read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Слышно было, как он звучно плюнул на пол и зашаркал ногой.
Наверху было светлее и чище и потолки были без сводов. Дверь, на
которой была прибита дощечка с надписью "кабинет врача", была открыта. Там
горела лампа и кто-то позвякивал склянками.
Юрий заглянул туда и окликнул.
Склянки перестали звенеть, и вышел Рязанцев, как всегда свежий и
веселый.
- А! - сказал он громко и весело, очевидно привыкнув к обстановке,
которая давила других, - а я сегодня дежурный. Здравствуйте, барышни!
И сейчас же, высоко приподняв брови и совсем другим, грустным и
значительным голосом, сказал:
- Кажется, уже без памяти. Войдите. Там Новиков и другие...
И пока они гуськом шли по коридору, чересчур чистому и пустынному, мимо
больших белых дверей с черными номерами, Рязанцев говорил:
- За священником уже послали. Удивительно, как скоро его скрутило! Я
даже удивился... Впрочем, он последнее время все простужался, а это в его
положении было швах!.. Вот, здесь он...
Рязанцев отворил высокую, белую дверь и вошел. Остальные запутались в
дверях и, неловко толкаясь, прошли за ним.
Палата была большая и чистая. Четыре кровати были пусты и аккуратно
прикрыты твердыми серыми одеялами с прямыми складками, почему-то
напоминающими о гробах; на одной сидел маленький сморщенный старичок в
халате, пугливо озирающийся и на вошедших, и на шестую кровать, на которой
лежал, вытянувшись под таким же твердым одеялом, Семенов. Возле него, на
стуле, сгорбившись, сидел Новиков, а у окна стояли Иванов и Шафров. Всем
казалось странным и неловким в присутствии умирающего Семенова здороваться и
пожимать руки, но почему-то было так же неловко и не делать этого, как будто
подчеркивая близость смерти, и потому произошла заминка. Кто поздоровался,
кто нет. И все остановились там, где стояли, с робким и жутким любопытством
глядя на Семенова.
Семенов дышал редко и тяжело. Он был вовсе не похож на того Семенова,
которого все знали. Он был и вообще мало похож на живых людей. Хотя у него
были те же черты лица, что и при жизни, и те же члены тела, что и у всех
людей, но казалось, что и черты лица его, и тело какие-то особенные,
страшные и неподвижные. То, что оживляло и двигало так просто и понятно
телами других людей, казалось, не существовало для него. Где-то в глубине
его странно неподвижного тела совершалось что-то торопливое и страшное,
точно поспешая с какой-то необходимой и уже неотвратимой работой, и вся
жизнь его ушла туда, как будто смотрела на эту работу и слушала с
напряженным, необъяснимым вниманием.
Лампа, горевшая посреди потолка, ясно и отчетливо освещала неподвижные,
не глядящие, не слышащие черты его лица.
Все стояли и, не спуская глаз, смотрели, молча, задерживая дыхание,
точно боясь нарушить что-то великое, и в тишине страшно отчетливо было
слышно уродливое, свистящее и трудное дыхание Семенова.
Отворилась дверь, и застучали дробные старческие шаги. Пришел маленький
и толстенький священник с псаломщиком, худым и черным человеком. И с ними
пришел Санин. Священник, покашливая, поздоровался с докторами и вежливо
поклонился всем. Ему как-то чересчур поспешно и преувеличенно учтиво
ответили все разом и опять замерли. Санин, не здороваясь, сел на окно и с
любопытством стал смотреть на Семенова и на присутствующих, стараясь понять,
что он и они чувствуют и думают.
Семенов дышал все так же и не шевелился.
- Без сознания? - мягко спросил священник, ни к кому не обращаясь.
- Да. - поспешно ответил Новиков.
Санин издал какой-то неопределенный звук. Священник вопросительно на
него поглядел, но, не услышав ничего, отвернулся, поправил волосы, надел
епитрахиль и начал тоненьким и сладким тенорком с большим выражением читать,
что полагалось при смерти человека христианской религии.
У псаломщика оказался хриплый и неприятный бас, и эти два не подходящие
друг к другу голоса сплетались и расходились, и печально и странно в своем
диссонансе зазвучали под высоким потолком.
Когда раздалось резкое и громкое причитание, все с невольным испугом
оглянулись на лицо умирающего. Новикову, который был ближе всех, показалось,
что веки Семенова чуть-чуть дрогнули и неглядящие глаза немного повернулись
в сторону голосов. Но другим показалось, что Семенов оставался таким же
странно неподвижным.
Карсавина при первых же звуках заплакала тихо и жалобно и не отирала
слез, которые текли по ее молодому и красивому лицу. И все поглядели на нее,
и Дубова заплакала, а мужчины почувствовали слезы на глазах и старались
удержать их, стискивая зубы. Каждый раз, когда пение становилось громче,
девушки плакали сильнее, а Санин морщился и досадливо двигал плечами, думая,
что, если Семенов слышит, ему должно быть невыносимо слушать это тяжелое
даже для здоровых и далеких от смерти людей пение.
- Вы бы потише, - сердито сказал он священнику.
Священник сначала любезно наклонил ухо, но, вслушавшись, насупился и
зачитал еще громче. Псаломщик строго оглянулся на Санина, и все пугливо
поглядели на него, как будто он сказал что-то дурное и неприличное.
Санин с досадой махнул рукой и замолчал.
Когда все кончилось и священник завернул крест в епитрахиль, стало еще
тяжелее. Семенов по-прежнему не двигался
И вот у всех стало появляться ужасное для них, но неодолимое чувство:
хотелось, чтобы все кончилось скорее и Семенов наконец умер. И все со стыдом
и страхом старались скрыть и подавить это желание, боясь взглянуть друг на
друга.
- Хоть бы уже скорее. - тихо сказал Санин. - Тяжелая штука!
- Н-да! - отозвался Иванов.
Они говорили тихо, и было очевидно, что Семенов не услышит, но все-таки
другие с негодованием оглянулись на них.
Шафров хотел что-то сказать, но в это время раздался новый, невыразимо
жалкий и печальный звук, заставивший всех болезненно вздрогнуть.
- И... и-и... - простонал Семенов.
И потом, как будто найдя то, что было ему нужно, он, уже не смолкая,
стал тянуть этот долгий, стенящий звук, прерываемый только хриплым и трудным
дыханием.
Сначала окружающие как будто не поняли, в чем дело, но сейчас же
Карсавина, Дубова и Новиков заплакали. Священник медленно и торжественно
стал читать отходную. На его пухлом и добродушном лице выразилось умиление и
возвышенная печаль. Прошло несколько минут. Семенов вдруг замолчал.
- Кончился... - пробормотал священник.
Но в это мгновение Семенов медленно и трудно зашевелил слипшимися
губами, лицо его исказилось, как бы улыбаясь, и все услышали его глухой,
невероятно слабый и страшный голос, идущий, казалось, откуда-то из самой
глубины его груди, как из-под крышки гроба:
- На-астоящий ракло! - проговорил он, глядя прямо на священника.
Потом вздрогнул, открыл глаза с выражением безумного ужаса и вытянулся.
Все слышали его слова, но никто не пошевелился и только выражение
возвышенной печали мгновенно сбежало с запотевшего красного лица священника.
Он боязливо оглянулся, но никто не смотрел на него, и только Санин
улыбнулся.
Семенов опять зашевелил губами, но звука не было, и только один редкий
светлый ус его опустился. Потом он опять вытянулся и стал еще длиннее и
страшнее.
И больше не было ни одного звука, ни одного движения.
Теперь никто не заплакал. Приближение смерти было страшнее и печальнее
ее наступления. И всем было даже как-то странно, что это томительное,
мучительное дело закончилось так скоро и так просто. Они еще постояли возле
постели, глядя в мертвое заострившееся лицо, как будто ожидая еще
чего-нибудь, и, стараясь вызвать в себе жалость и ужас, с напряженным
вниманием наблюдали, как Новиков закрыл глаза и сложил руки Семенову. Потом
стали уходить, сдержанно топоча ногами. В коридоре уже горели лампы и там
было все так просто и домовито, что всем вздохнулось свободнее. Впереди шел
священник. Он дробно семенил ногами и, стараясь, чтобы задобрить молодежь,
сказать какую-нибудь любезность, вздохнул и мягко проговорил:
- Жаль молодою человека, тем более что он, очевидно, умер
нераскаянным... Но милосердие Божие, знаете, того...
- Да... конечно! - из вежливости ответил шедший ближе других Шафров.
- У него семья? - спросил священник, ободрясь.
- Право, не знаю, - недоумевающе ответил Шафров.
Все переглянулись и всем показалось странным и нехорошим, что никто не
знает, есть ли у Семенова семья и где она.
- Сестра где-то в гимназии учится, - заметила Карсавина.
- А!.. Ну-с, до свиданья! - сказал священник, пухлыми пальцами
приподнимая шляпу.
- До свиданья! - ответили все разом. Выйдя на улицу, они облегченно
вздохнули и остановились.
- Ну, куда теперь? - спросил Шафров.
Сначала все топтались в нерешительности, а потом как-то сразу стали
прощаться и расходиться в разные стороны.

XI
Когда Семенов увидел кровь и почувствовал зловещую пустоту вокруг и
внутри себя, когда его потом поднимали, несли и укладывали и делали за него
то, что он всю жизнь делал сам, он понял, что умирает, и ему было странно,
что он вовсе не испугался смерти.
Дубова, когда рассказывала о его страхе, заключила о нем потому, что
она сама испугалась, и в этом состоянии испуга здорового человека при виде
смерти не могла допустить, чтобы сам умирающий не боялся смерти неизмеримо
больше. И его бледность и блуждающий взгляд, которые происходили от слабости



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.