read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Что? "Молодой" Фабий? Неужели он устроил покушение?
- Получается, что так. И эта попытка убийства освобождает меня от данного слова. Честно говоря, я с самого начала не хотел родниться с Фабиями. Теперь моя девочка избавлена от постылого жениха.
"Которого мы ей навязали", - уточнил про себя Марк.
Он вспомнил свою драку в саду с неизвестным. Тот парень был поразительно ловок. Настоящий профессионал. Петрийский наемник, явившийся по приказу Фабия убить Лери? Тогда что-то весьма странное произошло утром во время встречи жениха и невесты, если вечером вовсе не воинственный Фабий отдал приказ убить Друза и Лери.
Подобный шаг означал открытую войну двух патрицианских родов.
- Может быть, за покушением стоят колесничие? - попытался Марк увести след от сестрицы и ее ухажера.
- Уже проверили. Нет никаких данных, подтверждающих твою версию. Зато масса улик указывает на Фабия...
- Дело уже расследовали?
- Нет. Сенатор Фабий Максим попросил все остановить. Поскольку его сын готов удалиться на Петру. То есть фактически в добровольное изгнание. Теперь наследником сенатора Фабия станет не сын, а племянник. Ты, я думаю, понимаешь, что для сенатора это означает.
- И ты согласился?
- Неприятно, что дело бросает тень на Лери. Я не хочу его раздувать.
- Странно, что защитная стена не помогла, - заметил Марк.
- Она и не могла помочь. Фабий знал код доступа. Стену уже убрали. Дорогая и никчемная затея вигилов. Через стену слишком многие имели возможность пройти. Давно известно, что самый лучший охранник - человек.
"Точно. А ведь Друз совершил настоящий подвиг, - мысленно усмехнулся Марк. - Сжег всех наемных убийц одной гранатой. Потом вызвал вигилов. Этому парню надо поставить памятник. А лучше - помочь получить в качестве приза Лери".
- Кстати, как поживает Друз?
- Идет на поправку. Сегодня уже явился в гости к Лери. Я не препятствую. Теперь. - Старик многозначительно усмехнулся.
- Думаю, патриции делают большую ошибку, не допуская плебеев в свои ряды.
- Марк... - старик покачал головой. - Ты только-только прибыл на Лаций и уже делаешь далеко идущие выводы.
- Зато я помню, что было здесь двадцать лет назад. И тридцать, и сорок - тоже. Год от года ничего не меняется. Патриции слишком упрямы. Будь у плебеев шанс получить патрицианство за заслуги, они бы не стали конфликтовать с вами. То есть с нами... Извини, не знаю, могу ли я уже говорить это "нас".
- За заслуги нельзя включить генетическую память.
- Но можно выдать патрицианку замуж за плебея. А мы лишаем наших дочерей памяти...
Старик нахмурился, сплел в замок тонкие пальцы:
- Отчего, Марк, тебя так волнует судьба плебеев?
- На Колеснице ни один раб не мог получить свободы. Но там покой колесничих берегли управляющие чипы в ошейниках. У плебеев нет управляющих чипов, значит, нужно придумать что-то другое...
Кажется, старому Корвину не очень нравилось то, что говорит внук.
- Спесь еще никому не помогала удержать власть. - Марк и сам удивился, откуда у него столько дерзости. Впрочем... Почему бы ему не быть смелым? Когда раб утрачивает страх, он утрачивает весь страх без остатка.
А сенатор и не собирался гневаться. Напротив, он улыбнулся:
- Из тебя получится прекрасный глава рода, малыш.
- Я готов в любое время, когда тебе понадобится, явиться на церемонию, - сказал Марк.
- Можно завтра... пожалуй... - сенатор похлопал внука по плечу.
- Кстати, ты не знаешь, где Флакк? Я просил его выполнить одну мою просьбу.
- Он уехал куда-то.
Значит, Флакк отправился на Психею. Будем надеяться, что в этот раз трибун будет осмотрительнее, и Корнелии не сядут ему на хвост. Впрочем, возможно, на Психею отправился кто-то другой... Не Марку учить космического легионера, как заметать следы.
- Что-нибудь хочешь, мой мальчик?
- Конфет.
- Ты сладкоежка? - Старик улыбнулся.
- Тех, что жует Лери.
- А, мнемосинки! - Дед вытащил из кармана пакетик. - Уж не знаю, кто их так назвал. А конфетки вкусные. Я их тоже люблю.
Марк схватил конфеты. Наконец-то! А то его дети унаследуют от отца воспоминания по полной программе: и туалет, и сцены пыток, и не слишком эстетичные медицинские процедуры. Теперь, отправляясь в латрину [Латрина - уборная], можно бросить в рот одну из мнемосинок - и все в порядке...

* * *

Друз сидел на открытой террасе, подперев голову руками. Перед ним было черное пространство - вместо прекрасного сада "Итаки". Воняло мерзко.
- Как ты? - спросил Марк, подходя.
Друз выставил ногу, вокруг которой был обернут пластиковый цилиндр - переносная регенерационная камера.
- Неплохо. Только ходить еще трудно. Нога сильно пострадала. Регенерация кожи идет медленно.
- Ты молодец. Но если бы вы, ребята, не сняли камеру наблюдения, не пришлось бы жертвовать конечностью, - заметил Марк.
- Иногда мне удается исправить собственные ошибки... Не многие могут этим похвастаться.
Друз замолчал. Марк напрягся. Он уже знал, какой вопрос сейчас услышит.
- Я давно хотел тебя спросить... Но как-то не решался. Ты еще не вспомнил, как погиб мой отец? Я уверен, что его убили те же люди, что расправились потом с твоим отцом.
Марк неловко передернул плечами:
- Я этого... не видел. То есть самого момента. Извини... пытаюсь увидеть во сне и не могу. Наверное, такое случается. Что-то особо страшное не желаешь вспоминать. Даже генетическая память противится.
Друз помедлил и протянул Марку упаковку "трубочек памяти":
- Тогда попробуй вспомнить наяву. Лери говорит, так проще.
Марк кивнул и спрятал упаковку в карман брюк.
На террасу вышла Лери. На ней было длинное белое платье до пят, похожее на древнеримскую столу. Лицо чуть бледнее, чем обычно. Марк спешно положил в рот мнемосинку: он не хотел, чтобы кто-нибудь запомнил предстоящий разговор.
- Ребята, ну как вы? - Лери улыбнулась. - Честно говоря, не могу понять, зачем вы здесь сидите? Вонь ужасная. Меня от нее тошнит.
- Тошнит? - округлил глаза Друз.
- Не воображай ничего такого! - нахмурилась Лери. - Тошнит, когда я смотрю на наш изуродованный сад. Все деревья погибли.
Друз пожал плечами:
- Кто же считал галлов под Каннами?
- Я говорил с дедом, - сообщил Марк. - Привел неоспоримые доказательства в пользу вашего брака. Похоже, дед выслушал меня благосклонно. Теперь, когда Фабий вам не может помешать...
- Так он согласен? - воскликнула Лери, и глаза ее вспыхнули.
"Неужели можно так влюбиться в столь бестолкового парня, как Друз?" - подивился Марк.
- Похоже, что да, хотя и не сказал об этом прямо.
- Но там, на корабле, ты сказал "нет", - напомнил Друз. - Так почему теперь стал нашим союзником?
- Во-первых, на корабле я перебрал фалерна. Во-вторых, тогда я не знал о планах плебеев лишить патрициев памяти. А лучший способ предотвратить бунт - это поделиться с будущими бунтарями частью своих привилегий. Вовремя поделиться.
- Ах, Марк, какое счастье, что завтра ты станешь моим братом! - воскликнула Лери. И бросила на него взгляд, в котором читалось обожание. Да, да, подлинное обожание.
Если бы Марк умел летать, он бы прянул в воздух. Сердце его билось как сумасшедшее. Разбираться в хитросплетениях политических интриг, управлять чужими судьбами - все казалось ему проще простого.
- А что ты все время жуешь, Марк? - невинным тоном осведомилась Лери.
- Не все время, а изредка. "Мнемосинки"... как ты советовала.
Она рассмеялась:
- И ты поверил?! Он поверил! - Лери захлопа-|р в ладоши.
- Но ты же сама сказала...
- Розыгрыш, братец! Обычный розыгрыш. Бытовые мелочи вообще не запоминаются. Зачем запоминать, как день изо дня ты завтракаешь по утрам. Или умываешься. Или посещаешь туалет...
Марк почувствовал, что краснеет.
- Мелочи тут же выветриваются из памяти. А если ты еще при этом что-то жуешь - неважно что, - забвение банальностей тебе гарантировано. Это было давным-давно подмечено патрициями: практически не запоминаешь, как ты ешь. Не что, а как...
В каком она восторге! Будто выиграла миллион в галактическую лотерею.
- Лери, дорогая, можно один вопрос? - Начинающий следователь постарался говорить как можно более язвительным тоном.
- Ну конечно, дорогой братец. - Она вновь прыснула от смеха.
- Ответь мне, дорогая, что такое утром ты сказала Фабию, если вечером он приказал тебя убить?
- Мы говорили о любви, братец. О чем еще могут говорить жених и невеста?
"Да, милый разговорчик, после которого жених отправил к невесте наемников с Петры".
"Разумеется, ты догадываешься, почему люди Фабия явились в сад, - думала Лери, отводя глаза. - Но ты не знаешь, как все было. К счастью, не знаешь... А знать все будет лишь мой ребенок. Если ему позволят родиться патрицием".

* * *

Марк ушел за холм, где не чувствовался запах гари, уселся на траву и раскурил "трубочку памяти". Перед ним расстилался знакомый пейзаж: кудрявые виноградники, вдали серебрились оливы, на горизонте вставали сиреневые отроги гор.
"Почти земная красота..." - прошептал Марк и затянулся.
Глядя на струйку дыма, постарался сосредоточиться. Друз... смерть отца Друза... Марк не хотел вспоминать. Всеми силами души - не хотел. Но он должен выполнить просьбу. Ничего... ничего не получалось. Неужели он забыл свое преступление? То есть преступление отца. Но все равно - свое. Невероятно... Смерть Друза... смерть... Он закурил вторую палочку. Надо было, наверное, курить трубочки памяти в комнате... У Марка кружилась голова. Надо попробовать иначе. Вспомнить младшего префекта Друза... Только и всего. Вспомнить. Наконец что-то появилось. Какие-то серые полосы... пустота... или не пустота? Обшивка. Ну да, полинялая внутренняя обшивка корпуса транспортного звездолета. На обзорном экране - бетонные плиты. Звездолет еще не стартовал. Друз сидит в кресле, закутанный в одеяло, смотрит безучастно прямо перед собой. Лицо серое, небритое, под глазами мешки. Префект Кор-вин протягивает пластиковую папку юркому человечку в оранжевом комбинезоне гражданского космофлота. Корвин знает, что этого типа зовут Кен.
- Так вы не будете сопровождать своего друга? - спрашивает Кен, помахивая папкой перед носом префекта. Корвин отрицательно качает головой. - Ему, как мне кажется, место на больничной койке, а не в космосе.
- Он только что из больницы.
- Да ну... - Кен хихикает. - Как я угадал. Так как, вы говорите, его зовут? Сергий Малугинский? Это, разумеется, не настоящее имя?
- Разумеется, - даже не пытается обдурить проходимца Марк. - Но я вам заплатил, чтобы вы не болтали.
- Он говорит по-русски? Мы летим на Китеж. Там всеобщий в ходу не везде.
- Он говорит. Но события последнего года не помнит совершенно.
- Ранение? - глумливо кривит губы Кен.
- Ранение, - невозмутимо подтверждает Корвин. - И будьте осторожны. Если вы проболтаетесь, то худо придется не только Сергию.
- Я понял, понял... Думаете, если человек летает на таком корыте, то у него нет масла в голове? Ладно, все сделаю, как сказали. Доставлю вашего дружка на Китеж и сдам на руки князю Андрею.
- Вас встретят в космопорте.
Кен пожимает плечами:
- Да если не встретят, я этого князя из-под земли отрою. Кстати, вы знаете, что на Китеже города погружаются в озеро Светлояр и исчезают? Там вроде как свой нуль-портал.
- Все не так, Кен. Я бывал на Китеже.
Кен хохочет:
- Вас не проведешь.

Марк очнулся, бросил недокуренную "трубочку памяти". Вскочил. Глотнул свежего воздуха. Что ж получается? Он не убивал Друза? Выходит, что так. Но почему тогда младший префект исчез? Прошло столько лет, а он так и не появился. На Лации у него остались жена и сын. Сын двадцать лет считал отца погибшим.
Префект Корвин инсценировал смерть Друза. Достаточно было срезать немного плоти с тела, обжечь и бросить среди обломков флайера, чуть в стороне. И, пожалуйста, генетический код совпадает... Марк не фантазировал. Теперь он знал, что именно так "погиб" младший префект Друз, помощник и друг его отца.
Юноша вздохнул полной грудью и улыбнулся. Черт возьми! До чего приятно чувствовать себя невиновным. Но ведь он с самого начала это подозревал.
Да, да... префект Корвин не мог совершить этого убийства.

* * *

На следующий день Марк был усыновлен своим дедом и официально получил имя Марк Валерий Корвин.
Комиссия сената по чистоте патрицианских родов подтвердила патрицианский статус нового Валерия. Отныне род Валериев Корвинов вновь обрел наследника.
Здороваясь с многочисленными гостями на пиру в честь усыновления, Марк вежливо улыбался. Но про себя, глядя на этих людей, солидных, величественных, неспешных в движениях, думал лишь одно: "Если я ошибусь... Проколюсь. Дерну ле карро, а ботва оторвется, - тогда эти ребята сожрут меня живьем".


Эпилог

По возвращении из своей поездки трибун Валерий Флакк был немедленно принят сенатской комиссией, занимавшейся делом наварха Корнелия.
Когда дед сообщил внуку об этом, у Марка перехватило дыхание.
- Ты присутствовал? - спросил юный Корвин.
- Разумеется.
- И... что? Ты знаешь, что было в этих документах?
- Знаю. Заседание длилось три часа, и сенат принял решение уничтожить инфокапсулы с "Дедала".
Марк растерялся. Честно сказать, такого он не ожидал.
- Ты был против?
- Я голосовал "за ".
- Но почему? Ведь наварх Корнелий виновен! Виновен! Как ты мог!
- Марк, мы не можем отдать Психею Неронии.
- Наварх опять ускользнет? Да?
- А вот здесь ты ошибаешься. Сенат судил наварха и постановил, что Корнелий отправится патрулировать систему "Деа". Навсегда. Его экипаж будет сменяться. Он - никогда. Официально он приговорен за попытку тебя убить. На самом деде - за уничтожение колонии на Психее. Пожизненное изгнание. Что может быть страшнее для патриция Лация?
Марк усмехнулся:
- Получается, я своей шкурой добился торжества справедливости.
- Мой друг, разве справедливей было бы сделать несколько миллионов людей несчастными и сотни тысяч убить?
- Ненавижу эти интриги! Почему нельзя честно обо всем сказать? Честно и открыто?! Сейчас Лаций гораздо сильнее Неронии. Это разоблачение нам ничем не грозит. Никто не осмелится требовать у нас Психею.
- Времена меняются, мой мальчик. И может наступить время, когда Лаций ослабеет, а Нерония возвысится. Тогда наше желание восстановить справедливость обернется трагедией. Ты - патриций. Ты должен понимать, что к чему.
Доводы сенатора казались убедительными. Однако Марк не желал сдаваться:
- Восемнадцать лет назад Нерония была гораздо сильнее. И сенат намеревался осудить Корнелия даже путем потери планеты. Отцы-сенаторы согласились отдать Психею, но восстановить справедливость.
- Справедливость? Сенат не думал тогда о торжестве закона, поверь. В то время практически все ненавидели Корнелиев за их непомерные амбиции и дерзость. Они пытались взять сенат под контроль, их враги хотели использовать Психею как козырную карту, чтобы уничтожить весь род Корнелиев. Твой отец поступил совершенно правильно, скрыв эти записи.
- Погоди... получается, отец спасал шкуру Корнелия. А наварх его прикончил. Замечательно! - Марк постарался вложить в этот возглас как можно больше сарказма. Но сенатор сделал вид, что ничего не заметил. Он слишком долго заседал в сенате, чтобы его можно было смутить в словесной перепалке.
- Марк, твой отец спасал Психею. Если бы префект Корвин мог отдать в руки юстиции наварха, не рискуя судьбой планеты, он бы сделал это, не задумываясь. Он только отсрочил наказание на восемнадцать лет. А ты довел его дело до конца.
- Восемнадцать лет наварх благоденствовал... - Марк не понимал, как можно простить такое. Память предков здесь ничего не могла ему подсказать. Все праотцы остались в его памяти молодыми, они в свои двадцать и тридцать еще не научились прощать.
- Не так, - поправил его дед. - Все это время над Корнелием висел дамоклов меч. Он не женился и детей не заводил. Потому что сын патриция должен следовать за отцом в изгнание.
- Отец дал ему отсрочку на двадцать лет... - вспомнил Марк.
- Именно! К этому времени ты бы мог получить должность префекта в отделе специальных расследований...
Марк кивнул. Да, только патриций может так презрительно обращаться со временем. Десятилетие считать за год, а себя полагать бессмертным. Почти.
- Что касается смерти твоего отца... - продолжал сенатор. - Думаю, ты пока не готов расследовать это дело. Лишь через год-другой, когда лучше начнешь ориентироваться в прошлом. Это моя просьба. И я прошу ее выполнить. Иначе ты можешь пойти совсем не туда... Обещай мне.
- Что?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.