read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Не знаю, говорил ли тебе мой отец, но я с самого детства был вынужден находиться только в комнате, где ты встретил меня.
А мне многие ничего хорошего не говорят. Но спасибо, что не отделяешь того дохляка от себя всесильного. Возьму на заметку.
- Свет солнца смертелен для меня. Даже слабый луч его способен ослепить и сжечь это тело. Поэтому отец и поместил меня в ту комнату, в которой никогда не было окон. Только несколько факелов, да и то, исключительно ради того, чтобы слуги могли принести немного еды. Это тебе ничего не напоминает, варркан?
Еще как напоминает. Нелюдь в чистом виде. Солнечный свет смертельное оружие. Но это справедливо для обыкновенного нелюдя. А Император с виду вполне нормальный человек. Ну не вырос до положенных сантиметров. Зачем комплектовать? Бояться солнечного света? Это может позволить себе только очень богатый отпрыск королевской фамилии. Разумеется, с темным прошлым.
Император, между тем, продолжал свой рассказ, неторопливо вышагивая впереди и не обращая внимания на мои молчаливые ужимки.
- У меня никогда не было игрушек. Все, что позволял мне отец, это деревянный меч, да несколько потрепанных детских книжек. Он не слишком-то любил меня, так варркан?
Полюбишь такого заморыша. Все детки, как детки, по огородам шляются, морды слугам бьют, да ножками капризно дергают. А у этого солнце фобия.
- В тот день, когда мне исполнилось восемь лет в замке готовились к празднику. Все королевство радовалось моему рождению. Мне рассказали, что под солнечным светом накрывают столы, играют веселые музыканты, танцуют актеры. Но все это было там, за стенами моей комнаты. Никто не пришел ко мне. Никто не поздравил меня. Я был один. Ты ведь знаешь, варркан, как тяжело быть одному в свой восьмой по счету день рождения?
Хорошего мало, надо согласиться. Особенно, как верно заметил наследник, в восьмой день рождения.
- И тогда я решил стать Императором.
Стоп! Вот так просто взял и стал? Без предварительного колдовства? Без проклятий со стороны врагов и завистников? Только потому, что не было возможности веселиться с остальными гостями? Ну, знаете ли, видал я как с жиру бесятся, но такого!
Я догнал Императора и пошел рядом с ним, всем своим видом выражая огромную заинтересованность. Конечно, на работника службы доверия я не тянул, но на весьма заинтригованного варркана походил точно.
- Я не смогу описать, как это произошло. И не потому, что не хочу. Не знаю. Просто взял и пришел сюда, в это место, - маленькая рука указала на далекий, почти невидимый горизонт.
Типичное раздвоение мысли. Этот пункт надо проверить. Вполне возможно, что и нет никакого Императора. Интересная мысль.
- Мне было очень обидно лежать в темноте и слушать дудки и скрипки музыкантов. Даже сквозь толстые стены я слышал, как отец смеется, поднимая очередной кубок. Обидно, варркан. Ведь это мой день рождения.
- Ты говорил, что решил стать Императором? - от простых обид монстрами не становятся.
- Да. Императором. Я решил сделать сам себе подарок. Я подарил себе этот мир.
Хороший подарок. Я бы тоже от такого не отказался. Знать бы только, где мы находимся? Толи в мозгах у королевича, толи в измерении каком параллельном.
- Я могу приходить сюда в любое время. Слабое тело остается там, в замке. А здесь никто не мешает мне заниматься тем, чем мне нравиться.
- И что же дальше? - история захватывала меня все больше и больше. Понимает ли этот ребенок, что он является источником зла? И что делает он здесь, в этом пустом, созданном больным мозгом, мире?
- Дальше? Дальше почти ничего. Я стал проводить здесь большую часть своего времени, возвращаясь назад только для того, что бы поесть.
Придуманная реальность. Сны наяву. Психическое расстройство мозжечка в особо опасной форме. Скучно.
Наверно у меня было довольно кислое выражение лица, потому, что Оливер, он же Император, он же неизлечимо больной ребенок, взглянул на меня и рассмеялся.
- Здесь не так уж плохо, поверь мне, варркан. Сейчас убедишься в этом сам. Мы уже пришли. Закрой глаза. Это ненадолго. Так надо, варркан. Поверь мне.
Проверяем местность. Чисто. Проверяем мальчишку чудовище. Удивительно чист. Ничто не угрожает. Ничто не тревожит. Тогда почему бы ни закрыть глаза, раз просят. В конце концов хуже не станет. И так забрался черт знает куда.
- Все, варркан. Можешь открыть. Ты первый, кто пришел сюда, кроме меня.
Я разлепил ресницы и чуть не рухнул в обморок.
Варркана нельзя ничем удивить. Варрканы не умеют ничему удивляться. И тем более падать в обморок, словно невоспитанные девицы из высшего королевского общества. Но варркан, в жилах которого течет кровь человека из другого мира, устроен несколько иначе. У него есть свои слабые места. И мое тело еще не потеряло способность задерживать дыхание от чудес. А то, что я увидел перед собой, вокруг себя, было даже не чудом. Это было... неестественным и невообразимым удивлением.
- Что это?
- Это моя детская комната.
Я стоял посередине огромного мира. Посередине целой планеты. Под ногами текли реки, шумели леса, у далеких холмов простиралось море. Все это было крошечным, маленьким, словно смотрел я на мир с высоты птичьего полета. У самых моих ног, словно слепленный из пластилина и картона расположился город. Город? Нет. Это была крепость. Та самая крепость, в которой я сейчас находился. Вот крепостные стены. Вот глубокий ров, наполовину заполненный тухлой водой. Высокая центральная башня с прорезями бойниц. Скотный двор. И даже шахта, где, по словам Короля, трудолюбивые домовые добывали серебро во имя победы.
Осторожно, боясь что-нибудь задеть, я опустился на корточки, чтобы поближе рассмотреть чудный замок.
Удивление переросло в испуганный восторг, когда я обнаружил, что на стенах замка, сжимая тугие луки, стоят крошечные фигурки мертвяков, защитников замка. А это кто? Лешие? Так и есть. Волокут тощую козу. А вот парочка домовых катят полную тачку к миниатюрным печам.
- Посмотри сюда, варркан, - Император улыбаясь, показывал на замок.
Там, у самых ворот стояла глиняная фигурка короля. Его руки сжимали игрушечное знамя. А рядом с ним, в черном плаще, с самым натуральным серебряным мечом, только очень и очень маленьким, стояла фигурка, в которой я узнал самого себя.
- Забавно, правда? - Император радовался не сколько тому, что я видел, сколько моему, теперь нескрываемому испугу, - Забавно, что я могу взять в руки самого варркана.
Он вытянулся и легонько постучал пальцем по глиняной голове фигурки в черном плаще.
Дикая, ни с чем не сравнимая боль сжала мою голову, раскалывая ее на сотни маленьких частей.
- Не надо, Оливер! - почти взмолился я, сжимая виски руками.
- Я не Оливер. Я Император. Но... как скажешь, варркан, - мальчишка оставил в покое черную глиняную игрушку, - Смотри, а вот и моя сестра!
Император почти взвизгнул от радости, шагнул через стены, наступив при этом на одного из хрупких мертвяков, приподнял крышу одного из домов и вытащил крошечную женскую фигурку. Мне не было видно ее лица, но потому, как бережно наследник поглаживал ее я был уверен, что это Оливия.
- Это твоя... игра? - боль, как только меня, глиняного, оставили в покое, быстро прошла, - И как ты с этим ... забавляешься?
Император меня не слушал. Он отодвинул в сторону целую стену, вместе с высокими башнями и посыпавшимися из них защитниками, обнажил ту самую комнату, где стояла одинокая кровать с совсем уж крошечной фигуркой маленького старичка ребенка, поставил рядом Оливию и принялся разговаривать сам с собой.
- Здравствуй сестра.
- Здравствуй братец.
- Ты пришла, чтобы спасти меня?
- Да. Теперь мы вместе, и тебе, братец, ничего не грозит.
- У меня есть целый мир, который я подарю тебе.
- Спасибо братец. Ты слишком добр ко мне.
- Почему ты не улыбаешься, сестра?
- Я улыбаюсь, братец.
- Нет. Ты не любишь меня. Меня никто не любит. Поэтому, я накажу тебя.
Император пошарил рукой по бархатной траве, отыскал небольшую хворостину и стал с жестоким удовольствием наяривать фигурку сестры по спине.
Хорошо, что в этот момент наследник не видел, как я энергично прокручиваю пальцем у виска. Иначе, уверен, досталось бы и мне. Но помня о том, какую боль я испытал только от легкого прикосновения к глиняному варркану, я быстро опустил руку.
Мальчишка явно не в себе. Психопат и неврастеник. Если прикинуть, каких размеров прут в нормальной жизни, то, вернувшись, я могу застать девчонку покалеченной.
- Достаточно, Оливер, - как можно мягче попросил я Императора, - Поверь мне, если кто и любит тебя в этом мире, то только твоя сестра.
Он быстро повернул ко мне голову. И не сойти мне с места, глаза у него были в этот момент, как у свихнувшегося психа, который вымещает свою злобу на беззащитных куклах, выдергивая пластмассовые руки и выковыривая стеклянные глаза. Но в следующий миг злой огонек погас, и лицо Императора приобрело знакомый вид. Сморщенное грустное лицо с намеками на вселенскую скуку.
- Я думал, что тебе интересно, варркан.
- Еще как интересно, - поспешил я уверить маленького злодея, - А что у тебя здесь есть еще?
- Еще? - переспросил Оливер, - Много чего. Вон там, за лесом. Идем, посмотришь.
А за лесом, за маленьким зеленым лесом я увидел то, что и ожидал увидеть. Тысячи небольших фигурок, расставленных вокруг невысокого домика. Домик мне показался слишком знакомым. С дыркой в задней стене.
- Можешь посмотреть их поближе, - разрешил Оливер, усаживаясь на корточки и расставляя кукол ровными рядами.
Я поднял одну, самую ближнюю и поднес к глазам. Обыкновенная человеческая фигурка. Только без лица. То место, где раньше были нарисованы глаза, рот и вообще лицо, было кем-то старательно затерто, смазано, превращено в безликую болванку. Вот и ответ на самый большой вопрос. Как получилось так, что целая страна нормальных и живых людей превратились в нежить. Достаточно стереть лицо человека, и он превращается в ничто. В нелюдь. Со всеми вытекающими последствиями.
И значит ли это, что я приблизился к разгадке всего остального? Может быть. Но как-то не укладывается в голове, что все беды идут отсюда. И от этого, так и не повзрослевшего мальчишки, который развлекается тем, что, играет в войну с куклами, у которых содраны лица. Делает ли он это со зла, или от простой скуки? Много вопросов без ответа. Но есть главное. Есть этот мир, который можно переделать. А там что получиться.
- Варркан! - позвал меня наследник, - Хочешь, я покажу, как играю?
- Ну.... Если только самую небольшую, очень маленькую военную компанию, - согласился я, возвращая на место безликую фигурку нелюдя. Перед тем как установить ее на кривых глиняных ножках, я незаметно свернул кукле голову. Такой уж у варркана дурацкий характер.
Император тем временем сграбастал в объятия горсть глиняных человечков и стал расставлять их стройными боевыми рядами перед стенами замка. Вытащил откуда-то несколько игрушечных лестниц, небольшую катапульту с пригоршней круглых камешков. На защитников замка наследник не обращал внимания. Это меня слегка разозлило.
- А можно я расставлю лучников? - моя улыбка должна была уговорить любого монстра, а уж тем более ребенка, которому все время приходилось играть в одиночестве. Поэтому не было ничего удивительного, когда Оливер, давайте уж называть все своими именами, согласно кивнул. Расставляй.
Я быстренько собрал по всему замку мертвяков. Распихал где только можно. На стенах, на башнях, у ворот. С тем расчетом, чтобы их стрелы непременно доставали до готовящихся напасть нелюдей. Сгреб ладонью тухлую водичку во рву в одно место, как раз перед носом у собирающихся атаковать. Предпринять более действенные меры против предполагаемых захватчиков я не успел. Оливеру надоело выстраивать ряды нелюдей, и он довольно грубо прервал мои приготовления.
- Теперь я сам.
Сам, так сам. А я пока сяду в сторонке, поближе к основному войску и посмотрю на взятие кучкой врагов хорошо укрепленного замка. Не забывая время от времени сворачивать глиняные шеи и пряча испорченные игрушки в карман.
Наследник встал позади своего отряда, поднял руку и заорал, не обращая на меня никакого внимания.
- Воины! Сегодня знаменательный день. Перед вами неприступная крепость. Если вы захватите ее, то всем обещаю много еды, богатств и всего остального.
Что наследник понимал под всем остальным, осталось загадкой. Но по тому воодушевлению, с которым он начал двигать безликие фигурки к миленькой крепости я понял, если в самый критический момент я не вмешаюсь, то всем будет очень и очень плохо.
Забавно смотреть, как играет ребенок. Как переживает за погибших, как радуется за победителей. С каким упоением сталкивает друг с другом глиняные куклы, расшибая им лбы, ломая руки и хрупкие ноги. И все это под импровизированные крики сражения. Под стоны раненых, мычание умирающих, под радостные взвизги победителей.
Передовые отряды слепых кукол вкарабкались по игрушечным лестницам на стены и быстренько перебили многочисленных лучников, которые ничего не могли сделать с неуязвимыми врагами. Стрелы летели мимо, свистели над головами, а если и ранили кого-то, то раны самым чудесным образом заживали.
Вот уже и внутренний двор полностью захвачен. Уже нет стрелков, чтобы сдержать нападающих. Еще немного и крепость падет.
В этом месте, обижаясь на абсолютную несправедливость, влез я.
- Оливер, ты играешь нечестно.
Император на секунду замер, потом весело рассмеялся.
- Тебе страшно, варркан? Мои войска подобрались слишком близко к тебе. Ты боишься сразиться с моими героями?
Парня надо срочно лечить. Привязать кожаными ремнями к кровати и никуда не пускать. Иначе уже завтра утром от крепости не останется ни одного целого камня. Но лечение требует много времени. За пять минут ничего не сделать. Только попытаться спасти Короля, да и самого себя.
- Если ты десятью своими солдатами захватишь замок, то это нечестная игра, - жаль, у меня с собой нет хорошего кожаного ремня. Отхлестать бы за милую душу новоявленного завоевателя.
- Это моя игра, - насупился Оливер, - Как хочу, так и играю.
Нормальными словами на него не подействуешь. Попробуем с другой стороны.
- Если замок падет, то тебе больше не во что будет играть.
То, что надо. Мальчишка задумался. Морщит лоб и моргает часто от перенапряжения
- Ты прав, варркан. Но уже поздно. Защищать замок некому.
- Как это некому!? - заорал я, уже не сдерживаясь, - А я на что? Или ты считаешь, что какие-то глиняные уроды способны победить варркана? И вообще! Если через минуту замок не освободиться, то я... я не знаю что сделаю.
Император усмехнулся. Мне не понравилась его улыбка. Улыбка победителя, вынужденного принять поражение.
- Ладно, варркан. Я не хочу, чтобы ты злился. Пусть будет по-твоему.
Наследник ухватил меня глиняного за пояс, и, высунув язык, принялся мной вышвыривать безликих кукол подальше за стены. Это происходило примерно так.
"Ты еще здесь, подлый враг? На, получи!" И моей глиняной мордой о нелюдя. Нелюдь ревет от боли и отлетает метра за три от замка.
"Варрканы не сдаются!" Бф! Бф! А-а! Еще пара десятков кукол, с переломанными конечностями, оказываются выведенными из игры.
Дом сумашедший.
Когда все это безобразие закончилось, я валялся радом с маленькими стенами и буквально корчился от дикой боли во всем теле. Мой лоб представлял сплошной синяк, а уж о сломанных ребрах и вывернутых руках речи не шло. Император, честно выполнив поставленную перед ним задачу, сидел рядом и поглаживал меня по голове.
- Тебе больно, варркан? Извини, я не хотел. Но другого способа спасти крепость не было. Ты же сам видел.
Гаденыш. Боже, какая боль. Он же не оставил на мне ни единого живого места. Часа два проваляюсь. Не меньше. А потом удушу его собственными руками. И не забыть прихватить на всякий случай глиняного варркана. Хотя, нет. Исчезну здесь, пропаду и там. Мне нужен покой. Полный покой. А этот поганец гундит и гундит.
- Ты знаешь, варркан, мне уже надоела эта игрушка. Теперь, когда ты знаешь, чем я занимаюсь, я хочу устроить самое большое сражение. Там далеко, отсюда даже не видно, еще много кукол. Я соберу их всех до одного. И тогда, когда их станет много-много, крепость падет. Только на собирание уйдет много времени. Но это ничего.
- Но тогда игра закончиться, - напомнил я, морщась от боли и пытаясь вправить на место свернутое колено.
- Не закончиться, - Оливер был само спокойствие, - Я оставлю куклы отца и тебя. Вы спасетесь. И за вами будут долго охотиться. Вы будете все время убегать, по болотам, по лесам, по пустыням. Голодные, оборванные, без воды и сна. Но рано или поздно вас все равно догонят.
- И что потом? - самому думать о последствиях как-то не хотелось.
- Потом? - Император задумался, - Не знаю. Может быть придумаю игрушки, на которых можно пытать. Я видел в подвалах замка такие. Это будет забавно.
Удушу. Непременно удушу. Не ребенок, а монстр. Ишь как завернул, по болотам и пустыням. Скорее я тебе ноги руки откручу. Вот только немного оклемаюсь и откручу.
Но выполнить немедленно задуманное я не смог. Физическое состояние не позволяло. Да и Оливеру надоело сидеть рядом с варрканом у которого переломаны все кости. Он встал, взглянул последний раз на полуразрушенную крепость, зевнул и сказал:
- Хочу домой. Надоело.
И в следующее мгновение, меня, варркана, как нашкодившего котенка, без предварительного уведомления, вышвырнуло из темного коридора. Пролетев метров пять по воздуху, я скатился головой вперед по каменным ступеням и затормозил все той же головой о колонну.
Я даже не расстроился. Слава богу, я находился в крепости. В нормальной, настоящей крепости, а не в иллюзорном мире, придуманном извращенной фантазией великовозрастного ребенка.
Перед тем, как потерять сознание, чтобы подумать над всем происшедшим в тишине и спокойствии, я поймал себя на мысли, что, кажется, на этот раз мне не помогут ни варркановские знания, ни волшебство, будь оно неладно, ни даже хорошая порка наследника. Потому, что я сильно засомневался, что меня пустят второй раз к игрушечному замку.


- Варркан! Очнись, варркан.
Надо мной склонилось лицо Оливии. Ее правый глаз украшал огромный, вполне синий, симпатичный синяк, на лбу здоровенная ссадина.
- Хорошо выглядишь, девочка, - застонал я, не в силах даже улыбнуться.
- Не смешно, - насупилась в ответ Оливия, - Ты у нас сегодня тоже не красавец. Помочь встать?
Оливия подставила плечо, и я попытался подняться. Благо мои врачи уже привели тело в нормальное состояние. Как и следовало ожидать. Не так то просто убить варркан. Кости срослись, раны затянулись, только осталась слабость. Но она пройдет совсем быстро.
- Что нового? И что с твоим симпатичным личиком? - спросил я, заглядывая в синюшные глаза Оливии, которую, казалось, покусала стая диких пчел.
Оливия натянуто улыбнулась.
- Король тебя ищет, - сообщила она, оставив без ответа вопрос.
То и дело спотыкаясь, прихрамывая и постанывая, мы добрались до выхода и вылезли на свежий воздух. Худшие мои опасения оправдались.
Половина стен замка оказались разрушенными. Весь внутренний двор, все крепостные стены были усеяны остатками бывших защитников. И нигде, ни одного нелюдя.
- Напомни мне девочка, что произошло? - попросил я, все еще надеясь на то, что действия Императора в комнате для игр не имеет ничего общего с обнаруженным здесь.
Но объяснять пришлось не Оливии, а Королю, который подбежал к нам чуть ли не в припрыжку. Кажется, он единственный, кто не получил ни одного синяка и ни одного увечья. Разве что на бороде его прибавилось седых волос.
- Это конец, - закричал он, едва оказывавшись в поле нашего зрения, - Еще один такой штурм и мы погибнем. Если бы не ты, варркан, то замок бы непременно пал. Как отблагодарить тебя, доблестный варркан?
Я подождал, пока возбужденный Король доберется поближе.
- Благодарности потом. У меня слегка память отшибло. Если можете, расскажите поподробнее, что тут произошло?
Кроля долго упрашивать не пришлось. Он, чуть не захлебываясь о волнения, поведал историю последних часов. По его словам, в которые я несомненно поверил сразу же, выходило, что крепость подверглась небывалому штурму.
- Они были словно заговоренные, - рассказывал Король, яростно накручивая на палец усы, - Ни одна стрела не ранила их. Словно мои воины стреляли в пустоту. Это как безумство. Налетели вихрем, убивая всех, кто встречался им на пути. Не жалели никого. Почти все защитники замка погибли. Почти все. Это полный крах.
- Чем дело-то закончилось? - напомнил я Королю цель повествования.
- Ты спас нас всех, доблестный варркан, - Король прижал руку к своему сердцу, - Ты возник из дыма и пламени, с серебряным мечом, который горел, словно солнце. Нелюди отлетали от тебя прямо через стены. Я никогда не видел ничего подобного. Полчаса и все враги повержены. Слава тебе варркан. Честь и слава.
Король, не обращая внимания на то, что я все еще морщусь от боли, сжал меня в железных объятиях и крепко простучал кулаками спину. Но после этого сразу сник.
- Но, вынужден признать, что мы, в конце концов, потерпели поражение. У меня нет солдат. У меня нет надежды. Замок почти разрушен. Если они сейчас вернуться, то мы непременно погибнем.
- Не вернуться, - пообещал я, твердо уверенный, что в ближайшие часы, а может и дни Император вряд ли захочет вновь заняться своей игрушкой.
Король хотел что-то сказать, потом передумал, обречено махнул рукой и отправился поднимать боевой дух оставшихся в живых солдат.
- Варркан! - дернула за рукав Оливия, - Что там было? С братом?
Отвечать честно, самый первый принцип варркана. Так нас учил кодекс, так требовал учителя замка Корч. Поэтому я не стал сильно обнадеживать Оливия и выложил все как есть.
- Наше дело дрянь. Мир катиться в пропасть, над человечеством нависла угроза уничтожения, герои, то есть я, не в силах ничем помочь. Все.
- Угу, - кивнула Оливия, старательно осмысливая информацию, - Значит мне не удастся остановить армии нелюдей? И я не выполню поручение отца? Почему ты усмехаешься, варркан? Смешно? Могучий варркан, победитель и герой, смеется над трагедией целого мира? Конечно! Все погибнет, только варркан останется в живых. Так?
Я старательно постучал пальцем по лбу Оливии. Глупая девчонка. Если бы она знала, что ожидает меня останься я в живых.
- Твой брат чудовище. И сейчас в его руках сосредоточена вся сила и власть. Этот маленький негодяй способен убить любого из нас даже не вставая с постели. И, честно говоря, я даже не знаю, как с ним бороться.
- Но ты же варркан! - девчонка чуть не плакала. Может быть и от обиды, а может быть и оттого, что я настучал ей по лбу, - Ты варркан. Ты убивал всех чудовищ, которые становились на твоем пути. Сказки и предания....
- Вот, вот, - перебил я Оливию, - Все в сказках и преданиях. Это было так давно, что даже я, кажется, стал забывать те дни. Двести лет назад все было иначе. Нежить была нежитью, а люди людьми. Все предельно ясно и четко. Вот черное, а вот белое. Здесь враги, которых требуется уничтожить, а здесь люди, которые ждут защиты. В мое время симпатичные девочки не слонялись по белу свету со шпагой и с бритой макушкой. И их браться не играли в идиотские игры.
Конечно девчонка вся вспыхнула. Надула щеки, отвернулась, сложа руки на груди и стала ждать, когда варркан пожалеет бедную наследницу далекого острова. Мне только этим и заниматься.
- Ладно, Оливия, - не выдержал я, - Не время для военных действий между союзниками. Повернись ко мне и послушай лучше, что я сегодня узнал и увидел.
Я достаточно красочно, стараясь не упускать ни одной детали, рассказал Оливии обо всем, что со мной произошло в так называемой детской комнате ее брата. Оливия слушала не перебивая. Иногда в ее глазах вспыхивал огонек недоверия, но чаще всего, когда я особенно сгущал краски, они загорались изумлением. Что мне особенно понравилось, страха я не увидел. Завершив рассказ кратким описанием последнего полета через ступени, я подытожил монолог в совсем черных тонах:
- И будем все мы валяться в луже крови, с переломанными шеями и отгрызенными ушами.
Оливия шмыгнула носом. По ее лицу было видно, что она не хочет видеть меня с отгрызенными ушами. И себя, конечно, тоже.
- Что же нам делать?
Что делать, что делать. Извечный вопрос, мучающий всех хороших и правильных героев. Спасаться самому и спасать всех, кого можно спасти.
- Во-первых, не надо грызть ногти, - я с силой оторвал руку Оливии ото рта, - А во вторых, есть у меня слабенькая идейка насчет твоего брата Императора. Даже не идея, а маленький такой пунктик, который может сработать. Но для этого мне необходимо знать. Ты в детстве в куклы играла?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.