
"Что ж, - подумал я, - каждый из этих сотен людей, которые идут теперь



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.