read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Будем надеяться, что Садовник прав. Дыра из виртуального мира всего одна. Поэтому и действуем согласно имеющимся единичным данным. Прощупай охранников, завяжи тесное знакомство с пациентами. Если получится, хотя сомневаюсь, влюби в себя главного врача. Работай, одним словом. Только не разнеси всю клинику. Пора уходить мне.
Оставлять одну Машку не хочется. Но и быть при ней круглые сутки слишком подозрительно.
- Не пропаду, - напарница валится на водяной матрац, вытаскивает из косметички очередной слезливый роман и полностью уходит в чтение.
- Тогда я пошел, - могла бы на прощание пожелать удачной службы. Свидимся ли еще - неизвестно.
Ногами требую у двери выпустить меня из камеры. Баобабова с матраса помогает выбраться, напомнив, что я сам цепочку накидывал. Вовремя одумывается и желает мне ни пуха ни пера. Я в ответ посылаю ее к самому умному и доброму психиатру.
Выбраться из клиники удается без проблем. Клиника не Сбербанк, карманов не проверяют. Удостоверение предъявил, что ты не псих, и вали, куда Душа просит.
У ворот психушки мне настойчиво сигналит такси. Помня неудачную поездку от подземного перехода, посылаю водителя в парк. Но такси настойчиво катит следом:
- Лейтенант, капитана твоего... Глаза протри.
На водительском месте генерал в картузе. Старательно подмигивает в целях конспирации. Призывно распахивает дверцу.
- Докачу, довезу, очень дешево возьму! - орет, заглушая шум улицы, генерал и косится на подозрительных санитаров, подсматривающих за моим отбытием через решетчатый забор психиатрического отделения.
- Докати, довези, очень дешево возьми! - кричу в ответ и ныряю в машину, чтобы окончательно не расстраивать генерала и не навести на весь городской таксомоторный парк подозрение. Колеса визгливо чиркают по асфальту, такси срывается с места и со скоростью более ста, а то и больше, скрывается с места посадки.
- Как прошло внедрение, сынок? - Генерал все время посматривает в зеркало заднего вида, очевидно, опасаясь слежки.
- Нормально, товарищ генерал. А чего это вы сами работаете? С вашими-то погонами давно пора из кабинета руководить.
- Я, сынок, с тех времен, как гонялся по пустыне за басмачами, - расскажу как-нибудь при случае, - вывел для себя железную истину. - Такси ныряет в гущу общественного и личного транспорта, уверенно обгоняет всякие там "Мерседесы" и джипы. На тех, кого обогнать не получается, генерал сильно ругается и грозит сослать в Сибирь. - Истина проста. Не сделаешь сам, за тебя получат награды другие. А если серьезно, то рано мне в кабинеты. Я действие люблю и запах опасности. Докладывай, что узнали?
Крепко держась за ручки дверей, с волнением наблюдая за создаваемыми аварийными ситуациями, не вдаваясь особо в детали, рассказываю все как есть. С каждым новым словом генерал мрачнеет, сильнее сжимает руль, тщательнее давит на педаль, выезжает на встречную полосу. Очевидно, инспектора движения предупреждены, поэтому на генеральское такси с номером А-001 внимания не обращают.
- Значит, осиное гнездо, говоришь?
- Это Баобабова говорит. Но я согласен. И Садовник подтверждает наши догадки.
- Товарищ Садовник, - поправляет генерал, недовольно качая головой. - Тебе, сынок, до его кресла служить и служить. Это ему вы с прапорщиком спасибо говорить должны, что я вас с аэродрома отпустил. Он за вас поручился.
Новые обстоятельства тайной связи Садовника и генералитета не прибавляют энтузиазма. Я всегда подозревал, что вокруг нашего отдела крутится слишком много народу. Это только на словах мы никому не подчиняемся. А как до дела доходит, начальников пруд пруди. В каждом такси по генералу.
Генерал резко крутит руль, уходя от прямого столкновения с самосвалом.
- У меня неприятные новости, сынок. Агентура сообщает следующее: звезды на небесном склоне располагаются так нехорошо, что выходит - через неделю конец света. Я, конечно, шарлатанству этому не слишком доверяю, но все указывает - доля правды имеется. Исчезновение трупов из моргов тому подтверждение. Враг активизировался, что нельзя сказать о наших службах.
- А если накрыть гнездо вместе с дырой виртуальной одним колпаком?
- Сопляк, - непонятно про кого говорит генерал, уходя с проспекта вправо, в зону новостроек. - Работать надо так, чтобы не расхлебывать последствия, а предотвращать их. Мы, сынок, по грани ходим. Что, если история про так называемое виртуальное нападение всего лишь страшная ошибка? Что, если психи настоящие, а мы, наоборот, доверчивые дураки? Много вопросов. А трупы каждый день прибавляются. Бригада следственная день и ночь работает, а толку? Не успеют трупик несчастный в клеенку завернуть, а его уже нет. Такие вот дела.
Сворачиваем в проулок, пробираемся мимо запаркованных машин и старушек с колясками.
- А куда мы?
Данный район мне незнаком. Доверять генералу на все сто процентов я не могу. Как можно верить человеку, пусть и заслуженному, который не далее как двадцать четыре часа назад грозился порубать мои кудри именной шашкой.
Генерал глушит мотор:
- Здесь дружок мой живет. С гражданской войны дружок. Вот такой старик! Вместе за басмачами гонялись. Не рассказывал? Сейчас на пенсии, но мне кое в чем помощь оказывает. Идем. Деньги по счетчику в бардачок положи.
Старушки у подъезда, очевидно, зная генерала в лицо, пропускают нас без проверки документов. Только обыскивают на предмет наличия оружия. Обыск по всем правилам, от носков до шеи. Генерал от щекотки, а может, от воспоминаний хихикает, но не протестует.
Поднимаемся на девятый этаж пешком. Генерал с места уходит в карьер, я же не спешу, тщательно экономлю силы. Как и положено в современных высотках, лифт не работает со дня сдачи дома в эксплуатацию. А если и работает, то в него лучше не попадать. Похуже медвежьей ямы.
На нужном этаже меня поджидает генерал, отжимающийся на кулаках.
- Двадцать три, двадцать четыре, двадца-а-ать пя-ять! Подсоби подняться.
Мне бы самому кто помог отдышаться.
Генерал, промокнув лоб кепкой, давит на кнопку звонка.
Нас словно ждали. Железная дверь, не скрипнув, распахивается. На пороге дружок генерала. Рыжий и конопатый пенсионер с совковой лопатой в руках? Подозрительно прищурясь, осматривает сначала генерала, потом меня.
- Тебя узнаю. А вот тебя первый раз вижу. Ты кто такой? - спрашивает рыжий и конопатый пенсионер, перехватывая лопату.
- Это ж я, Петруха! - возмущается генерал, смущенно переступая с ноги на ногу. - Мы ж вместе басмачей в гражданскую гоняли, как воробьев!
Конопатый хмурится, замахивается лопатой:
- Лешка, ты пройди пока, а я с этим разберусь.
За время работы в отделе мне с разными странностями приходилось сталкиваться, поэтому протискиваюсь между стенкой и лопатой и проникаю в квартиру. Хоть я рыжего и впервые вижу, но пенсионные разборки меня не касаются. Дело стариковское, погрызутся - разберутся.
- Тапочки надень! - кричит вслед хозяин.
Натягиваю вместо снятых кроссовок мохнатых зайчиков. Не совсем по форме, но и квартира - не отделение. Прохожу в жилище.
Стандартная однокомнатная. Пахнет кислыми Щами и гражданской войной. На стене ковер. На нем распятая шинель с красными полосами, буденовка со звездой на гвоздике, потертое седло и уздечка, винтовка и небольшой арсенал холодного оружия. Имеются также несколько фотографий исторического содержания. Их-то я и рассматриваю.
Хозяин квартиры в молодости. В буденовке и без нее. Но при винтовке. На фоне разрушенного аула. Может, того самого, что с генералом динамитом закидали. На следующей рыжий и конопатый в обнимку с усатым таможенником перед бутылью самогона. А вот он же в компании восточных девчонок.
Досмотреть историческую композицию мешают генерал и пенсионер с лопатой. Генерал бурчит про истощившуюся память и подагру. Рыжий извиняется, что забыл лучшего друга и командира. Не обращая на меня внимания, оба следуют маршрутом коридор - кухня, откуда доносятся характерные звуки сталкивающегося хрусталя и хруст малосольных огурцов. Возвращаются оба повеселевшие.
- Петруха это, - объясняет по второму кругу генерал, обнимая за плечи рыжего пенсионера. - Крыша у старого солдата слегка худая, но ты, лейтенант, плохо не думай.
- Я и не думаю. - Сажусь на старенькое кресло. - А для чего мы приехали?
- Спешка нужна при ловле басмачей и при поимке бандита-спринтера, - нравоучительно напоминает пенсионер Петруха, удивляясь нетерпеливости молодого поколения.
Генерал более снисходителен. - Петруха у нас после выхода на пенсию оказывает значимые услуги правительству. Какие, сейчас узнаешь.
Хозяин однокомнатной квартиры шаркает до ковра и, подмигивая мне, мол, не робей, парень, вдавливает большим пальцем красную звезду на буденовке.
Я даже не успеваю удивиться.
Стена вместе с ковром и шинелью, а также с арсеналом холодного оружия, тихо шурша, отъезжает в сторону:
- Милости прошу к нашему шалашу!
За ковром еще одна комната. Строгие, зеленого цвета, обои. Крошечные лампочки под потолком. Вдоль стен нечто сверкающее, высокотехнологичное и для меня непонятное.
- Супермозг. Компьютер самого нового поколения. Один такой у президента нашего, второй у меня, - хвалится пенсионер Петруха, усаживаясь на ортопедическое кресло. - Руками ничего не лапать. Техника хоть и надежная, но чужих не любит.
Супер, так называемый, мозг одобрительно гудит, отзываясь на ласковые прикосновения пальцев рыжего пенсионера, которые так и шмыгают по широкой, метра два длиной, клавиатуре. На идеально плоском экране, который я по неопытности сначала принял за окно, вспыхивают слова, дублируемые приятным мужским тенором с грузинским акцентом:
- Доброе утро, Петруха. Как жилось-былось, Петруха? Нажрался уже, Петруха? Введи пароль, Петруха!
- Отвернись, - просит меня пенсионер. Понимаю - секретность, она даже в однокомнатной квартире секретность.
- Пароль принят, Петруха. Доброй работы и прекрасного настроения.
- Можно теперь? - интересуюсь я.
- У нас от молодой смены секретов больших нет, - откликается пенсионер. - Устраивайся рядом. Стул в комнате возьми. Руки лучше в карманах Держи. А то, не дай бог, чего сломаешь. Мне на мою нищенскую пенсию ремонтировать технику не резон.
Присаживаюсь рядом с Петрухой и ощущаю себя космонавтом, попавшим на космический корабль будущего. Передо мной вся Вселенная, а от пенсионера сильно пахнет огурцами и спиртом.
- Генерал мне вкратце пояснил, в чем ваша проблема. - Пальцы Петрухи порхают над клавиатурой. Он похож на пианиста, играющего свою последнюю сонату. Быстро печатает, старик. Вот бы его на место секретарши Лидочки. По две недели приказы не ждали бы распечатанные. - Да ты не на меня, Алексей, смотри. А на монитор. Сейчас запустим одну весьма интересную программу, лично сам программировал на выходных, как знал, что пригодится. И посмотрим, кто воду в городе мутит.
На мониторе появляется заставка, изображающая выстрел "Авроры". Пенсионер, уже не таясь, набирает одиннадцать звездочек, и грузин из компьютера, загудев, спрашивает у хозяина:
- Серьезно?
Петруха тихо ругается и повторяет ввод. На экран спускается черная простыня, на которой значится - мы внутри сочиненной Петрухой программы.
- Здесь собраны все представители компьютерного мира. Не те, что здесь на Земле бабки делают, а те, кто там, за стеклом монитора, обитает. Смотри внимательно, может, кого и узнаешь.
- А если узнаю, куда жать?
- Просто головой кивни. Ягодка - я ее Ягодкой кличу - сама данные систематизирует. Готов? - Говорю, что готов. Для меня хоть ягодка, хоть цветочек, все равно. Лишь бы работало. - Поехали. А мы пока с генералом о своем, о стариковском, на кухне побеседуем.
Рыжий пенсионер Петруха, плотоядно потирая руки, убегает на кухню, откуда вовсю тянет яичницей и стелется спиртовой дух. А у меня, между прочим, еще и крошки во рту с утра не было.
- Лейтенант, так мне начинать, да? Или животом маяться будем?
Это Ягодка пенсионерская. Супермозг в двух экземплярах. Один у президента, второй здесь. Для каких только целей? Но не мне с моими погонами в политику распределения компьютерной техники лезть.
- Поехали, - киваю компьютеру, ощущая себя полным ничтожеством перед лицом будущего.
- Поедем, да, красавчик, кататься! - поет клавиатура, но тут же становится серьезной.
Самостоятельно, честное слово, вдавливаются кнопки с буковками и цифрами. Потом щелкает такая квадратная с вырезом на боку здоровая клавиша. На мониторе появляется первое изображение. Нечто чудовищное, с головой зверя. Задержавшись на пару секунд, заменяется изображением не менее страшненького существа. Тупо пялюсь в монитор, разглядывая очередных представителей виртуального животного мира.
- Простите, - решившись, слегка касаюсь гудящего ящика. - Нам про страшненьких не надо. Нам про людей надо.
- Ручками не трогай, да! Сразу сказать нельзя было, генацвале? - обижается Ягодка. - Данные правильнее вводить надо, а не засаленными пальцами меня лапать. Вывожу человекообразных представителей. Смотри, да!
Перед глазами пробегают человеческие лица. Все они какие-то неестественные, нарисованные, схематичные. Как в фотороботе, только чуть лучше. И это нормально. Из пояснений Ягодки выясняю, что ребята такие с рождения. Они ведь не живые, а нарисованные маниакально настроенными программистами, И вообще, по мнению Ягодки, всех программистов давно пора лишить средств труда и отправить в степи Казахстана вспахивать целину.
Просмотр длится два часа. Меня страшно тянет в сон от рож, которые пялятся на меня с экрана. Спиной слышу, как генерал и хозяин квартиры по пятому разу пересказывают историю беготни по пустыне за басмачами. Потом, кажется, генерал куда-то убегает и возвращается через полчаса с полным звенящим пакетом. Затем они тихо поют песню про зловещую степь, над которой кружится черный ворон. Но после слов о целой вечности, которую они, старики, собирались прожить, плачут.
Именно в этот момент я вижу лицо, один вид которого сдергивает меня с ортопедического кресла. Я узнаю это лицо. На меня нагло смотрит пациент психической клиники, который лечится одновременной игрой в шахматы с приглашенными в больницу гроссмейстерами. Так вот как происходит уничтожение лучшего генофонда земли! Он им специально проигрывает!
- Стой! - кричу я грузину из компьютера, прилипая к монитору. - Вернее, давай дальше, но этого запомни.
- Э, говорили же, как джигиту, кивни только головой. Зачем на технику кидаешься, как на молодого барашка? - ворчит Ягодка, но экраном вспыхивает.
Мелькают фотографии, рябит в глазах, затекает тело, тикают часы-ходики. Не обращаю внимания ни на звон битой посуды на кухне, ни на выяснение отношений на шашках, ни на причитания компьютера, что давно пора отдохнуть и подкрепиться. Но, кроме шахматиста, ничего интересного не появляется. Время идет, время мчится. Тороплю его. Потому что помню, где сейчас Баобабова и как ей тяжело без меня.
К концу третьего часа Ягодка выдыхается и сообщает, что больше в ее базе данных ничего примечательного нет. Но если я тайком от Рыжего желаю взглянуть на симпатичных девчонок, то и она с удовольствием. Отказываюсь. Я же все-таки на работе.
Супермозг грустно вздыхает и сообщает, что готов приступить к обработке полученных данных, и если я, старший лейтенант, не возражаю, то не пойти бы мне на кухню и не пригласить сюда пенсионера Петруху.
Пенсионер является сам. Но при поддержке генерала. Оба слегка помяты, чуть порублены, но в целом живы и здоровы.
- Хе! - говорит генерал, сваливая пенсионера в ортопедическое кресло. - Доложи, лейтенант, результаты. Замечен ли среди заявленных личностей главный подозреваемый по кличке Безголовый?
Объяснять, что Безголовый не может по существу присутствовать в базе по причине отсутствия верхней части туловища, не пытаюсь. Генерал не в том состоянии, чтобы адекватно реагировать на плохие новости. Поэтому расплывчато заявляю, что все проделанное - сделано и надо ждать окончательного анализа.
Генерал, пытаясь сфокусироваться, тянется к шашке, но вовремя прислоняется к зеленым обоям и засыпает. Чего не скажешь о рыжем Петрухе. Словно не был он три горячих часа на кухне вместе с генералом. Торопясь, вытаскивает из плюющегося принтера распечатанные листы. Бегло просматривает их и крестит меня три раза.
- Не с теми друзьями ты связался, Алеша. Не доведут они тебя до добра. Вот дедушка твой проснется, я уж все расскажу, с какими хулиганами внук его знается. Выпорет всенепременно.
Генерал про меня ерунду какую-то сморозил. Или сам пенсионер чего напутал.
- А что за друзья? - пытаюсь разобраться в столбиках цифр и непонятных символов.
- Твои друзья, ты и разбирайся, - зевает пенсионер Петруха, готовясь присоединиться к генералу.
- И все же.
Нет ничего хуже отошедшего на покой пенсионера. Всю душу вытрясет, пока правду узнаешь.
- Друзья как друзья. Мы с дедушкой твоим в гражданскую таких в поле стаями загоняли. Хочешь, расскажу?
- Наслышан уже. Генерал... то есть дедушка, достал уже рассказами.
- А ты старших, Алексеюшка, слушай. Старые дедушки борозды истории не портят. А друзья... Бандиты натуральные. В магазин сбегать нет желания? Рядом, три квартала с двумя пересадками?
Пенсионер Петруха закрывает глаза и уже на автопилоте времен гражданской войны объясняет маршрут до магазина. Голова его никнет все ниже и ниже, речь становится все тусклее и невнятнее. Упершись затылком в подголовник, пенсионер засыпает. Два друга, два боевых товарища законно отдыхают после встречи. Заслужили.
- Барин частенько так, - гудит со своего места Ягодка, прозванная, как я сейчас только понимаю, за незлобивый характер да еще за красный цвет защитной пластмассы. Заслуженные пенсионеры знают, какой цвет им выбирать. Грузинский акцент пропадает, и теперь мне понятно абсолютно все, что говорит компьютер: - Ты не думай, лейтенант старший, он, когда на работе, никогда не позволяет. Ни себе, ни другим. Даже генералу. Просто сегодня день такой. Особенный. Именно в этот знаменательный день они с другом, который рядом под таксиста притворяется, за басмачами гоняться начали. Хочешь, расскажу?
- Откуда знаешь, что лейтенант? - Я начинаю тихо ненавидеть басмачей, а вместе с ними и свидетелей тех ярких давних исторических событий.
- Лейтенанта старшего по походке видно, - поясняет Ягодка, выводя на монитор схематичное изображение человека с лейтенантскими погонами. - У просто лейтенантов походка робкая, ладошки мокрые. У капитанов походка наглая, руки все больше по карманам. Про майоров и полковников вообще не говорю. Не дорос ты еще до майоров.
- Если умная... - Пока хозяина нет, разглядываю красный мозг со всех возможных сторон, даже пару клавиш надавливаю. Ягодка жеманно хихикает, словно от щекотки. Пальцы молодого лейтенанта - не Петрухины кукурузины. Нежность в них имеется природная. - Если умная, объясни, чем вычисленная тобой личность опасна. Слабые и сильные стороны.
- А я сразу поняла, в чем дело. Как только ты вошел, сразу и сообразила. Завершением работы человеческого диска пахнет. Верно? Я ведь тоже не в вакууме живу, кое-чего знаю. Жаль, никто не спрашивает. Раньше все на Сатану спихивали, а пришла беда откуда не ждали. Ты, лейтенант старший, вроде не совсем тупой. В технике разбираешься полупроводниковой?
- Не специалист, но пару телевизоров разбирал на запчасти.
- Достаточно азов. Сильные и слабые стороны... У людей есть лозунг такой - мы в ответе за тех, кого приручили. Мы за тех, кого приучили. А этих, с той виртуальной стороны, создали, придуримали, а приручить забыли. Контроля никакого не ведется, не говоря об учете. Вот они свободу и почувствовали. А какой-то умник взял да и выпустил их на волю. В мир наш выпустил.
- Подожди, что же выходит? Ты про главаря говоришь? Про Безголового?
Ягодка демонстративно ведет по своим внутренностям самый тщательный поиск, но ничего не находит.
- Не знаю такого. Краткий словесный портрет набросай.
Бросаю как умею. Не забываю про ледяной ветер, про отсутствие головы. Про лошадку странную. Супермозг ищет повторно, но разочарованно вздыхает.
- Нет такого и никогда не было. А тот, кто проход из того мира придумал, скорее всего, из вас, из людей. И мнение мое суперское такое: не понимает он, что творит. Иначе додумался бы, что сам себе смертный приговор подписывает.
- Как выглядит место, через которое они в мир наш попадают?
Машина, представленная на мировом рынке всего двумя экземплярами, гудит, пытаясь отыскать ответ на очень элементарный вопрос. Дымится даже. Но сдается спустя пять минут.
- Я, лейтенант старший, всего лишь компьютер, а не следователь по особо важным делам. Есть вещи, мне недоступные. И так лишнего наболтала. Если узнают они, что я тут с тобой в милицию играла, кранты мне полные. У хозяина никаких пенсий не хватит восстанавливать. Уходить тебе пора. Не дай бог Петруха проснется да и застукает нас за болтовней. Такое начнется!
- Спасибо тебе.
Перешагиваю через посапывающего генерала. Тот приоткрывает глаз и тихо звякает ключами.
- Возьми ключи от машины, сынок. А я останусь, прикрою тебя. Такси бросишь где попало. Все равно завтра эвакуатором к подъезду доставят. Проверено. И делом займись, а то поздно будет.
Козыряю и выскальзываю из квартиры пенсионера Петрухи. Дверь за спиной осторожно щелкает замками.
Сколько под нашим носом всего интересного и необычного творится! А мы торопимся на стороне необъяснимое найти. В толщу океана поглубже нырнуть, в космос подальше ракету запустить. А то, что под нашим же носом человек неучтенную жилплощадь занимает, пусть даже в благородных целях, никого не волнует.
На временно подаренном генералом такси добираюсь до отделения. Дорога не близкая. Угробов там уже измаялся в ожидании свежих вестей. По дороге заскакиваю в универсам прикупить передачу Баобабовой. За неимением большого количества национальной валюты пробиваю в кассе пакет перловки. Говорят, очень полезная штука для поддержания мышечной массы. Напарница непременно обрадуется. Продавщица, немолодая уже тетка, понимающе улыбается: "Для собачки покупаете?" Плохо еще в наших универсамах с культурой поведения.
На дверях кабинета, чуть ниже "Стучаться строго всем", кнопкой прицеплена записка. Гулко отдается сердце, предчувствуя новые неприятности. Но содержание вполне миролюбивое: "Ст. л-ту Пономареву срочно явиться к начальнику отделения". Я же говорю, не терпится Угробову.
В приемной секретарша Лидочка не успевает даже привстать со своего места и предложить чайку с печенюхами, как я, не удостоив ее старшелейте-нантского приветствия, проскальзываю к капитану. Угробов стоит у новых обоев и красным фломастером обводит наиболее интересные места из криминальной жизни города. Во многих заметках он лично принимал участие. Бегал за преступниками, стрелял, задерживал и даже защелкивал наручники. Вот где жизнь, вот где служба.
- Прибыл по первому зову, товарищ капитан.
Угробов тушит сигарету о фотографию пойманного и уже отправленного в Сибирь преступника, поворачивается ко мне, оглядывает, задумчиво сгрызает фломастер чуть ли не до половины.
- За свою долгую и нелегкую службу, лейтенант, я видел много чего разного. Рыдающих воров в законе, раскаивающихся авторитетов, наглую мелкую сошку тоже встречал. Но в "зайчиках" ко мне еще никто не являлся.
Опускаю глаза. Черт! Уставные кроссовки остались у пенсионера Петрухи.
- Генерал приказал, - нагло вру я. - А свои я на экспертизу сдал. На предмет обнаружения возможных улик с места преступления.
- Ладно, бог с ними, с тапочками.
Капитан приглашает присесть. Сам остается у окна. Из-за разгрызенного фломастера губы капитана ярко-красные. Не завидую капитану, если сейчас начальство с проверкой явится. Уволят за нетрадиционное несоответствие, даже разбираться не станут.
- Как прапорщик?
Повторяю все, о чем совсем недавно поведал генералу.
Клиника - осиное гнездо. По приблизительным прикидкам, процентов девяносто контингента - Охотники. Остальные, в том числе прапорщик Мария Баобабова, изолированы и находятся под угрозой ежеминутного уничтожения. Связь между Безголовым и событиями в психиатрической лечебнице не прослеживается, но пока не исключается.
- А в городе партия свеженьких трупов, - словно и не слыша меня, тянет капитан. - И все в нашем районе. Люди с ног сбились, ночами не спят. В засадах проводят лучшие годы. Начальство каждые пятнадцать минут звонит, интересуется обстановкой. А того не понимают, что поймать преступника не просто, пока сотрудники восьмого отделения ко мне в "зайчиках" являются.
- Я же объяснил...
- Объяснил... - Угробов возвращается за стол и начинает сосредоточенно ковыряться в ящиках стола. Внимание ко мне нулевое, поэтому считаю, что планерка завершена и можно тихонечко уйти. Но у капитана иное мнение: - Я никого не отпускал. Значит, так, лейтенант. Все понимаю, но и ты меня пойми. Дальше затягивать раскрытие дела нельзя. Кроме вашего маньяка, да как их... Охотников, у нас столько забот, что до Нового года не разобраться. Форточники активизировались, карманники обнаглели, семейная бытовуха через план прет.
- У нас серьезнее.
- Знаю, поэтому пока без взысканий на службу ходишь. Даю вам с Марией Баобабовой ровно неделю. Землю ройте, но найдите мерзавца, который жить честному народу мешает. Кстати... - Угробов мрачнеет. - Ко мне тут недавно заходили. Знаешь ты его. На минуту заскочил, задал вопрос свой дурацкий и смылся.
- Безголовый? - отчего-то восторженно шепчу я.
- Догадливый ты, лейтенант. Отвратительная личность. У меня в кабинете в это время как раз делегация из Японии сидела. По обмену опытом. А этот стервец даже без стука. "Кто?" Представляешь? Я перед японцами два часа изгалялся, сказки про передовых сотрудников рассказывал. А тут рожа наглая вваливается. Все, лейтенант. За работу, за работу!
В дверь просовывается завхоз дядя Саша. Удивленно пялится на капитана.
- Тебе что? - Угробов не любит, когда народ без толку шляется.
Дядя Саша исчезает, но через мгновение появляется вновь:
- Товарищ капитан, тут у нас лак для ногтей по дешевке продают, случаем не надо?
Под суровым взглядом капитана завхоз исчезает.
Угробов облизывает красные губы и указывает мне на дверь.
Теперь точно все. Капитан, несомненно, расстроен неприятностями с обманутой делегацией. И вроде бы сам виноват. Предполагаемый преступник в кабинете появлялся, а мер к задержанию никто не принял.
- Лейтенант!
Господи, ну что он меня все время от дверей поворачивает. Думает, приятно в "зайчиках" туда-сюда шаркать?
Угробов наконец отыскал в ящиках то, что искал:
- Привет от меня Марии передавай. И вот... гостинец. Лично в руки. Не забудь сказать, что от чистого капитанского сердца. Пусть поправляется.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.