read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Вижу, ты знаешь географию. Я должен был свести тебя с ума, а вместо этого помогаю. Сам не знаю почему.
- Может, потому что я сумасшедший? Вокруг тела Элия вспыхнула аура, будто солнечная корона в момент затмения. Таблин сделался свинцо-во-серым. А потом аура погасла, приобрела красноватый зловещий оттенок и наконец сделалась невидимой. Судьба Элия переменилась.
Император разгуливал по экседре в толстом белом халате из махрового хлопка. Он самодовольно улыбался и на ходу полировал пилкой ноготь на большом пальце, то и дело отставляя руку и изучая правильный розоватый овал, Император помолодел. Сейчас он выглядел лет на пять старше Элия и раз в десять глупее.
- Отправиться с молодой женой в Месопотамию? Что за чушь ты задумал, мой маленький сыночек? - ухмыльнулся Руфин. - Право же, я бы выбрал курорт на Лазурном берегу - самое лучшее место в это время года. Да я и сам туда скоро отправлюсь. Поедем вместе на Лазурный берег.
- Меня беспокоит Месопотамия. И я не собираюсь ехать туда с Летицией. Я поеду один. Руфин удивленно приподнял бровь.
- Бросить молодую жену? Она успела тебе надоесть? Все эти желтые вестники с ума сойдут, разглагольствуя о причинах вашей размолвки. Ну, понимаю, девчонка слишком молода... гм... после Марции, так сказать, пресная пища. Так в чем дело? Найди себе более опытную штучку. - Руфин понимающе подмигнул.
- Я не бросаю Летицию. Моя поездка займет дней двадцать. Максимум месяц.
- Чушь! Никакой Месопотамии! Это еще что такое! Как отец я запрещаю тебе ехать! И не вздумай меня ослушаться! Прежде ты мог сумасбродить. А теперь - нет. Мне хватит этой истории с Трионом. Его нашли?
Элий отрицательно покачал головой.
- Ну так поищи его, - тоном капризного ребенка приказал Руфин.
- У меня есть данные, что он в Месопотамии. Мы должны это проверить.
- Мы должны... - передразнил Руфин. - А на что "Целий" и тысячи фрументариев? Или они даром едят хлеб?
Элий вынужден был признать, что замечание Руфина вполне резонно.
- Хорошо, пусть наши фрументарии займутся Трионом.
"А ведь ты не хочешь, чтобы его отыскали, - мысленно обратился к императору Элий. - И я знаю - почему".
- Но это не так просто, - тут же возразил Руфин. - Месопотамия не наша провинция, а наш союзник, причем союзник ненадежный. Здесь надо действовать весьма осторожно. Пусть этим лучше занимается Скавр.
"Нет, он не безумен, - со злостью подумал Элий. - Он осмысленно губит все, что я предлагаю. Руфин даже слишком разумен. Каким-то антиразумом. И этот антиразум отнюдь не глупость... Это нечто другое".
- Скавр не принимает мои заявления всерьез, - сказал Элий.
- Тогда о чем разговор?! Некели думаешь, что ты в военных вопросах компетентнее префекта претория? - Руфин расхохотался. Кажется, прежде он был не столь бестактен.
- Прошу не так много: только проверить мою версию,- сухо отвечал Элий, подавив раздражение.- Я прошу... - он сделал ударение на слове "прошу" и замолчал.
Руфин с удивлением посмотрел на него и сморщился.
- Ну что еще...
- Я прошу послать фрументариев в Месопотамию. Одобряет это Скавр или нет.
- Ну до чего же ты доставучий, Элий! - воскликнул Руфин. Жаргонное уличное словечко в его устах звучало нелепо.- Ну хорошо, хорошо. Пошли туда своего человека.
Руфин самодовольно улыбнулся. Глаза хитро прищурились. Сами глаза пусты, а усмешка хитрющая.
"Антиразум, - вновь подумал Элий. - Что может сделать антиразум в данной ситуации?"
Император согласился, потому что это входило в планы его антиразума. Но чтобы понять задуманное Ру-фином, надо самому обладать таким же антиразумом.
Гет лежал на кровати и смотрел, как Квинт укладывает вещи. Огромное тело змея лоснилось в свете матового светильника. Квинту казалось, что за последние дни на Элиевых харчах змей растолстел как минимум втрое, Так растолстел, что Квинту становилось не по себе: если эта тварь вылезет на улицу хотя бы на миг, охотники за гениями тут же растерзают змея.
- Уезжаешь? - спросил Гет печально. Сейчас в его голосе присутствовали в основном шипящие. Квинт кивнул в ответ.
- Мне будет грустно. Я к тебе привык.
- Не могу сказать о себе то же самое, - не очень-то любезно буркнул Квинт.
- А кто будет теперь обо мне заботиться? Кто будет меня кормить? - с нарастающей тревогой прошипел Гет. - Гению необходимо, чтобы о нем постоянно заботились.
- Не волнуйся, есть подходящая кандидатура, - и, распахнув дверь. Квинт крикнул: - Гимп!
Бывший покровитель Империи явился. Одет он был в темно-синюю тунику с длинными рукавами и узкие светлые брюки. Платиновый ореол полностью померк. И все же опытный глаз сразу распознавал в нем гения. Что-то нечеловеческое было в его облике, что-то прежнее, надменное - в глазах.
- Надо же! Еще один изгнанник! - изумился змей.
Теперь его голос куда больше походил на человеческий.
- Думаю, вы друг друга поймете с полуслова! - И Квинт поспешно ретировался.
Несколько мгновений два бывших гения изучающе смотрели друг на друга. Возможно, каждый сравнивал свое положение с положением собрата, оценивал, кем тот был прежде и чего достиг теперь. И оба пришли к выводу, что нынешнее положение обоих не особенно завидное.
- Как тебе нравится в Риме? - спросил Гимп.
- Мерзко. Я всю жизнь прожил в Тибуре, а теперь должен прятаться в этом вонючем городе, - недовольно фыркнул Гет. - В Риме неблагополучная экологическая обстановка! Без амброзии мы оба заболеем раком. Тебя хотя бы положат в больницу. А что будет со мной?! Смерть от рака! Это ужасно! Где ты собираешься покупать для меня продукты?
- Как где? В ближайшем магазине...
- О нет, так не пойдет, мне нужны фрукты самые свежие, и свинина, которая еще пару часов назад хрюкала. Все нужно доставлять прямиком с фермы.
- Квинт так и делал?
- Разумеется!
- А для Цезаря покупали мясо и фрукты в магазине?
- Ну да...
- Гет, ну ты в самом деле гений, если поверил в такое!
Змей смутился, только сейчас до него дошло, что Квинт врал беззастенчиво.
Гимп расхохотался.
- Что смеешься?! - обиделся Гет. - Даже люди боятся смерти. А мы - гении.
Нам умирать вдвойне обидно.
"Вот прохвост, - подумал Гимп, - причем с очень большим хвостом".

Глава 21

Игры секретаря Тиберия

"Убийства бывших гениев приняли массовый характер. По заявлению префекта вигилов, бороться с этими преступлениями практически невозможно. Люди мстят гениям. Защитить геЯиев нет никакой возможности".
"Акта диурна", 7-й день до Календ ноября <26 октября.>

Тиберий разбирал бумаги, сидя за столом Элия. Вернее, он делал вид, что разбирает. С утра он чувствовал себя плохо - сердце кололо. И хотя он уже дважды вкладывал пахнущую мятой таблетку под язык, это помогло мало. В таблин заглянула Порция. Неодобрительно пожала плечами при виде разбросанных по столу бумаг.
- Ты получила статистику из префектуры вигилов о самоубийствах за последний месяц? - спросил старик брюзгливым тоном.
- Получила. И даже оценку происходящего от психолога из Эсквилинки, - гордо ответила Порция. Тиберий заметил письмо у нее в руках.
- Дай сюда.
- Нет, это записка от Квинта. Он лично просил передать хозяину, - Порция сделала ударение на слове "лично".
- Что ты там бормочешь! Дай сюда бумагу, - раздраженно воскликнул Тиберий.
- Или я пожалуюсь Цезарю...
Он даже приподнялся, пытаясь выбраться из-за стола, но тут же шлепнулся обратно.
- Тебе плохо? Вызвать медика? - Порция старалась придать голосу хоть малую толику участия. Не получилось.
- Мне хорошо, - прошипел Тиберий. - Отдай записку.
Он смотрел на Порцию выцветшими, полными ненависти глазами. Челюсти шевелились, будто он что-то жевал. Может, со злости откусил язык и теперь пережевывает? С первого дня Тиберий возненавидел Порцию. Он знал, что ему вскоре придется оставить должность - силы уже не те. Оставить, когда его хозяин достиг почти самой вершины власти! Старик и сам понимал свою непригодность. Но при этом злился на Порцию все сильнее, видя, как расторопная женщина постепенно занимает его место. Он изводил ее придирками, поручал самые неприятные дела, выговаривал за каждую ошибку. Он больше ничем и не занимался - лишь следил за Порцией и делал ей выговоры. В первый день Порция воспринимала его выходки как чудачества. Потом начала тихо ненавидеть.
- Отдай записку, - потребовал вновь Тиберий.
Порция не ответила и спешно вышла из таблина: ее чуткий слух уловил шаги Элия в атрии. У Порции дрожали губы от обиды, тогда она протягивала хозяину письмо.
- Тиберий донимает? - спросил Цезарь, сочувственно улыбнувшись.- Старик бывает вредным.
Ей очень хотелось пожаловаться на секретаря. Но сдержалась, решила - в другой раз.
Не дождавшись ответа, Элий развернул записку и прочел:
"Квинт Элию Цезарю, привет.
Срочно выезжаю в Месопотамию, как ты приказал. На прощание сообщаю результаты моего небольшого расследования. В Нижней Германии есть крепость под названием "Крепость Нереиды". Откуда пошло столь странное название, неизвестно. В крепости есть колодец. И весьма примечательный. Все легионеры когорты "Нереида" утопились в нем вместо того, чтобы топать на фронт. И твой брат - тоже.
Это не вымысел, это точно. Сам гений Корнелия Икела рассказал об этом.
Если хочешь туда отправиться, бери билет до Кельна. А оттуда найми таксомотор.
Кстати, в Кельн укатил Юний Вер. Ну а дальше его следы теряются. Будь здоров".
...Таблин исчез. Ярко вспыхнула залитая солнцем арена.
Меч Хлора вдруг распался на две части. Мертвый кокон отлетел в сторону, живая сталь сверкнула в деснице противника. Слепящая сталь. И следом слепящая боль. Арена опрокинулась. Скула впечаталась в горячий песок. Песок набился в рот, заскрипел на зубах... Дыхание кончилось... все кончилось...
Пальцы Элия конвульсивно смяли бумагу.
- Что с тобой. Цезарь? - Порция испугалась, видя, как он побледнел и качнулся.
Элий глубоко вздохнул, пытаясь прийти в себя.
- Все нормально... только я... я... я уезжаю! - объявил Элий. -
Немедленно. Закажи билеты на поезд. Летиции надо помочь... она просила... и вещи собери. Мы едем вдвоем. Всю корреспонденцию на мое имя пересылай в Колонию Агриппины...
"Надо было пожаловаться сразу, - с тоской подумала Порция, понимая, что сейчас Элию не до нее. - А теперь мне предстоят распрекрасные деньки с выжившим из ума стариком. Он сведет меня с ума".
Элий повернулся, как неживой, и стал медленно подниматься по лестнице. Дошел до второго этажа. Но не остановился, а двинулся дальше, на чердак. Порция побежала за ним. Неровные шаги Цезаря слышались в конце деревянной галереи. Элий направлялся в старую кладовую. Но зачем? Когда Порция добежала до двери, то увидела Цезаря стоящим на коленях перед огромным деревянным сундуком. Крышка была поднята. Элий держал в руках старую кожаную лорику.
- Моего брата Тиберия убили у подножия статуи Нумы Помпилия на Капитолии.
Удар палки пришелся в висок. Он упал, заливая кровью ноги бронзового царя, а тело его бросили в Тибр, - сказал тихо Элий и погладил лорику. - Жаль, но то был другой Тиберий... Тот был народным трибуном...
- Цезарь... - позвала Порция.
Он обернулся. Лицо его было белым-бело. Порция попятилась.
...Элий не помнил, как очутился в кладовой. Несколько минут выпало из памяти. Он получил письмо в атрии... а теперь он стоял на коленях перед раскрытым старинным сундуком. Сверху лежала лорика Тиберия. Элий провел пальцами по металлическим заклепкам, вспомнил, как тайком множество раз примерял эту лорику, воображая и себя бойцом "Нереиды".
Элий почти с отвращением отложил кожаный нагрудник. Потом вытащил мешок с альпийским снаряжением - ботинки с шипами, ледорубы, крюки и прочнейшие веревки. Извлек из второго сундука боевой меч, кинжал и "парабеллум". А также коробку патронов.
...А что, если это было жертвоприношение? Римляне в момент опасности приносят жертвы неведомым чужим богам и демонам, чтобы победить. Деции дважды обрекали себя на смерть, чтобы Рим победил...
О боги, умоляю, пусть будет так, пусть окажется, что Тиб принес себя в жертву...

Глава 22

Игры бога Пана

"Поездка Элия Цезаря в Нижнюю Германию, предпринятая почти тайком, многим кажется странной".
"В разграблении Экбатан и других персидских городов виновата сама Персия, не заключившая договора со странами Содружества. Странно видеть, как цивилизованные народы уступают варварам. Как будто им доставляет удовольствие подчиняться!"
"Акта диурна", 4-й день до Календ ноября <29 октября.>

Трава была еще зелена. Виноградники уже пожелтели. Золотые охапки листьев горели в солнечных лучах, как множество факелов, на фоне зелени, которая собиралась царить над этими холмами вечно. Элий прислонился к серому ноздреватому камню, прижался щекой к тепловатой поверхности. Так стоял он несколько минут. Наконец Летти тронула его за плечо, и они пошли дальше. Летиция чувствовала - он уязвлен, почти раздавлен, говорить ему тяжело. Но и молчать вряд ли многим легче. Она пыталась выспросить, что случилось. Он не отвечал...
...Тиберий Деций покончил с собой, чтобы не воевать за Рим! Никому на свете Цезарь бы не мог рассказать такое - язык не поворачивался. Если кто-нибудь произнесет это вслух, сердце Элия разорвется. Квинт понял это и прислал записку. Фрументарий в самом деле оказался другом.
На грунтовую дорогу вышла коза - ее серо-желтая шерсть казалась удивительно гладкой, будто расчесанная гребнем. Рожки на изящной узкой голове блестели. На шее колокольчик из желтого металла. Уж не золотой ли? Луч солнца так и горел на нем. Коза скосила черный продолговатый глаз, топнула о землю копытом и призывно мэкнула.
- По-моему, она нас зовет, - шепнула Летиция.
Коза мотнула головой и, резво скача с камня на камень, принялась подниматься в гору. Элий и Летиция за ней. Элий карабкался быстро, Летиция - еще быстрее, но догнать странного посланца не могли. Наконец коза нырнула в черную пасть пещеры.
Из жерла пахло козами, сырой шерстью и навозом. Плети дикого винограда затеняли вход. Красные листья на сером камне казались засохшей кровью. Из пасти пещеры доносилась заунывная мелодия. Играющий на свирели то и дело сбивался и начинал сначала.
Внезапно мелодия оборвалась.
- Ты пришел, Элий Цезарь, - донеслось из пещеры. Элий прислонился к огромному камню и ждал. Послышался дробный стук копыт - куда крупнее козьих. Наконец ворох красных листьев над входом качнулся, и наружу высунулось хмурое, заросшее всклокоченной бородой лицо. Из путанных волос надо лбом торчали короткие рожки. Толстые красные губы мяли уончик табачной палочки. Бог глянул на Элия и ухмыльнулся.
- Я тут вроде как в изгнании. В Небесный дворец боюсь ходить. Живу в пещере - пугаю местных ребятишек. Видишь? - Пан выставил изуродованную руку. - Действие Z-излучения. Если люди воображают, что на них эта гадость не действует, то они ошибаются. Такие лапки будут у ваших детей, если вы не одумаетесь.
Пан вынул изо рта табачную палочку и протянул Элию.
- На, кури, иначе голова пойдет кругом - не так-то просто разговаривать с богом, даже с богом такого невысокого ранга, как я.
Элий взял палочку. Это была травка, наркотик.
После первой затяжки Элию почудилось, что теперь он куда лучше понимает
невнятный рев Пана.
- Боишься меня? - спросил Пан.
- Нет.
- Я так и думал. Дело в том, что я поместил панический страх в этот камень. - Пан раскрыл ладонь и показал самый обыкновенный серый булыжник. - Видишь, как мало панического ужаса у меня осталось. Когда-то я мог обратить в бегство целое войско... Лишь по привычке люди говорят: панический страх... Зачем ты пришел? - спросил Пан.
- Ты же позвал меня, Фавн.
- Во-первых, не называй меня этим дурацким именем. Я - Пан. И всегда был Паном. А во-вторых, ты сам пришел. Ладно, ладно... не будем спорить. Я хочу помочь. У тебя есть золотое яблоко. Давай его сюда.
Элий отрицательно покачал головой.
- Что? Ты отказываешь богу? - возмутился Пан.
- Оно не для тебя.
- А, понятно. Знаю, знаю, что ты задумал. Только не ошибись. Лучше бы ты отдал его мне. Почему три вздорные богини не прибегли к моему суду? - вздохнул Пан. - Тогда бы и Троянской войны не было. Здорово, правда? Вся война из-за какого-то дурацкого яблока. Почему все люди не похожи на тебя, Элий? И боги тоже на тебя не похожи. А впрочем, я знаю ответ. Боги умерли бы со скуки. И люди тоже.
- Я скучен?
- Все же тебя можно обидеть. А я думал - нельзя. Тебя женщины любят?
- Одна любит точно.
- Это она, что ли? - Пан кивнул на Летицию. - Ты самоуверен. Я бы не поручился и за одну.
- Я его люблю, - выкрикнула Летти. - Слышишь?
- Верю, только не надо так кричать! Он протянул Элию камень.
- Это для тебя. Брось его в колодец. И крикни:
"Вода"! Увидишь, что будет... - Пан хихикнул. - А теперь иди.
Элий с Летицией стали спускаться по склону. Тогда из пещеры выглянула голова в золотом шлеме с крылышками.
- Не отдал золотое яблоко? - спросил Меркурий.
- Конечно нет.
- А в девочке чувствуется гениальность...
- На отца своего она мало похожа, - буркнул Пан в ответ.
Они вышли на улочку небольшой деревни. Сложенные из камня домики с маленькими оконцами, с островерхими, крытыми красной черепицей крышами походили один на другой. Стены яркие, будто вчера выкрашенные. Обрамляя чистые сверкающие стекла в белых рамах, крыльями зеленых и коричневых бабочек распахнулись ставни. Пышнотелая женщина в белв переднике мыла улицу перед домом. На ступенях крыльца лежал толстый домотканый половик. Вывеска в виде упитанного коняги сообщала, что перед путниками таверна. Старичок с белыми, как пух, волосами и со значком ветерана на отвороте кожаной куртки сидел на скамье у входа, дожидаясь, когда откроют таверну. Элий поправил холщовый мешок за спиной и обратился к хозяйке:
- Найдется свободная комната?
- Эй, Рике! - захохотала женщина. - Глянь на этого столичного жителя - он интересуется, есть ли у нас пустая комната для него и для его пташки!
Из дверей, вместо здоровенного мужчины в красной рубахе и кожаных штанах, с длинными усищами и светлыми волосами, заплетенными в косы, выглянул тощий рыжий паренек с бесцветными глазами и длинным, осыпанным веснушками лицом.
- Слушаю, госпожа Хильга, - проговорил конопатый. Голос был у него такой же бесцветный, как и глаза.
- Это и есть хозяин гостиницы? - поинтересовался Элий.
Вопрос привел женщину в еще больший восторг.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.