read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Митя засмеялся. От него немного пахло вином, и теперь это был уже почти
прежний Митя.
- Э, нет! - сказал он. - Отпустить старую знакомую, которую я однажды
чуть не убил? Которая так чудно говорит: "Пожелаю доброго вечера, вот и
все"? Это не в моих интересах.
Он взял меня за руку, но я твердо сказала:
- Нет, к сожалению.
И отняла руку.
Я не ломалась, а просто раздумала, потому что на мне было старенькое
ситцевое платье, а бежать домой переодеваться было неловко.
Все таки он притащил меня в столовую и как раз когда все говорили
шепотом: "Тише, тише!" - потому что старый доктор поднялся и объявил, что
хочет сказать несколько слов. Митя пробормотал: "Ох, дядюшка!" - но на него
зашикали, и тогда он знаками комически представил меня своим друзьям -
высокому человеку в военной форме, с большим лениво-добродушным лицом и
маленькому черному штатскому, который при виде меня широко открыл один глаз,
а другой закрыл без единой морщинки. Первый был незнакомый, а второй - наш,
лопахинский, я сразу вспомнила - Рубин.
В столовой было натоплено, накурено. Голубоватый огонь горел в чашке
посреди стола, согнувшийся старый доктор говорил что-то сильным,
помолодевшим голосом.
...Я только что успела немного привыкнуть к тому, что Агния Петровна, в
бальном платье, гордо распоряжается за столом, к тому, что Андрей, вдруг
оказавшийся маленьким рядом с высоким братом, смотрит на него с обожанием,
которое напрасно старается скрыть, - словом, ко всему, что в этот вечер
прямо с неба свалилось в "депо", как Митя подсел ко мне и взволнованно
спросил:
- Ты знаешь, что Глашенька Рыбакова вернулась в Лопахин?
Это было неожиданно, и я не сразу ответила, тем более что в кухне он
назвал меня на "вы" и мне это понравилось, а теперь вдруг на "ты". Кроме
того, он спросил так, как будто Глашенька только вчера вернулась, в то время
как она уже больше года жила в Лопахине. Она приехала совершенно другая,
робкая, в некрасивом пальто, сшитом из клетчатой шали, и когда я ее
встречала, мне всегда казалось, что она старается идти поближе к забору,
чтобы занять поменьше места на улице и вообще на земле.
Я сказала:
- Давным-давно.
- Ты знаешь, где она живет?
- Знаю.
- Я хочу попросить тебя проводить меня к ней.
Я сказала вежливо:
- Пожалуйста.
Но мне почему-то ужасно не захотелось его провожать, и все время, пока
Павел Петрович говорил свою речь, я думала о том, как это неприятно, что я
согласилась.
В сущности говоря, какое мне было дело до того, что Глашенька обещала
выйти за Митю, а потом убежала с другим.
В свое время мы с Андреем решили, что она совершила страшную подлость,
тем более что Митя любил ее и был в отчаянии, когда она убежала. Андрей
утверждал, что это клятвопреступление, за которое во времена Петра Первого
отрубили бы правую руку. Но, с другой стороны, мало ли какие причины могли
заставить ее отказаться от Мити?
Теперь мне было не одиннадцать лет, я понимала, что любовь - это
сложное чувство. Но все-таки было досадно, что у него не хватает чувства
достоинства и он бежит к Глашеньке в первый же день приезда.
Доктор кончил свою речь. Оказалось, что в лице Мити и Курочкина - так
звали высокого военного - он приветствует молодое поколение врачей, которому
был бы счастлив передать свой многолетний опыт.
- Итак, открыт путь, о котором мы не могли и мечтать в прежние годы.
Науке предстоит осветить целую область неведомого. В эту область неизбежно
должны прийти новые, молодые силы!
Все стали аплодировать, а Митя с Курочкиным подхватили Павла Петровича
и хотели качать. Но Агния Петровна не дала и сказала, что ему "вообще на
сегодня хватит".
Все говорили о гимназии, когда, проводив Павла Петровича, я вернулась в
столовую, и Рубин, который снял куртку (оказалось, что у него на ремне висит
маленькая плотная кобура с револьвером), утверждал, что гимназия была хороша
своей дисциплиной.
- А "Премудрость" еще висит в рекреационном зале? - спросил он. - "В
войнах и тишине храня премудры средства, копьем врагов разит, своих хранит
от бедства".
И он объяснил, что "Премудрость" - это была картина, изображавшая
богиню Минерву, поражавшую копьем дракона. А под картиной были стихи,
которые он прочитал. Я все смотрела "на Рубина и думала, что он удивительно
изменился. Как странно он говорит: с небрежным выражением, как будто над
всем Лопахиным и даже немного над нами у него была какая-то тайная власть.
Впрочем, это только мелькнуло среди других мыслей, из которых самая главная
была: "Не хочу я провожать Митю к Глашеньке. Что я за провожатая! Попросил
бы Андрея. Не пойду, вот и все!"
Но это было уже невозможно.
Ничего не объясняя, Митя посмотрел на меня и вышел. Он посмотрел
повелительно и вместе с тем умоляюще, как будто это было важнее всего на
свете - бежать со всех ног к Глашеньке, которая, может быть, давным-давно и
думать забыла о нем. Я шепнула Агаше, что скоро вернусь, и тоже вышла.
Андрей с удивлением взглянул на меня.


ВСТРЕЧА
Ветер упал, чистая луна высоко стояла в морозном небе. Митя говорил без
умолку. Я молчала, сердилась. Но иногда мне становилось смешно, потому что
он то начинал неловко шутить со мной, как с маленькой (и тогда становилось
видно, что он вообще не умеет обращаться с детьми), то переходил на
неопределенно-взрослый тон, особенно когда я ему холодно отвечала. Например,
он спросил, понравился ли мне Курочкин, и я удачно ответила, что нужно быть
гением в психологии, чтобы судить о человеке с первого взгляда. Но Митя
пропустил это замечание мимо ушей и стал рассказывать, что Курочкин - один
из ближайших учеников известного профессора Красовского, но что когда-нибудь
его загубит лень, потому что по духу - это "гений и беспутство".
Он шел быстро - шинель развевалась, большие уши шлема откидывались - и
нисколько не замечал, что я едва поспеваю за ним.
- Где она служит? - вдруг спросил он. - Ах да, ты сказала, в школе для
взрослых. А старики?
- Родители? Они убежали.
- Как убежали? Уехали?
- Да, уехали.
- Куда же?
- Не знаю, кажется, на Дальний Восток.
В Лопахине говорили, что Глашенькины родители уехали к белым, но я не
стала передавать Мите эти слухи.
Ему могло показаться странным, что я так хорошо знала все, что касалось
Глашеньки Рыбаковой. Можно было подумать, что ее судьба интересует меня.
Глашенька жила в последнем доме на Развяжской, а дальше начиналось Поле
жертв революции, бывшее Стрелецкое, на котором стоял памятник лопахинцам,
погибшим во время гражданской войны. Поле было снежное, голубое. Какой-то
закутанный человек медленно шел через поле - должно быть, по целине.
Тропинки были занесены давешней вьюгой.
- Танечка, лучше, если зайдете первая вы. Я подожду, да?
Было так светло, что я видела у Мити на щеке дрожащую жилку, как у
Агнии Петровны, когда она волновалась. Я тоже волновалась.
- Митя, очевидно, вы думаете, что мы хорошо знакомы? Между тем я не
уверена даже, узнаем ли мы друг друга.
Я хотела сказать, что Глашенька едва ли узнает меня, но это показалось
мне обидным, и я повернула таким образом, что я тоже могу ее не узнать.
- Тонечка!
- Простите, Митя, но мне пора домой.
- Подождите же хоть пять минут! Окна темные, наверно, ее нет дома.
Как будто в моих руках было счастье его жизни - так горячо он стал
убеждать меня, чтобы я подождала! Зачем я была ему нужна? Не понимаю. Если
бы уж так была нужна, он мог бы, кажется, запомнить, как меня зовут, а не
называть "Тонечка". Наконец я согласилась подождать пять минут, - ровно! - и
он мигом повернулся и, как буря, ворвался во двор.
В Лопахине всегда ложились рано, а уж в те годы - особенно рано, и
Глашенькины хозяева видели, должно быть, второй сон, когда Митя взбежал по
заскрипевшим ступеням, оглушительно загремел чем-то в сенях, наверно
ведрами, а потом чуть слышно постучал в двери.
Очевидно, его спросили: "Кто там?" - потому что он ответил:
- Извините. Могу я видеть Глафиру Сергеевну?
Тогда спросили: "Вы кто?" или что-нибудь в этом роде, и он ответил:
- Старый знакомый Глафиры Сергеевны.
Желтый огонек вспыхнул и погас за мутным, замерзшим стеклом. Снова
вспыхнул - зажгли свечу. Я волновалась. Дома ли Глашенька? Да мне-то что за
дело?
Глашеньки не было дома, и Мите наконец сообщили об этом, так и не
открыв дверей, хотя свеча ходила туда и сюда, - должно быть, хозяева
колебались, открыть или нет. Митя с громом скатился с крыльца, хлопнул
калиткой и мрачно сказал мне:
- Пошли.
Еще прежде я заметила, что человек, который давеча шел через поле, -
женщина, и эта женщина направляется прямо ко мне или к дому, подле которого



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.