read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Не забывайтесь, сын мой,- строго выговаривал аббат, на минуту
перестав стенать,- не вам обсуждать, чего достоин граф - он святой!
- Боже, какая верность! - вновь стонал де Перастини - и тесно обняв
аббата, прижимался к нему плотно, дышал тяжко.
"Да что, что ему нужно?" - простодушно дивился аббат. Он спросил де
Перастини:
- А что же, сыне, это у всех итальянцев такая отзывчивость к чужому
несчастью?
- Верно, отче,- немедленно подтвердил предположение аббата де
Перастини. - Отзывчивость - это наша национальная черта. Если итальянец
узнает, что кто-нибудь остался без партнера, то он сразу все бросает и бегом
к страдальцу. На все пойдет, чтобы того утешить, хоть исподнее с себя
снимет!
- Ах, ах,- растроганно вздыхал аббат. - Уж не близость ли святого
престола сообщает итальянцам такое сострадание к мукам ближнего?
- А как же! - щерил в улыбке рот собеседник. - Со святого нашего Папы
Римского и берем пример. Он ведь у нас как - бывало, служит мессу, а тут ему
сообщают, что кардинал такой-то отдал душу свою Господу, а отрок невинный,
младой секретарь его осьмнадцати лет рыдает безутешно, припав к груди
патрона. И Папа наш сострадательный тотчас бросит все - и к одру смерти
спешит. Придет и ободряет близких и отрока безутешного.
- И что же,- умиленно расспрашивал Крюшон,- Папа вот так же к отроку
садится и прижимается тесно и дышит жарко?
- Еще бы! - заверял де Перастини. - Как же еще может поступать
добросердечный пастырь наш Папа? И прижимается, и отрока наставляет: не
ропщи, чадо! Чай, я тоже молодым был,- уж знаю, что значит остаться без
партн... то есть, без патрона!.. и слезки своей рукой с его шейки отирает...
а шуйцей-то...
- Ах, ах,- умилялся аббат. - Вот что значит пример святого пастыря
нашего - все итальянцы подражают ему в милосердии к отрокам малыим!
При дворе императора тоже заметили великую печаль аббата Крюшона.
Облако всеобщего сочувствия окутало аббата. Безутешная императрица сказала:
- Ах, аббат, вы один способны понять мои слезы!.. - и велела, плача,
навестить ее как-нибудь, чтобы скоротать время в сладостной печали
воспоминаний об общем друге.
Весьма огорчен был также и император - ему всегда хотелось завести при
дворе парочку святых, но все не удавалось. И вот, в кои веки такой святой
нашелся - и на тебе, тотчас исчез.
- Почему при моем дворе не задерживаются святые, а, мужики? - горестно
недоумевал владыка Некитая. - Ах, какие бы милости пролил я на него
теперь!..
- Да, да! - сострадал хор придворных. - Почему мы так поздно оценили
графа?
Однако прошедшего воротить было нельзя, и, как это всегда бывает, все
пытались наверстать упущенное, осыпая милостями того, кто был ближайшим
соратником скрывшегося святого. Крюшона ублажали так, что теперь уже он мог
обмазать трон соплями вместо графа,- впрочем, делать это аббат не спешил -
то ли сказывалось присущее всем иезуитам самообладание и умение противиться
искушению, то ли аббат просто приберегал это напоследок. Зато палач как-то
подошел к аббату и пробубнил, не глядя ему в глаза, что, дескать, он теперь
тоже не возражает - если хочет, то аббат тоже может разок постоять на
фелляции.
Ну, а что касается англо-германского влияния при дворе, то от него не
осталось ни малейшего запаха. Тапкин и Пфлюген не смели и пикнуть, даже
когда аббат наложил на них епитимью: британцу он велел сбрить бакенбарды и
поститься, то есть не есть скоромного, каждую пятницу-субботу-воскресенье-
понедельник-вторник-четверг, а Пфлюгену вменялось выучить итальянский под
началом де Перастини, а еще совершать естественные отправления исключительно
стоя на голове.
Мало того, видя, как ревностно взялся аббат наставлять европейскую
паству, император, желая сделать приятное последнему из некитайских
французов, отрядил ему в постоянное пользование двух некитайских рикш. Один
из них неотличимо походил на прусского посла барона фон Пфлюгена-Пфланцена,
а другой был вылитый лорд Тапкин. Даже в одежде эти двое рикш ухитрялись
полностью копировать европейцев: двойник Тапкина носил белый смокинг в
красный горошек и шаровары, а подражатель барона Пфлю одевал расклешенное
трико и великолепную бухенвальдскую пижаму в черно-белую клетку. Разумеется,
оба не забывали и про галстук - эта деталь европейского костюма была у обоих
рикш образцово элегантна.
Сходство некитайских рикш с послами не переставало изумлять аббата. Он
все хотел показать Тапкину и Пфлюгену эту поразительную способность
рикш-некитайцев к мимикрии, но это ему из раза в раз не удавалось. Крюшон
обычно звал с собой де Перастини и, сев с ним в коляску, спешил к дому
Пфлюгена.
- Ах, ну наконец-то я покажу нашему славному немцу того, кто во всем
ему слепо подражает,- заранее радовался аббат.
Но прибыв на место, аббат неизменно узнавал, что его благородия барона
фон Пфлюгена нет дома.
- Как нет? - изумлялся аббат. - Голубчик, этого не может быть. Мы
твердо условились вчера, что я за ним заеду.
- Никак нет,- разводил руками Гринблат-Шуберт,- кабинет и спальня
господина барона пусты.
- Вот как? А ты смотрел, к примеру, в погребе?
- Нет, не смотрел,- признавал Гринблат.
- Ну, так поищи же барона получше!
- С вашего позволения, аббат,- любезно предлагал де Перастини,- я,
пожалуй, тоже схожу поищу нашего дорого Пфлю. А то этот Гринблат опять
упустит куда-нибудь заглянуть.
- Да, да,- благодарил аббат,- четверо глаз, то есть, трое,- поправлялся
он, так как де Перастини так все и ходил с черной повязкой на глазу,- трое
глаз в таком деле лучше, чем двое.
Де Перастини, шумно дыша, подымался наверх к Шуберту-Гринблату, и в
открытые окна разносился шум поисков.
- Голубчик,- окликал снизу аббат,- что у вас там происходит?
- Мы с Вер... то есть с Гринблатом ищем барона,- отвечал де Перастини.
- Где же?
- В его кабинете... под столом...
- И что же - он там?
- Ах, нет... ох, нет... ах, нет... ох, нет... - доносились сокрушенные
восклицания Гринблата.
Рикша, похожий на барона Пфлю, неизвестно почему начинал сучить ногами
и нервно переступать на месте.
- Друг мой,- снова окликал аббат итальянца,- а почему бы вам не
поискать барона в спальне? Может быть, он спрятался под кроватью или в
шкафу?
- Вы гений, аббат! - отзывался распаренный де Перастини, на секунду
показывая из окна свой торс в расстегнутой рубашке - в пылу поисков он
неизменно упревал и расстегивался. - Ну, конечно, мы сейчас с В... с
Гринблатом перенесем наши поиски в спальню.
Вскоре из другого раскрытого окна начинали нестись стоны.
- Любезный де Перастини,- встревоженно спрашивал аббат. - Как будто я
слышу чьи-то стоны. Вы там случайно не прищемили в шкафу барона?
- Ах, нет, аббат, нет,- успокаивал де Перастини,- нет...
- А кто же это стонет?
- Это Гринблат... он застрял и не может выбраться из-под кровати.
- Ну, так вытащите же его,- кротко советовал аббат.
Де Перастини охотно следовал совету:
- Ой, тащу... - разносился его крик. - Ой, тащу!.. прямо сам весь
тащусь!... хорошо мне!..
Рикша начинал нервничать еще больше, и аббату приходилось успокаивать
его с помощью острого стимула. А меж тем у де Перастини - очевидно, под
влиянием тяжелого физического усилия,- начинались галлюцинации, и из окон
спальни фон Пфлюгена звучало нечто и вовсе странное:
- Верди! - громко стонал итальянец.
- Гринблат! - возразительно отвечал ему слуга германца.
- В-верди! - настойчиво повторял де Перастини.
- Ох, Гринблат! - возражал Гринблат, но уже слабее и с меньшей
уверенностью. - Ох, Шуберт!.. не знаю кто!..
- Да В-вер-рди же!.. - настаивал итальянец.
- А-а-а! - неслось из окна. - Да! Да! Верди!
- Верди! Милый Верди! Ты нашелся!
- Да, Верди! твой Верди!..
- Мой! Вечно мой! О!
- Твой! Вечно твой! А!
С рикшей в это время творилось что-то невообразимое: он хрипел, грыз
удила, вставал на дыбы и бешено мотал головой. Крюшон начинал торопить де
Перастини:
- Друг мой, завершайте ваши поиски - мой рикша что-то совсем
занервничал...
В окно выглядвал распаренный де Перастини и показывал два пальца:
- Еще две минуты, аббат... Сейчас я спущу...сь...
Он выходил из дома с разинутым ртом, откуда свисала слюна, и с ошалелым
выражением на лице. В окно ласково махал рукой Шуберт-Гринблат.
- Ах, как вы утомились! - участливо замечал аббат. - Так что же - вам
не удалось найти барона?
- Увы, - тяжело отдуваясь отвечал итальянец.
- Куда же он девался? - печально удивлялся аббат Крюшон. - Может быть,
он прячется в уборной?
- Не думаю,- икнув, отвечал де Перастини. - В прошлый раз мы с
Гринблатом искали его там.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.