read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



На минуту он представил себе, как множество больных, несчастных людей, потерявших всякую надежду, приходят в его кабинет, моля о помощи, а он стоит как истукан, засунув руки в карманы, и отказывается им помочь.
- Не проси меня об этом, Джинни.
- Алан, я хочу, чтобы все встало на свои места.
- Скажи мне. Ты могла бы, стоя на берегу, прятать за спиной спасательный круг, в то время как в десяти шагах от тебя утопающий человек просит о помощи?
- Брось эти свои гипотетические штучки! Ведь мы говорим о реальной жизни, нашей с тобой жизни! В настоящий момент мы выпустили ее из рук! Но я хочу, чтобы она вернулась обратно!
Внезапно Алана охватило чувство глубокого сожаления и бессилия. Да, это был конец всему.
- Прежняя жизнь прошла, Джинни. Ее нельзя повернуть вспять. Я не могу остановиться на полпути.
Она отпрянула от него.
- Так, значит, ты не остановишься?!
- Я не остановлюсь.
- Я так и знала! - воскликнула она. Ее лицо исказила злобная гримаса. - Я знала, что ты не сделаешь этого для меня, но пересилила себя и все же спросила тебя об этом. Что ж, ты не обманул моих ожиданий. Ты упрям и бессердечен. Мои желания никогда не стояли у тебя на первом месте, никогда! Так почему же я должна была ждать от тебя особого внимания в этой ситуации? - Она резко повернулась и зашагала по направлению к выходу. - Извини меня, я должна успеть на самолет.
Алан стоял и молча смотрел ей вслед, не предпринимая никаких попыток остановить ее. Неужели Джинни права? Может быть, он действительно отвел ей и их супружеству второстепенное место в своей душе? Прежде его никогда не мучал этот вопрос. Он всегда считал само собой разумеющимся то, что каждый из них вел такой образ жизни, к какому привык. Но может быть, именно в этом и состояла проблема: такое положение вещей принималось как должное, и каждый из них вел свою собственную отдельную жизнь. Те узы, которые связывали их ранее, уже давным-давно было разорваны, а новых они так и не сумели создать.
А потом пришло время целительной силы...
Алан покачал головой и подошел к окну проверить, идет ли дождь. Эта целительная сила могла послужить испытанием и для более прочных супружеских уз. Их же супружество было окончательно взорвано.
"Но разве я могу пресечь исцеления? Нет, не могу, ни в коем случае!"
Алан совершенно потерял представление о том, сколько времени он стоит у окна, размышляя, вороша прошлое и строя догадки о будущем, наблюдая за ходом дождя, пытаясь отгадать, сколько времени Джинни пробудет во Флориде, "обдумывая происшедшее". Но пока еще он не собирался сдаваться. Пока они будут добираться до аэропорта, он попробует еще раз убедить ее изменить решение. Он...
В этот момент к подъезду подкатило такси и раздался звук клаксона.
Джинни сбежала по лестнице вниз, умудрившись унести за раз все три чемодана одновременно.
- Я подвезу тебя, Джинни, - крикнул он ей вдогонку, рассердившись на то, что она собралась ехать в аэропорт одна.
Джинни накинула плащ.
- Нет, ты не поедешь!
- Не будь смешной. Я, конечно...
- Нет, Алан! Я поеду одна. Я не хочу ехать с тобой. Разве я не сказала об этом достаточно ясно?
Алан почувствовал душевную горечь. Он и не подозревал, что дело зашло так далеко. Ему осталось только покачать головой и смириться.
- Яснее не скажешь.
Подхватив два наиболее тяжелых чемодана, он понес их к багажнику машины. Джинни села на заднее сиденье и резко захлопнула дверцу, пока Алан с шофером укладывали чемоданы в багажник.
Джинни даже не помахала на прощанье рукой. Она съежилась на заднем сиденье машины и уехала, оставив Алана стоящим на дорожке под дождем. Никогда ранее он не чувствовал себя более одиноким, нежели в эти мгновения.


Июль

Глава 26
Алан
Документы на развод пришли в понедельник утром, спустя неделю после отъезда Джинни. Распаковывая конверт, Алан почувствовал внезапный приступ слабости. Он печально покачал головой, прочитав в одной из бумаг, что ему предъявляется обвинение в психологической жестокости. Вскоре зашел Тони, и Алан показал ему прибывшие бумаги.
- Такие вещи не делаются в один день, - сказал Тони, складывая листы и засовывая их во внутренний карман пиджака. - Я уверен, что она приступила к этому делу еще до своего отъезда.
- Значит, она поехала не к родителям "обдумывать положение". Она уехала навсегда. Отлично.
Алан облегченно вздохнул. Их браку пришел конец уже давно. Просто раньше он не осознавал этого. По логике вещей, Алан должен был бы возмущаться, страдать. Однако единственное, что ему хотелось сделать, - это пожать плечами. Ему казалось, что отныне он уже вообще не сможет больше ничего ощущать. Последние дни он только и делал, что бродил по дому, гадая, что же все-таки предпримет Комитет медицинских экспертов штата. Удастся ли ему сохранить свою лицензию на право медицинской практики? Неведение в отношении своего дальнейшего существования просто парализовало его. Он ни разу не вышел из дому в течение праздничного уик-энда - последующий день для него мало чем отличался от предыдущего.
- Не получал еще ничего из Комитета экспертов?
Тони улыбнулся:
- Именно поэтому я и заглянул к тебе. Комитет не собирается принимать каких-либо решений до Дня труда. Сегодня я беседовал с одним из его членов, который сообщил мне, что, поскольку на тебя не было зарегистрировано ни одной жалобы, а также не заводилось ни одного дела по обвинению в неправильном лечении, то и нет причин для немедленного созыва Комитета. К тому же несколько его членов в настоящее время пребывают в отъезде.
- Неужели это правда? - Алан почувствовал, как огромная тяжесть свалилась с его плеч.
- Правда. У нас теперь есть целых два месяца для подготовки к слушанию дела. Я полагаю, что за это время мы сможем представить дело на Совет попечителей. И тогда наши оппоненты либо окажутся в дерьме, либо закроют это дело. А после всего, что я видел на прошлой неделе (а мне до сих пор не верится, что я действительно это видел), у меня такое предчувствие, что вообще все они окажутся в заднице. И тогда уж мы устроим им процесс!
- Я не хочу затевать никаких процессов. Мне нужно только, чтобы они вернули мне мои права на врачебную практику.
- Не валяй дурака, Алан! Эти скоты заявили в "Экспрессе" о твоем отстранении буквально час спустя! Это же форменное свинство!
- Они отрицают свою причастность к этому инциденту.
- Они врут. Но погоди, мы еще припрем этих мерзавцев к стене!
- Хорошо, Тони, - сказал Алан, положив руку на плечо своему другу. - Хорошо. Только успокойся.
- Я в порядке. Только и ты не строй из себя всепрощенца. Как только ты покажешь этим скотам свое маленькое шоу наподобие того, что ты демонстрировал на прошлой неделе, мы...
- Никаких шоу, Тони.
- Что? - Лицо у Тони вытянулось. - Что ты имеешь в виду? Как это - никаких шоу?
Алан откинулся на спинку кресла.
- Я много думал об этом после отъезда Джинни. Мне просто больше нечем было заняться, и, знаешь, пришел к выводу, что, если я публично признаюсь в своей способности исцелять, если продемонстрирую свои способности, чтобы доказать, что я не сумасшедший, моя личная жизнь будет разрушена. И даже хуже того - я стану своего рода естественным источником дохода некоторых людей. Чем черт не шутит - я могу стать даже объектом религиозного поклонения. Я стану предметом всеобщего внимания в течение круглых суток. У меня не будет никакой свободы. Возможно, я послужу также мишенью для убийц. - Он медленно покачал головой. - Выхода нет.
Тони помолчал с минуту, а затем сказал:
- Да, я прекрасно понимаю, о чем ты говоришь. Я постараюсь добиться твоей реабилитации без всяких магических сеансов. - Он ткнул в Алана пальцем. - Но только ты смотри не устраивай больше таких шуток, какую ты отмочил тогда перед Советом попечителей. Ты не оказался бы сейчас в таком дурацком положении, если бы в свое время послушался меня и промолчал!
Алан скрестил руки на груди, как делал обычно при чтении молитвы, и склонил голову.
- Аминь, братец.
Тони рассмеялся:
- Вот это правильно!
- Как там дела у меня в приемной? - спросил Алан, провожая его до двери. - Улеглись там страсти хоть немного после сообщения о том, что меня временно отстранили от врачебной практики?
- Как раз наоборот. Толпа страждущих увеличилась примерно вдвое. Некоторые из больных ждут твоего возвращения уже неделями, а ты даже не показываешься там. Может быть, теперь они наконец разойдутся.
- Они никогда не смогут расстаться с надеждой, - улыбнулся Алан. - Они уже перепробовали все способы и постучались во все двери. Им больше некуда идти.
Алан стоял у двери и, глядя куда-то вдаль, не видел, как отъезжает Тони.
"Им некуда больше идти". Боже, какое это страшное, должно быть, ощущение. Ты все время ждешь и ждешь, а чудо, о котором ты ежедневно молишь Господа Бога, все не свершается и не свершается.
Алан взглянул на свое "расписание". "Час целительной силы". Сделав кое-какие подсчеты, он снял телефонную трубку и позвонил своей регистраторше.
- Конни? Не могли бы вы прямо сейчас пройти в приемную? Мы начинаем работать!


Глава 27
Чарльз
Очередной сеанс "неофициальной болтовни" с Мак-Криди.
Чарльз подавил зевок. Накануне он вывез Джули на пляж в Монтаун на продолжительный уик-энд - пятницу, субботу, воскресенье. Эти чисто американские каникулы имели для него особое значение - таким образом он праздновал свою личную независимость от Англии. Из-за солнечного ожога, полученного им на пляже, - большую часть вчерашнего дня Чарльз провел без рубашки, - он полночи проворочался в постели, будучи не в состоянии уснуть.
- Между прочим, - заметил сенатор уже на прощанье, - я слышал одну весьма странную историю, речь в которой идет о некоей женщине из Монро. У нее было врожденное повреждение левой ноги. А недели две тому назад какой-то неизвестный подошел к ней на улице, сбил с ног и прямо там же, на тротуаре, вылечил ее искалеченную ногу.
Чарльз широко раскрыл глаза. Черт подери, Мак-Криди без устали может говорить на эту тему! "Нет, я больше не намерен терять здесь напрасно время", - подумал он. Через час у него назначена встреча с Сильвией, которая отправила Джеффи на несколько дней в госпиталь для обследования. Чарльзу не терпелось встретиться с ней.
- Это прямо-таки библейская история, не так ли? И какой же святой совершил чудо на этот раз? Антоний? Или Варфоломей?
Сенатор улыбнулся:
- Нет. Судя по описанию, данному женщиной, этот кудесник сильно смахивает на доктора Алана Балмера.
Опять этот Балмер! Похоже, у сенатора уже выработалась идефикс по отношению к этому человеку. В последнее время что у Сильвии, что у сенатора все разговоры неизменно сводились к личности Алана Балмера. Чарльз встречался с ним один лишь единственный раз, но уже был сыт по горло разговорами об этом типе.
- Готов поспорить, - произнес Чарльз, прежде чем сенатор продолжил свой рассказ, - что якобы искалеченная нога отныне в полном порядке.
Сенатор утвердительно кивнул.
- Совершенно верно. Только выражение "якобы" не совсем уместно. Насколько мне известно, об увечье ноги этой женщины в свое время знали все жители округи. Теперь же от увечья не осталось и следа.
Пораженный до глубины души доверчивостью сенатора, Чарльз ухмыльнулся:
- Имеются ли рентгеновские снимки, сделанные до исцеления и после него?
- Нет, таковых не имеется. По-видимому, эта женщина была жертвой зловещего переплетения нищеты и невежества - она никогда не обращалась к врачам за помощью.
- Как это мило! - рассмеялся Чарльз.
- А рентгенограммы убедили бы вас?
- Вряд ли. А уж старые снимки - в особенности. К тому же это могут быть снимки какого-нибудь постороннего человека.
Теперь уже засмеялся сенатор, и в его смехе слышались добродушные нотки.
- Вот что мне в вас нравится, Чарльз! Вы ничего не принимаете на веру. Вы никому и никогда не верите! Я знаю, что уж если вы во что-то поверили, то и я с полной уверенностью могу этому верить.
- Сенатор, я говорил вам уже как-то раз, что я не верю на слово в вещи. Я либо знаю что-то, либо не знаю. Вера же - это не что иное, как эвфемизм невежества в сочетании с неумением мыслить.
- Но так или иначе, приходится иногда во что-то верить.
- Можете верить во что хотите, сенатор, я, черт побери, все равно ни во что не поверю.
"Избави нас Боже от людей, которые верят", - подумал Чарльз, направляясь в холл.
В кабинет вошла секретарша, девушка по имени Марни, держа в руке листок желтой бумаги.
- Миссис Нэш у переднего стола.
У Чарльза сразу же поднялось настроение. В последние дни Сильвия была так занята, что у нее на Чарльза совершенно не оставалось времени. Он знал, что Сильвия обеспокоена ухудшением состояния Джеффи, и не только им.
Но теперь она здесь, рядом, и это дает ему возможность возобновить их прервавшиеся отношения. Быть может, этот понедельник вовсе не окажется таким уж и черным...


Глава 28
Алан
Поначалу это грозило перерасти в уличную демонстрацию.
Люди, стоявшие у парковочного газона, сразу узнали Алана и тесным кольцом обступили его машину, так что он не мог даже открыть дверцу. И лишь после того, как он минуты три непрерывно жал на сигнал, они немного расступились и дали ему возможность пройти.
Выйдя из машины, Алан увидел настоящее море рук и лиц, окруживших его, прикасающихся к нему, хватающих его за руки с тем, чтобы возложить их на свои головы или на головы больных, которых они привели с собой. С большим трудом Алану удалось подавить внезапно охвативший его страх - он просто задыхался в этой толпе.
Надо сказать, что на этот раз толпа несколько отличалась от всех остальных толп. Люди, составляющие ее, были настоящими фанатиками, решительнейшими из пилигримов, которые оставались здесь, несмотря на многочисленные сообщения об отстранении Алана от врачебной практики и на слухи о том, что он якобы утратил свою целительную силу и, кроме того, уличен в мошенничестве. Люди в этой толпе были куда более грязными и неряшливыми, чем когда-либо приходилось встречать Алану. Волосы у женщин были растрепаны. Мужчины чернели двухдневной щетиной. Еще более жалкий вид им придавало то, что они были изнурены и истощены болезнями. Но самое страшное - это выражение отчаяния в их глазах.
Алан потребовал, чтобы они пропустили его, но казалось, никто его даже не услышал. Люди продолжали тянуться к нему, прикасаться к телу, выкрикивать его имя.
Тогда Алан влез на крышу своего автомобиля и, сложив руки рупором, закричал. В конце концов ему удалось добиться того, что толпа начала прислушиваться к его требованиям.
- Отступите назад и дайте мне пройти в мою приемную, - кричал он. - Я буду пропускать вас внутрь по одному и попытаюсь сделать для вас все, что в моих силах. Кого не успею принять сегодня - приму завтра. Даю слово - рано или поздно все попадут на прием. Не толкайтесь, не устраивайте столпотворения. Я знаю, что вы уже давно ожидаете меня. Еще чуть-чуть терпения, и я приму вас всех. Обещаю вам.
Толпа расступилась и пропустила его. Конни уже была на месте, успев проскользнуть внутрь, пока толпа колыхалась вокруг Алана. Быстро открыв дверь, она также быстро заперла ее за Аланом.
- Мне это не нравится, - сообщила она ему. - Эта толпа производит зловещее впечатление.
- Они слишком долго меня ждали, Конни. Вы тоже были бы расстроены и озлоблены, если бы прожили две недели на парковочной площадке.
Девушка неуверенно улыбнулась:
- Думаю, да. Но...
- Если они пугают вас, мы поступим следующим образом: будем впускать их по двое. Пока я буду осматривать одного, вы будете заполнять карточку на другого. Так дело пойдет быстрее.
"Ведь в моем распоряжении всего один час для того, чтобы сделать то, ради чего явились сюда эти люди".
Прием начался не слишком удачно - стоило Алану только открыть дверь, как сразу возникли толкотня, ссоры и потасовки. Ему пришлось прикрикнуть на них и пригрозить, что он не примет никого, пока не установится должный порядок. Больные притихли. Первыми впустили мужчину средних лет и ребенка с матерью. Мужчина и ребенок сильно хромали.
Минут через пять Конни отвела ребенка в приемную. Когда Алан вошел в комнату, мать ребенка, одетая в цветастое домашнее платье, потянула девочку за волосы, и те легко отделились от головы. Это оказался парик. Девочка была совершенно лысой. Алан отметил, что она была очень бледной. Щеки у нее ввалились. На вид ей можно было бы дать не больше десяти лет.
- Химиотерапия?
Мать кивнула.
- У нее лейкемия. Так, во всяком случае, сказал нам лечащий врач. Никакие лекарства не помогают - Лаури продолжает таять на глазах.
Женщина говорила явно с южным акцентом, но Алан не сумел с ходу определить - откуда она.
- Вы откуда? - спросил он.
- Из Западной Вирджинии.
- И вы проделали такой путь, чтобы встретиться со мной?
- Мы прочитали статью в "Лайт". Ребенку не помогают обычные средства. И я решила, что терять нам нечего.
Алан повернулся лицом к девочке. Ее огромные голубые глаза ярко сверкали из глубоко запавших глазниц.
- Как ты чувствуешь себя, Лаури?
- Вроде бы ничего, - ответила она тонким голоском.
- Лаури всегда так говорит! - всхлипнула мать. - Но я-то слышу, как она плачет по ночам. Целый день ее мучают боли, но я от нее никогда не слышу никаких жалоб. Вряд ли где-нибудь сыщется еще одна такая храбрая малышка. Скажи доктору правду, Лаури. Где у тебя болит?
Лаури пожала плечами.
- Всюду. - Она прижала ладошки к тонким ножкам. - Особенно болят косточки. Ужасно болят.
"Боль в костях, - подумал Алан. - Характерно для лейкемии". Он заметил царапины на голове у девочки - в том месте, где ей делали химиотерапию. Она обречена, в этом нет сомнения.
- Давай-ка посмотрим тебя, Лаури.
Он взял ее голову в руки и мысленно пожелал, чтобы все эти маленькие злокачественные ядра в ее костном мозгу сморщились и погибли. Но ничего не произошло. Алан ничего не ощутил, так же, по-видимому, как и Лаури.
Его охватила паника. Неужели он опять ошибся в расчетах?
Алан извинился перед матерью девочки и удалился в соседнюю комнату. Он еще раз проверил свое "расписание".
Все расчеты были верны. Час исцеления должен был наступить в 4.00, а часы показывали уже 4.05. Где же он допустил ошибку? И была ли вообще ошибка? Он никогда не мог рассчитать время с точностью до секунды. Целительная сила рано или поздно все равно появлялась, но его подсчеты допускали погрешность минут на десять - пятнадцать. В надежде на то, что неудача была вызвана какой-то ошибкой в расчетах, он вернулся в приемную и вновь возложил руки на головку девочки. И это произошло - миг эйфории, а вслед за тем удивленный крик Лаури.
- Что случилось, дорогая? - Мать подбежала к девочке и вырвала ее из рук Алана.
- Ничего, мама. Я просто почувствовала толчок, и все. И... - Она провела ладошкой по ноге. - А мои косточки больше не болят!
- Правда? - Широко распахнутыми глазами мать смотрела на свою дочь. - Неужели это правда? Слава тебе Господи! Слава! - запричитала она, а затем повернулась к Алану и спросила с тревогой в голосе: - Но излечилась ли она окончательно от лейкемии? Как мы можем это узнать?
- Сводите ее к гематологу и сделайте анализ крови. Тогда и узнаете наверняка.
Лаури глядела на Алана изумленными глазами.
- Больше нигде ничего не болит!
- Но как же?.. - начала было мать, но осеклась. Алан молнией выскочил из приемной и, миновав холл, влетел в соседнюю комнату. Он был в экстазе. Сила действовала! Она все еще находилась при нем. Час исцеления не поддается точному вычислению - сила все равно остается, и Алан не имеет права тратить драгоценное время на объяснения.
Надо действовать!

...Пора заканчивать.
Только что Алан завершил одно из самых своих эффектных исцелений. К нему пришел сорокапятилетний мужчина, длительный период страдавший хроническим анкилозным спондилезом. Он был искривлен настолько, что поверхность спины и шея составляли по отношению друг к другу почти прямой угол. Так что подбородок упирался прямо в грудь.
Рыдая от радости и бессвязно бормоча слова благодарности, пациент покинул приемную с высоко поднятой головой - спина у него отныне была совершенно прямой.
- Этот человек! - воскликнула Конни при виде этого зрелища. - Он же был весь скрюченный, когда вошел сюда!
Алан только улыбнулся в ответ.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22 23 24
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.