read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



не люди это. Не люди, товарищ боец, не человеки, не звери даже -- фашисты.
Вот и гляди соответственно.
Но глядеть Женька не могла, и тут Федот Евграфыч не настаивал. Забрал
автоматы, обоймы запасные, хотел фляги взять, да покосился на Комелькову и
раздумал. Шут с ними: прибыток не велик, а ей все легче, меньше напоминаний.
Прятать убитых Васков не стал: все равно кровищу всю с поляны не
соскребешь. Да и смысла не было: день к вечеру склонялся, вскоре подмога
должна была подойти. Времени у немцев мало оставалось, и старшина хотел,
чтобы время это они в беспокойстве прожили. Пусть помечутся, пусть погадают,
кто дозор их порешил, пусть от каждого шороха, от каждой тени пошарахаются.
У первого же бочажка (благо тут их -- что конопушек у рыжей девчонки)
старшина умылся, кое-как рваный ворот на гимнастерке приладил, сказал
Евгении:
-- Может, ополоснешься?
Помотала головой, нет, не разговоришь ее сейчас, не отвлечешь...
Вздохнул старшина:
-- Наших сама найдешь или проводить?
-- Найду.
-- Ступай. И -- к Соне приходите. Туда, значит... Может, боишься
одна-то?
-- Нет.
-- С опаской иди все же. Понимать должна.
-- Понимаю.
-- Ну, ступай. Не мешкайте там, переживать опосля будем.
Разошлись. Федот Евграфыч вслед ей глядел, пока не скрылась: плохо шла.
Себя слушала, не противника. Эх, вояки...
Соня тускло глядела в небо полузакрытыми глазами. Старшина опять
попытался прикрыть их, и опять у него ничего не вышло. Тогда он расстегнул
кармашки на ее гимнастерке и достал оттуда комсомольский билет, справку о
курсах переводчиков, два письма и фотографию. На фотографии той множество
гражданских было, а кто в центре -- не разобрал Васков: здесь аккурат нож
ударил. А Соню нашел: сбоку стояла в платьишке с длинными рукавами и широким
воротом: тонкая шея торчала из того ворота, как из хомута. Он припомнил
вчерашний разговор, печаль Сонину и с горечью подумал, что даже написать
некуда о геройской смерти рядового бойца Софьи Соломоновны Гурвич. Потом
послюнил ее платочек, стер с мертвых век кровь и накрыл тем платочком лицо.
А документы к себе в карман положил. В левый -- рядом с партбилетом.
Сел подле и закурил из трижды памятного кисета.
Ярость его прошла, да и боль приутихла: только печалью был полон, по
самое горло полон, аж першило там. Теперь подумать можно было, взвесить все,
по полочкам разложить и понять, как действовать дальше.
Он не жалел, что прищучил дозорных и тем открыл себя. Сейчас время на
него работало, сейчас по всем линиям о них и диверсантах доклады шли, и
бойцы, поди, уж инструктаж получали, как с фрицами этими проще покончить.
Три, ну, пусть пять даже часов оставалось драться вчетвером против
четырнадцати, а это выдержать можно было. Тем более что сбили они немцев с
прямого курса и вокруг Легонтова озера наладили. А вокруг озера -- сутки
топать.
Команда его подошла со всеми пожитками: двое ушло -- в разные, правда,
концы, -- а барахлишко их осталось, и отряд уж обрастать вещичками начал,
как та запасливая семья. Галя Четвертак закричала было, затряслась, Соню
увидев, но Осянина крикнула зло:
-- Без истерик тут!..
И Галя смолкла. Стала на колени возле Сониной головы, тихо плакала. А
Рита только дышала тяжело, а глаза сухие были, как уголья.
-- Ну, обряжайте, -- оказал старшина.
Взял топорик (эх, лопатки не захватил на случай такой!), ушел в камни
место для могилки искать. Поискал, потыкался -- скалы одни, не подступишься.
Правда, яму нашел. Веток нарубил, устелил дно, вернулся.
-- Отличница была, -- сказала Осянина. -- Круглая отличница -- и в
школе и в университете.
-- Да, -- сказал старшина. -- Стихи читала. А про себя подумал: не это
главное. А главное, что могла нарожать Соня детишек, а те бы -- внуков и
правнуков, а теперь не будет этой ниточки. Маленькой ниточки в бесконечной
пряже человечества, перерезанной ножом...
-- Берите, -- сказал.
Комелькова с Осяниной за плечи взяли, а Четвертак -- за ноги. Понесли,
оступаясь и раскачиваясь, и Четвертак все ногой загребала. Неуклюжей ногой,
обутой в заново сотворенную чуню. А Федот Евграфыч с Сониной шинелью шел
следом.
-- Стойте, -- сказал он у ямы. -- Кладите тут покуда. Положили у края:
голова плохо легла, все набок заваливалась, и Комелькова подсунула сбоку
пилотку. А Федот Евграфыч, подумав и похмурившись (ох, не хотел он делать
этого, не хотел!), буркнул Осяниной, не глядя:
-- За ноги ее подержи,
-- Зачем?
-- Держи, раз велят! Да не здесь -- за коленки!.. И сапог с ноги
Сониной сдернул.
-- Зачем?.. -- крикнула Осянина. -- Не смейте!..
-- А затем, что боец босой, вот зачем,
-- Нет, нет, нет!.. -- затряслась Четвертак.
-- Не в цацки же играем, девоньки, -- вздохнул старшина. -- О живых
думать нужно: на войне только этот закон. Держи, Осянина. Приказываю, держи.
Сдернул второй сапог, кинул Гале Четвертак:
-- Обувайся. И без переживаний давай: немцы ждать не будут.
Спустился в яму, принял Соню, в шинель обернул, уложил. Стал камнями
закладывать, что девчата подавали. Работали молча, споро. Вырос бугорок:
поверх старшина пилотку положил, камнем ее придавив. А Комелькова -- веточку
зеленую.
-- На карте отметим, -- сказал. -- После войны -- памятник ей.
Сориентировал карту, крестик нанес. Глянул: а Четвертак по-прежнему в
чуне стоит.
-- Боец Четвертак, в чем дело? Почему не обута? Затряслась Четвертак:
-- Нет!.. Нет, нет, нет! Нельзя так! Вредно! У меня мама -- медицинский
работник...
-- Хватит врать! -- крикнула вдруг Осянина. -- Хватит! Нет у тебя мамы!
И не было! Подкидыш ты, и нечего тут выдумывать!..
Заплакала Галя. Горько, обиженно -- словно игрушку у ребенка сломали...

10
-- Ну зачем же так, ну зачем? -- укоризненно сказала Женька и обняла
Четвертак. -- Нам без злобы надо, а то остервенеем. Как немцы,
остервенеем...
Смолчала Осянина...
А Галя действительно была подкидышем, и даже фамилию ей в детском доме
дали: Четвертак. Потому что меньше всех ростом вышла, в четверть меньше.
Детдом размещался в бывшем монастыре; с гулких сводов сыпались жирные
пепельные мокрицы. Плохо замазанные бородатые лица глядели со стен
многочисленных церквей, спешно переделанных под бытовые помещения, а в
братских кельях было холодно, как в погребах.
В десять лет Галя стала знаменитой, устроив скандал, которого монастырь
не знал со дня основания. Отправившись ночью по своим детским делам, она
подняла весь дом отчаянным визгом. Выдернутые из постелей воспитатели нашли
ее на полу в полутемном коридоре, и Галя очень толково объяснила, что
бородатый старик хотел утащить ее в подземелье.
Создалось "Дело о нападении...", осложненное тем, что в округе не было
ни одного бородача. Галю терпеливо расспрашивали приезжие следователи и
доморощенные Шерлоки Холмсы, и случай от разговора к разговору обрастал все
новыми подробностями. И только старый завхоз, с которым Галя очень дружила,
потому что именно он придумал ей такую звучную фамилию, сумел докопаться,
что все это выдумка.
Галю долго дразнили и презирали, а она взяла и сочиняла сказку. Правда,
сказка была очень похожа на мальчика с пальчика, но, во-первых, вместо
мальчика оказалась девочка, а во-вторых, там участвовали бородатые старики и
мрачные подземелья.
Слава прошла, как только сказка всем надоела. Галя не стала сочинять
новую, но по детдому поползли слухи о зарытых монахами сокровищах.
Кладоискательство с эпидемической силой охватило воспитанников, и в короткий
срок монастырский двор превратился в песчаный карьер. Не успело руководство
справиться с этой напастью, как из подвалов стали появляться призраки в
развевающихся белых одеждах. Призраков видели многие, и малыши категорически
отказались выходить по ночам со всеми вытекающими отсюда последствиями. Дело
приняло размеры бедствия, и воспитатели вынуждены были объявить тайную охоту
за ведьмами. И первой же ведьмой, схваченной с поличным в казенной простыне,
оказалась Галя Четвертак.
После этого Галя примолкла. Прилежно занималась, возилась с октябрятами
и даже согласилась петь в хоре, хотя всю жизнь мечтала о сольных партиях,
длинных платьях и всеобщем поклонении. Тут ее настигла первая любовь, а так
как она привыкла все окружать таинственностью, то вскоре весь дом был
наводнен записками, письмами, слезами и свиданиями. Зачинщице опять дали
нагоняй и постарались тут же от нее избавиться, спровадив в библиотечный
техникум на повышенную стипендию.
Война застала Галю на третьем курсе, и в первый же понедельник вся их
группа в полном составе явилась в военкомат. Группу взяли, а Галю нет,
потому что она не подходила под армейские стандарты ни ростом, ни возрастом.
Но Галя, не сдаваясь, упорно штурмовала военкома и так беззастенчиво врала,
что ошалевший от бессонницы подполковник окончательно запутался и в порядке
исключения направил Галю в зенитчицы.
Осуществленная мечта всегда лишена романтики. Реальный мир оказался
суровым и жестоким и требовал не героического порыва, а неукоснительного



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22 23
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.