read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Малец обещан Храму, Калтан. - все понимающе закивали в ответ на реплику командира, как будто это все объясняло. Возможно, так и было.
Усталость решила, что довольно пожаловала мне времени опамятоваться и пора уже ей вступать в свои права. В глазах нехорошо потемнело, тело ощутимо покачивало, а необходимо еще как-то дотащиться до нашей повозки.
- Давайте завтра поговорим, а? - просительно протянула я. - Спать-то как охота! Жутко.
Фраза разрядила обстановку - все встало на свои места: бравые воины и юнец, у которого еще "молоко на губах не обсохло", отпрашивающийся баиньки, а вовсе не таинственный воин Храма. Можно идти восвояси.
Уже почти возле нашей телеги меня негромко окликнул все тот же начальник стражи.
"Никак не расстанетесь". Любовь, наверное. С первого взгляда.
- Ма... Рель, если все-таки раздумаешь идти в Храм, отправляйся в Рин, спроси рента Алата, там меня все знают, да и не только там. В два счета найдем тебе работенку.... - он ненадолго замолчал. - Не торопись к церковникам, порядки там у них - не побалуешь. Просто подумай об этом.
Мужчина развернулся и пошел в обратную сторону, а я, оставив все глобальные размышления на потом, последним усилием сменила растерзанную рубашку с ампутированными рукавами на чистую, забралась под теплый плащ, чуть подвинув своих так и не проснувшихся подружек, и сдалась на милость заждавшимся сновидениям.


Глава 19

Все понять - значит, все простить. Или обидеться еще больше

Нахальный острый стебель, непонятно как пробравшийся сквозь дерюжку, куртку, жилет и рубашку колол кожу. И никакие старания не помогали избавиться от настырного раздражителя. Чертыхнувшись, я открыла глаза навстречу наступившему утру. Оно оказалось превосходным. Все как положено: нежно пригревающее солнышко, поющие птички, легкий теплый ветерок и красота позднего лета вокруг. Воспоминания о прошедшей ночи, не выдержав конкуренции с солнечным днем, трусливо скрылись в глубинах памяти.
Мийя на удивление спокойно сидела рядом, играя с куклой, сооруженной из каких-то тряпок. Я с ужасом опознала в них мою безнадежно испорченную рубашку с оторванными рукавами.
- Солнышко, - просипела я. - Где ты это взяла?
- Мама дала, - охотно разъяснила девочка.
После двух таких простых слов надежда скрыть от попутчиц ночное происшествие приказала долго жить.
Я перевернулась на живот и приподнялась на локтях, чтобы полюбоваться оскорбленной в лучших чувствах спиной сидящей на козлах женщины.
- Тайя, - вкрадчиво начала я. - Я могу все объяснить...
Она даже не повернула головы на мой негромкий оклик.
"Все понять - значит, все простить. Или обидеться еще больше". Пусть обижается! Неужели я должна была ее разбудить со словами: "Ты знаешь, подруга, я тут волкодлака прибила, и теперь ты можешь спокойно спать"?! Не хочет разговаривать - принуждать не буду! У меня тоже гордость имеется....
Стараясь отвлечься от жалости к несправедливо разобиженной себе, я решила уделить должное внимание окружающему пейзажу. Все вокруг было до боли знакомо - та же природа, но с каким-то неуловимым отличием, которое никак не давало мне покоя. Листва и трава как будто зеленее, оперение у птиц ярче, а небо голубее. Я, разумеется, не доктор биологических наук, но все-таки...
Что это: влияние магии на природу или наоборот?
"Да, у нас здесь юннат завелся?". Этому юному натуралисту давно пора появиться, чтобы узнать хоть что-то об этом мире, а не давать отпуск голове, тратя впустую кучу времени.
Как мне не хватало наставника, проводника, которому я могла довериться, и который помог бы мне узнать больше об этом удивительном мире!
"Вот только не нужно снова призывать мертвяков!". Ой...
За этими грандиозными размышлениями я не сразу заметила, что наш обоз остановился.
"Обед!" - первая мысль, пришедшая мне в голову.
Но есть почему-то не хотелось....
От тракта ответвлялась узкая извилистая дорога, ныряющая в заросли дикой малины. Настало время попрощаться с попутчиками. Водящий отдал приказ, повозку вычленили из поезда и вывели под уздцы нашу лошадку на новый путь. Прощание было недолгим и скупым. Всего несколько минут - брешь в обозе ликвидировали, и он двинулся дальше. Рядом с нами остался лишь Голова стражи. Мужчина нерешительно мялся, скреб бороду и многозначительно хмыкал.
- Всего хорошего, рент Алат, - учтиво попрощалась я. - Счастливого пути.
Рент подавился очередным "хмыканьем".
- Ну ты..., Рель,... это... не забудь, если вдруг что, спроси Алата, - напоследок напомнил он, прежде чем неохотно пустить коня по следу удаляющегося обоза.
Мы подождали, пока не исчезли последние клубы пыли за поворотом.
- Ты умеешь произвести впечатление на мужчин, - первый раз за утро заговорила Тайя, понукая лошадь пойти неспешным шагом по стелящейся впереди дороге.
- Это да, это я могу, - скромность никогда не относилась к почитаемым мной добродетелям.

***

Малинник не думал заканчиваться, обступая узкую дорогу, по которой едва могла проехать телега. Цепкие плети норовили ухватиться за одежду, а если повезет, то выдрать клок волос, за что и страдали, безжалостно отсеченные моим ножом. Повозку на колдобинах ощутимо потряхивало. Птичий гомон не смолкал ни на минуту. Тело под одеждой взопрело. Мийя, которую разморило после сытного обеда, свернувшись клубочком посапывала у меня под боком.
Вдруг наша лошадь изумленно заржала, застыв, как вкопанная. Я с интересом посмотрела на причину ее удивления. Из-за очередного поворота дороги прямо к нам, опираясь на клюку, ковыляла сгорбленная бабулька. Волосы, аккуратно упрятанные под цветастый платочек, востроносое лицо и хитрые блеклые глазки с подслеповатым прищуром. Клюка проворно перебирала дорогу, маленькие ножки семенили в нашу сторону.
- Деточки, - Обрадовано заверещала старушка, ковыляя еще прытче. - Мне вас небушко пожаловало! Торбочка моя кудыть-то запропала... Оченьки старушечьи разглядеть чаво могуть? Ить, ничаво не зреют окаянные! Ваши-то глазоньки молодые, вострые, гляньте вона в тех кусточках...
Мой взгляд непроизвольно метнулся к указанным клюкой кустам. Малинник невозмутимо хранил свои тайны при себе. Не стоило и пытаться разглядеть потерянную кошелку с такого расстояния в густых зарослях малины! Передо мной настойчиво замаячила перспектива поисков пропажи, а совесть не позволила ее проигнорировать. Виски легонько сжала начинающаяся мигрень.
- Ах ты, старая хрычовка! - неожиданно напустилась на старуху Тайя.
Я ошарашено упала обратно в телегу, из которой уже почти выбралась, чтобы пойти и детально обследовать заросли.
- Вот это видела?! - женщина бросила вожжи, чтобы освободить руки для составления фигур из трех пальцев. - Сама по кустам шурши, пока своим костылем по маковке не получила!
"Сурово она с бабулькой!". Никогда раньше за Тайей неуважения к старшим не замечала.
Мийя, проснувшаяся от громких криков, тоже с удивлением взирала на мать. Лошадь переступала с ноги на ногу и нервно всхрапывала.
- Подруга, ты чего...? - осторожным шепотом поинтересовалась я.
Обернувшись, Тайя обожгла меня гневным взглядом.
- Помолчи, - повелительно прошипела она и вернула внимание к воспрянувшей было от моего заступничества старухе. - Ну-ка, пошла отсюда, древняя кочерыжка! И чтоб я тебя больше не видела!
Бабка обиженно засопела и растаяла в воздухе, подернувшись полуденным маревом. Даже клюки не осталось на укатанной земле, чтобы напомнить об ее пребывании. Тайя невозмутимо стеганула кобылу, и та резво снялась с места. А я наконец-то поняла, что жарко мне не только из-за припекающего послеполуденного солнца: браслет горячил левое плечо. Но не до болезненного ожога, чтобы обратить на него внимание незамедлительно.
- Мам, а почему бабушка исчезла? - озвучила мои противоречивые вопросы девочка.
- Потому что, доченька, это не бабушка.
- А кто? - уточнил настырный ребенок.
- Боли-бошка, - пустилась в объяснения Тайя, предназначенные, похоже, больше для меня, чем дочки. - Проказливый лесной дух, обитающий в ягодных зарослях. Является путникам в обличье немощного старичка или старушки, просит найти якобы потерявшуюся сумку. Соглашаться ни в коем случае нельзя! Начнешь беспокоиться о потере, голова разболится, да и заплутаешь в зарослях, которые вроде бы в просвет видны. Вот такие элементарные вещи, дочка, алонии проходят еще в самом начале обучения.
Я сконфуженно терзала свой рюкзак, оттирая существующее исключительно в моем воображении пятно. Перед глазами стояло видение пухлого литературного труда Сегрия Моронского "Духи. Подробное описание с иллюстрациями". Вышеупомянутый Боли-бошка упоминался в одной группе с Аукой и Лесавками.
Стыд мне и позор!
"А также общественное порицание!".

***

Дорога выбежала из зарослей, тесня скошенную траву своей пыльной лентой. Телега жаловалась на долгий путь тихим скрипом. Мухи, привлеченные походной трапезой, досадливо жужжали прямо над ухом. Теплая, почти горячая вода, плескавшаяся в бутыли, не утоляла жажду, а тут же терялась с потом. Волосы под шляпой слиплись в мокрый грязный колтун, оставлявший на коже черные разводы жирной сажи. Скрипеть повозке пришлось еще довольно долго: крыши домов показались только тогда, когда солнце красным боком уже цеплялось за вертевшиеся на них флюгеры.
Тайя сидела, крепко вцепившись в вожжи, и не произносила ни слова. Я тоже молчала, не смея ей мешать в столь ответственный момент. Мийя следовала моему примеру, несмотря на то, что измаялась за целый день ожидания.
Золото, а не ребенок.
Поселение в окружении пастбищ и убранных наделов пашни уютно устроилось в низине между двумя холмами. Открывшаяся с одного из них панорама просто кричала о достатке: это была уже не просто деревня, как я себе ее представляла, а почти что маленький городок. Его огородили добротной каменной стеной с двумя воротами, по традиции расположенными с южной и восточной стороны. Пространство, обнесенное оградой, возведенной лет этак двести назад с солидным запасом, полностью застроили, и дома уже начали потихоньку тянуться ввысь.
Наша лошадь устало подвезла нас прямо к южным воротам, которые охранял хорохорившийся дед с залихватски закрученными седыми усами и алебардой наперевес. Весь бравый вид старичку портила консервная банка, поеденная ржой, служившая ему рыцарским шлемом. Дедок восседал на ящике в тени каменного навеса.
- Кто такие?! - грозно вопросил он, выбираясь из-под козырька. - Ночь подбирается к обережному кругу - неча туточки чужим разгуливать!
"Вот это гостеприимство, ничего не скажешь!". Что, теперь жди утра и пропадай за воротами?!
- Разве так заповедовал Единый встречать вернувшихся из долгого пути родственников, а, дядя Хайян? - наконец-то подала голос подруга.
Хорошо, а то я уже начала опасаться, как бы она не онемела.
Оружие с глухим стуком упало на землю. Сухие старческие руки порывисто обняли Тайю, одновременно пытаясь утереть выступившие на глазах.
- Прости дурня старого, внучка, - запричитал дедок. - Совсем глаза подводить стали. Мы уж не чаяли никого из вас увидеть! Ни тебя, ни сестренку твою. Почто опять в наши края? Весточка до нас донеслась, словно ты замуж пошла за кернийского барона, али брешут все?
- Не врут. Овдовела я, дядя Хайян. Вот и решила вернуться в родные места, да не одна, а с дочкой, - девочка смущенно выглянула из-за материнской юбки. - Это Мийя. А это, - тут было указано на меня. - Рель - мой провожатый. Может быть, впустишь нас все-таки в Ольном?
Старик, спохватившись, широко распахнул ворота и не позабыл запереть их вслед за нами. Людей на улицах было не много, но те, что оказались неподалеку, ошеломлено смотрели на моих спутниц. Они, в отличие от Хайяна, близорукостью не страдали и тянулись следом. Опережая нас, несся недоуменный шепоток: "Она вернулась? Кто вернулась? Она вернулась!".
- Батюшка с матушкой твои, слава Единому, живы и здравствуют, - отвечал по дороге на бесчисленные вопросы бывшей алонии Хайян. - Тийан и по сию пору первый кузнец в деревне, хотя твой братишка уже ни в чем ему не уступит. Как времечко-то бежит! Еще недавно хворостиной стегал этого сорванца за покражу яблок! А вот уже и усища отрастил, да жену завел. Женился он, к слову приветить, на дочке Кейна-пасечника, живут с твоими родителями. Двое деток погодок подрастает. Эйя преставилась прошлой весной, совсем плоха перед смертью стала, никого из родных не узнавала. А уж что чудила! Бывало, нарядится под вечер, аки молодуха, какого бедолагу словит, и давай с ним по улице прохаживаться. Невеститься, значит - вся деревня со смеху покатывается! Или вот еще...
За такими занимательными разговорами, пройдя половину поселка и свернув с главной улицы, наша процессия остановилась перед добротным, ладно сложенным домом. Чуть поодаль нещадно дымил трубой приземистый сруб, по моему скромному разумению (а может и с подсказки Рисы), бывший кузницей. Тайя неуверенно окаменела у калитки, не решаясь сделать следующий шаг. Все сопровождающие замерли истуканами, ожидая ее дальнейших действий. Не знаю, как долго мы так простояли бы, если б в это мгновение, будто почувствовав всеобщую нерешительность, из дома не вышла женщина. Не подлежало сомнению, что я видела мать Тайи: те же черные волосы, но с нитями серебра, собранные в тяжелый пучок, высокая статная фигура, которую как ни старались, не смогли испортить прошедшие годы и нелегкая деревенская жизнь.
Она удивленно остановилась, глядя на столпившийся перед домом народ. Ее взгляд недоуменно мазнул по собравшимся селянам, прежде чем зацепиться за такую же черноволосую голову моей подруги и прикипеть к ней намертво. Народ вокруг замер в предвкушении красивой сцены, и мать с дочерью их не разочаровали. С криками и слезами женщина бросилась к Тайе, и повторилось то, что уже было у ворот. Только еще больше слез, причитаний, объятий. Обнимались буквально все, даже и мне досталось.
"Скажи спасибо, до более детального ощупывания дело не дошло". Спасибо.
На крики из кузницы прибежал отец блудной дочери, и опять все прошло на бис. Толпа вокруг не расходилась, умиляясь происходящему. Всем представили Мийю и меня. Сцена достигла апогея - наконец, нас запустили в дом.

***

Белесый пар, поднимавшийся от наполненной горячей водой бадьи, услаждал мой истосковавшийся по простым гигиеническим радостям взор. Я чувствовала себя отвратительно грязной, как будто поездка длилась не неполную неделю, а целый месяц. Это впечатление усиливали отросшие за дни путешествия волосы: им срочно требовалась стрижка. Не обязательно модельная. Взмах моей верной острой подруги - обрезанные без сожаления сально-грязные пряди оказались на полу, а затем и в печке. Зачерпнутый с благоговением ковш незамедлительно опорожнился мне на голову. Дорожки грязно-коричневой воды заструились по телу, чтобы скрыться в отверстиях напольной деревянной решетки. Широкой бадьи, высотой мне по пояс, едва хватило, чтобы отмыться. Ополаскивалась я уже ледяной водой из бочки, постыдно повизгивая от холода.
Маскировочные процедуры не отняли много времени. Еще в пути я сварила зелье из собранного по дорогое чистотела, дягиля и конского волоса серой в яблоках кобылы, удачно оказавшейся в обозе. Вот мне и пригодились занятия по Исцелению. Не все же добрым словом поминать одну только аалону Валенту...
- Запомните, девочки, - объясняла аалона Тано, помешивая в небольшом котле вязкую бурую жидкость. - При нанесении на кожу остерегайтесь прямых солнечных лучей. Иначе даже за очень непродолжительное время покроетесь трудно-смываемым загаром. Советую проявлять осторожность и наносить препарат на пораженные "почесухой" участки кожи деревянной лопаткой в затемненном помещении.
От котелка с зельем в моем исполнении, в отличие от эталона, несло не фиалками, а лошадиным навозом. Запах оказался таким сильным, что половина участников обоза тут же кинулась на уборочные работы, а Тайя и по сию пору гнушалась использовать мой котелок по прямому назначению...
Применение средства, тем не менее, принесло видимые положительные результаты: руки по локти, лицо и шея радовали той редкой смуглостью, которой могли похвастаться лишь коренные народы пыльных степей. К сожалению, волосы не поддавались воздействию магии, ибо сами являлись ее творением. Их стремительный рост и феноменальный цвет доставляли мне существенные неудобства.
"Пусть, зато красиво!". Больно нужна такая красота! Рост волос, между прочим, идет за счет моей Силы, которая мне и самой пригодилась бы! Я неоднократно пыталась заблокировать ее несанкционированный расход, но это также легко сделать, как перестать дышать - замкнуто на уровне физиологии.
С еле сдерживаемым отвращением я щедро нанесла на чистые волосы купленную на базаре в Рине обувную краску, которая, застыв, превратила их в коричневую паклю.
Из-за моего несколько затянувшегося туалета ужинать сели затемно. Все собрались на чисто выскобленной кухне, которая не просто рассказывала о своей любимой хозяйке, а прямо-таки хвалилась ею. Каждая мелочь существовала здесь на своем месте, но без налета педантизма. Мебель в доме была столь же добротна, как и он сам - широкий стол, за котором могла поместиться очень большая семья (совершенно напрасно Тайя боялась, что ей с дочерью не хватит тут места), удобные деревянные стулья с высокой спинкой, навесные шкафчики украшенные резьбой, большая, в полкухни, очень напоминающая русскую, печь. Но самое главное - ощущение, которое ни с чем не перепутаешь - домашнего тепла и уюта.
Мне, как главной провожатой, вернее провожатому (я сделала страшные глаза, когда Тайя попыталась заикнуться о моем истинном поле, и она больше не поднимала эту щекотливую тему), гостеприимные хозяева предложили оставаться столько, сколько сочту нужным. Я посчитала, что до утра вполне достаточно. После часа причитаний в три голоса этот срок был милостиво увеличен до трех дней. Не последнюю роль сыграло коварное обещание проводить меня к Перекрестью трактов.
- Ишь, какая красавица у тебя получилась, дочка, - собирая на стол, завела разговор рена Дейна. - Жаль, отец ее не прижился на этом свете, но ты не тревожься - воспитаем. Вон, у Айана старшенький - аккурат ее ровесник, не заскучает.
Тайя, помогавшая матери, промолчала. Слова были лишними. И так ясно, без всяких заверений, что моим подружкам здесь будет хорошо.
"Рент-рента, рен-рена? Как бы не запутаться...". Что здесь сложного? "Рен (рена)" стандартное вежливое обращение, равносильное "господин (госпожа)". В то время как "рент (рента)" скорее почетное звание или даже должность.
Я, пользуясь преимуществом своего мужского инкогнито, бездельничала за столом, терпеливо дожидаясь вместе с реном Тийаном ужина. Справедливости ради сказать, ждать пришлось недолго - поверхность стола заполнялась с недурной скоростью самыми разнообразными блюдами, которые роднил бессовестно вкусный запах. Если учесть, что последний раз мы перекусили сразу после полудня, пришлось напрячься, чтобы проявить хорошие манеры и не накинуться на еду тотчас. Просто замечательно, что благодарственная молитва Единому такая короткая. Неизвестно надолго хватило бы моей выдержки и воспитания. Тут было принято есть молча, и фразы кроме "можно соли", "передвинь поближе блюдо" не приветствовались, а еда просто сама лезла в рот. К концу трапезы ощущалось, что если хотя бы еще один кусочек попадет ко мне внутрь, живот не выдержит и треснет где-то в районе пупа.
Мийя после такого беспокойного дня и обильного ужина вовсю клевала носом, поэтому мать без лишних разговоров повела ее укладываться спать. Как-то сразу я поняла, что пришло время расспросов по мою душу. Пока я мылась, Тайя успела переговорить с матерью, и для меня осталось тайной, о чем у них шел разговор.
"Разуменья не хватило договориться". Ну не хватило! Отродясь не водилось, а где взять, не знаю.
- Давно ты служишь у Лоранских баронов? - взяла быка за рога рена.
- Ну..., - забыв про переполненный желудок, я схватила со стола ватрушку и принялась энергично жевать, чтобы дать себе немного времени подумать. - Так не то чтобы давно.... С некоторых пор, - что-то в последнее время не получаются у меня связные объяснения, нужно будет потренироваться.
"Столько врать пришлось! Пора уже это дело довести до автоматизма, чтобы ночью разбуди - байки от зубов отлетали". Они на них почему-то вязнут...
- Сынок, - тут вступился отец Тайи, - Мы просто хотим знать, как тебя, такого..., - он ненадолго замялся, боясь обидеть мои подростково-юношеские чувства. - Молодого не побоялись отпустить с нашей дочкой. Неужели не нашлось никого постарше?
Значит, Тайя промолчала о побеге и скороспелом замужестве. С другой стороны - правильно, нечего родителей по пустякам беспокоить, возраст опять же немаленький! Уже легче - можно врать не стесняясь. В крайнем случае, ограничиться полуправдой.
- Нашлось, - честно созналась я. - Был с нами еще один сопровождающий - свинья редкостная! Все деньги себе забрал. Не хорошо же получилось? Не хорошо. А главное - не честно! В общем, поделили деньжата заново. По справедливости.
- Вы что его... убили? - ужаснулась хозяйка.
- Что вы, рена Дейна, что вы! - протестующе замахала руками я. - Просто отправили тем же кораблем назад, и даже попросили матросов о нем позаботиться. Они нам клятвенно пообещали, что предоставят ему, как особо важному пассажиру, отдельную каюту, - глаза у меня были невинней, чем у новорожденного ягненка.
Рен так громко икнул, что я вздрогнула, испугавшись того впечатления, которое произвели мои слова. Впрочем, также быстро и успокоилась, когда громогласный "ик" перешел в раскатистый хохот, с секундным замешательством дружно поддержанный нашим с реной смехом. Так что, когда возвратилась Тайя, обессилено хихикающая компания с выступившими на глазах слезами не сразу смогла объяснить, в чем, собственно, заключался повод для веселья. Стоило дочери вернуться, как нас с реном Тийаном тут же выставили с кухни. С нашей стороны возражений не последовало - уборка со стола и мытье посуды - удовольствие сомнительное, а утомленные глаза закрывались сами собой.
Семейное ложе отсутствующего брата Тайи, которое предоставили почетному гостю, моментально пришлось мне по душе своими размерами - ложись хоть поперек. Рен, поставив подсвечник с зажженной свечей на комод, пожелал приятных снов и вышел. Добротная, как и все в этом доме, дверь плотно закрылась вслед за ним. На полу возле кровати меня дожидались мои сумки, поверх которых обиженно возлежала забытая Неотразимая.
"Где это ты шлялась, подруга?! Без меня?", - говорил весь ее вид.
- Дожила! - опостылевший бинт разматывался непозволительно медленно. - Осталось только с мечами начать разговаривать!
Наконец освободившись от одежды, я погасила свечу и растянулась на широченной кровати. Свежезастеленные простыни умопомрачительно благоухали медуницей, которой рена, без сомнения, перекладывает постельное белье. Предвкушение трехдневного отдыха разлилось по усталому телу. Бдительность была потеряна, и разбойник-сон, подкравшись незаметно, схватил меня в свои крепкие объятия, не оставляя надежды вырваться.


Глава 20

Если вы не можете очнуться от кошмара, скорее всего, вы бодрствуете

Мерцающий низкий потолок почти касался оплетенной косами головы. Унылые серые коридоры гулкой пустотой тянулись от меня в обе стороны. Вызолоченная зелень платья кляксой выделялась в окружающей тусклоте.
Нет, я так не играю.
Стоило чуть-чуть расслабиться, подумать о том, как это замечательно - пожить три дня в деревне, на свежем воздухе: здоровье поправить, нервы подлечить. С эдакой бурной жизнью заикой стать не долго...
Нате вам, получите! Распишитесь в доставке.
Дворец заказывали?
Нет?
Все равно получите. Кувалдой. По голове.
Какое-то "дежа вю": опять на том же месте, в том же платье и с теми же длинными патлами (на счет патл я погорячилась, очень уж расстроена).
"А нечего на ночь объедаться - кошмары и не снились бы!".
Справедливо. Все путешествие лишнего себе не позволяла и спала, как младенец. Одной лишь ночью поднялась, исключительно по жизненной необходимости.
И что теперь делать?
"Может быть, еще одну экскурсию по памятным местам?".
Хватило и прошлого раза: как ошалелый заяц по всем помещениям проскакала! Мне тех ощущений - за глаза!
Почему-то чрезвычайно тянуло в правое крыло, но туда я просто из чувства противоречия не пошла. Да и мало ли: люди с предыдущего раза, поди, подготовились к моему визиту, ловушки гостеприимно понаставили! А чувство самосохранения требовало пересидеть тревожные времена где-нибудь, в тенечке, и без суеты дождаться пробуждения.
"Надеюсь, Велисса тоже терзается бессонницей!" - злорадно мелькнуло на задворках мыслей.
Ччерт...
Пестрые обрывки картин калейдоскопом промелькнули в глазах, чтобы застыть гранитной мозаикой пола. Рисунок казался смутно знакомым. От неожиданного осознания, где мне посчастливилось видеть его ранее, поза "четвереньки" немедленно трансформировалась в "присядем на дорожку".
Хорошо знакомые покои Ее Сиятельства. Нераздражающая болтовня фонтанчика, нахохлившиеся желтыми цыплятами светляки на жердочках люстры, засилье изделий из благородных металлов, пузатые напольные вазы из зеленого с прожилками малахита, тяжелый бархат портьер цвета бирюзы и широкая панорама ночной столицы в огромном окне.
Полюбоваться филигранно наведенным мороком города в огнях (иллюзия стоила дешевле, чем всенощное освещение городских улиц ради красивого вида) мешала обнимающаяся парочка. Светловолосая головка девушки уютно устроилась на мужском плече. Вороная прядь, выбившаяся из нетугой короткой косы, контрастировала с тщательно уложенными белокурыми локонами. Тонкие руки, подобно цепким лианам, крепко ухватились за мужчину, который успокаивающе поглаживал вздрагивающую от беззвучных всхлипов девичью спину.
Ччччччерт!!!
Сила всколыхнулась, закипая проклятьем, и устремилась во дворец из спящего тела, презрев разделяющее нас расстояние. Окно содрогнулось от сильного удара. Защищенное магией стекло устояло, наполнив комнату обиженным дребезжанием. Морок на секунду подернулся крупной рябью, как водная гладь при сильном ветре, чтобы тут же успокоиться.
Вычурный ритуальный меч с рассерженным шипением покинул ножны. Император мгновенно отодвинул Велиссу за спину, настороженно замерев в атакующей стойке лицом к оконному проему. Окно не спешило нападать, храня восстановленную невозмутимость.
- Что это было? - спросил скорее себя, чем Велиссу, Дэрриш.
"Психованная законная супруга". Цыц!
- Птица? - робко предположила девушка.
- Птичка вымахала размером с крупную собаку. Что-то не припомню таких особей в имперских соколятнях, - взгляд синих глаз ощупывал морок с тщательностью таможенного досмотра.
Гашение дворцовой защитой топорно выполненного проклятья привело меня в чувство. Применение Силы задействовало притяжение, проявившееся в легком подталкивании по направлению к Императору. Вспомнив предыдущий печальный опыт, со всей возможной скоростью я кинулась в противоположную сторону, чтобы заключить в страстные объятья статую из розового мрамора.
Как же это получилось?
"Возможно, не стоило изображать оскорбленную невинность, взывая к супружеской верности?". Признаю, с проклятьем я погорячилась. От неожиданности.
- Странно, но мое чувство опасности молчит, - Император задумчиво вернул меч в ножны, закрепленные у левого бока. - Надо бы пригласить Эста - пусть разбирается. И звать придется самому - в разгар эксперимента в лабораторию можно сунуться только с моей невосприимчивостью.
- Нет! Не надо! - окрик герцогини остановил Дэрриша у самой двери.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.