read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Я зову их людьми.



КНИГА ВТОРАЯ. ТУМАНЫ СТАРОГО ПОГОСТА

4
Ночь недоверчиво пробовала на зуб золотой кругляш луны - и
надгрызенный диск фальшивым талером покатился к горизонту, где и завис
щербиной вверх. Фиолетовые тени угрюмо бродили меж стволами, словно
пытаясь понять, кто же они на самом деле: безобидные сочетания света и
тьмы - или только тьмы, тьмы, тьмы...
- Мы-ы-ы!.. - насмешливо отзывался ветер, разрывая призраков в
клочья, и, вторя ветру, ухал голодный филин, вглядываясь в ночь
сверкающими кошачьими глазами.
Седой волк, сидевший на поросшем заячьей капустой пригорке, поднял
морду к небу, хотел было завыть, но передумал и лишь лениво облизнулся, на
миг приоткрыв зубастую пасть. Бродяга-ветер, оставив игру с тенями,
зябкими пальцами перебрал белесую шерсть, взъерошил снежно-белые пряди на
загривке - волк поежился, негромко рыкнув, и ветер поспешил убраться
восвояси. Где-то в лесу, неподалеку от мощных стен тынецкого монастыря,
протяжно голосила стая, и это была гораздо более интересная забава, чем
приставать к теням и седому волку-грубияну.
Волк положил голову на передние лапы и закрыл глаза.
В привычной феерии звуков ночного леса он безошибочно различал
отдаленный плеск реки, спотыкающейся на перекатах, и глухой рокот
мельничного колеса. Почему в полночь открыты шлюзы на старой мельнице,
почему вода хлещет в лоток, заставляя стучать жерновый постав, почему не
спит работяга-мельник с измученными подмастерьями - все это мало
интересовало зверя.
Он знал - почему.
Он только не знал, почему он сам остался лежать на пригорке, позволив
выскочке Рваному возглавить стаю вопреки всем законам волчьего и не только
волчьего племени.
Когда седой волк узнал и это - он встал, потянулся всем телом и
неторопливо затрусил туда, откуда слышался охотничий вой стаи.
Филин проводил волка равнодушным взглядом и заухал вслед.

Отец-квестарь тынецкого монастыря пребывал в удивлении и
растерянности - хотя предпочел бы пребывать в каком-нибудь ином, более
привычном для него состоянии. Например, в состоянии голода - ибо накормить
столь обильное тело скудными монашескими харчами было зело трудно.
Квестарем (то есть бродячим сборщиком милостыни на нужды родной обители)
он стал недавно, всего года полтора тому назад, святым отцом - примерно
тогда же, и злые языки поговаривали, что как был он заядлым
грешником-мирянином, так и остался.
Разве что рясу нацепил и крест на толстое пузо вывесил.
Когда квестарю с утра сообщили, что аббат Ян уезжает отслужить
панихиду над своим безвременно ушедшим родителем, и именно он, квестарь
Игнатий, избран настоятелем для сопровождения в неблизкие Шафляры...
бедный Игнатий окончательно понял: нет в жизни счастья! Ведь еще позавчера
он собирался покинуть стены обители и отправиться в мир за подаянием,
немалая часть которого шла на прокормление самого Игнатия! Невелик разор -
монастырские земли и так давали приличный доход, тынецкие бенедиктинцы не
бедствовали, но традиции есть традиции, а значит, у живущих в миру нельзя
отнимать возможность щедрой милостыней облегчить себе загробную жизнь. А в
квестари испокон веку шли монахи щедрые плотью и веселые нравом. Мало ли
суетных радостей у бродячего сборщика милостыни - то корчмарь расщедрится,
вспомнив о геенне огненной, то покладистая бабенка на пути встретится, то
на свадьбу или там поминки зазовут, то еще что... Ну и ушел бы Игнатий
сразу, не пытаясь выманить у скупердяя-келаря приглянувшийся свиной
окорок! Теперь езжай себе невесть куда, да еще под неусыпным оком самого
аббата Яна, которого квестарь Игнатий изрядно побаивался.
Шутка ли: почти что живой святой!
В смысле - почти что святой, а не почти что живой...
Так что взгромоздившись на козлы и правя аббатским возком,
жизнелюбивый квестарь ругал себя за нерасторопность и затылком чувствовал
взгляд отца настоятеля. Ох и взгляд! Прямо сидишь как на адовых угольях и
все ждешь, когда же ксендз Ян скажет: "Ну что, брат мой во Христе, каяться
будем или безвозвратно закоснеем во грехе?!" Собственно, подобных слов
квестарь от отца настоятеля никогда не слышал, но взгляд, взгляд... аж
затылок холодеет!
Лошади шли ходко, нимало не заботясь печалями несчастного Игнатия,
впереди маячили спины того самого бешеного шляхтича, чью беременную жену
выкрала шайка какого-то Мардулы, и чернявой женщины, сказавшейся
привратнику сестрой настоятеля. В седле новоявленная сестра сидела плотно,
не по-женски, и пан Михал - Игнатий наконец вспомнил имя шляхтича - время
от времени одобрительно на нее косился, подкручивая вислый ус. По обочине,
между возком и верховыми, бодро бежал здоровенный одноухий пес, которого
квестарь Игнатий перед отъездом попытался было погладить и понял, что это
не собака, а черт в шкуре. Самым последним, отстав от возка и понурив
голову, ехал раненый гайдук пана Михала. Колено его распухло, ходить
пешком он мог только ковыляя, но упрямству гайдука не было предела -
вернуться в Виснич он наотрез отказался, и по глазам раненого ясно
читалось, что поползет он за хозяином своим хоть в Шафляры, хоть на край
света, чтобы жизнью или смертью искупить вину, и - мало ли! - при случае
зубами перегрызть глотку проклятому Мардуле-разбойнику.
К полудню миновав памятную Марте Жабью Стругу и выехав на дорогу,
ведущую к Нижним Татрам, возок аббата был едва не опрокинут - навстречу,
подняв тучу пыли, неслась телега, запряженная гнедой кобылкой, обезумевшей
от криков и подхлестываний хозяина. Марта и Михал, рванув поводья,
брызнули в разные стороны; квестарь Игнатий еле-еле успел принять к краю
дороги, разминувшись с телегой на какую-то пядь, кобыла резко свернула в
сторону, и телега прочно засела правыми колесами в рыхлом песке обочины.
- Рехнулся?! - конь воеводы Райцежа уже гарцевал у накренившейся
телеги, а сам пан Михал, багровея лицом, готов был разорвать на части
сумасшедшего возчика. - Смерти ищешь, сучья кость?! Отвечай!
- В обитель... - бормотал свалившийся с телеги старичок, часто-часто
кланяясь и всплескивая пергаментными ручками. - Матка бозка, спаси
грешного! В обитель спешил, ясновельможный пан, к святым
отцам-бенедиктинцам... Сожгут ведь, как есть сожгут, по ветру пеплом
пустят!.. Неужто я не понимаю - я все понимаю! Да они ведь не слушают,
бугаецкий войт каленым железом судить хочет, а кто ж такую страсть
стерпит-то... ах, матка бозка, спаси-помилуй!..
Марта узнала старика. Это был тот самый мельник, что подвозил ее до
колодца.
- Кого сожгут, дедушка? - спросила она, спешиваясь. - Да погоди ты,
Михал, тебе б только рубить... Зачем в обитель спешишь, мельник? В твои-то
годы попусту телеги по дорогам вскачь не гоняют...
Прозрачный, как весеннее небо, взгляд старика стал более-менее
осмысленным, сам мельник задышал ровнее и ухватился за край телеги -
видно, ноги отказались держать изношенное тело.
- А-а, дочка... Бог тебя послал, не иначе! Братана моего жгут,
младшенького, говорят - колдун, нечистику продался... Может, слыхала? -
Стах, тоже мукомол, как я! Бугаецкий войт с сухосадским столковались,
народишко подбили, а народишко у нас добра не помнит, ему что мельник, то
и колдун! Семь десятков лет на одном месте - и все ладно, а на семьдесят
первом загомонили: и коровы в Бугайцах плохо доятся, и девка малая прошлый
год на речке около мельницы утопла, а тело не нашли, и волки обнаглели,
среди бела дня скотину таскают, вчера опять же змея в небе видели, кружил
на закате над мельницей... не иначе, Харнась-бездельник и видел, когда из
корчмы домой полз! Дочка, родная, ты конная - скачи в обитель, умоли кого
из святых отцов в Бугайцы ехать! Пусть святым судом судят, праведники,
пусть не дадут пропасть невинной душе...
Выбравшись из возка, аббат Ян подошел к взволнованному мельнику.
Старик подслеповато сощурился, потом, признав тынецкого настоятеля, пал
тому в ноги и в третий раз принялся пересказывать трагическую историю
своего брата, обвиненного в колдовстве и связи с Сатаной. Короткими и
точными вопросами аббат не давал мельнику уходить в сторону от главных
событий - иначе пришлось бы выслушать все жизнеописание Бугайцев от
гулящей бабки нынешнего войта до вечно пьяного Харнася-бездельника - и
наконец повернулся к Марте и Михалу.
- Это тебе не Вена, - развел он руками, глядя на закусившую губу
Марту. - Забыла, небось, как оно в наших-то местах? Вижу, забыла... Михал,
вы езжайте лесом, напрямик, там дорога торная, не то что верхом - на
карете шестерней проехать можно. А я в эти Бугайцы заверну... спалят ведь
деда и не перекрестятся!
- Спалят, - личико мельника сморщилось, как печеное яблоко, и из глаз
потекли редкие старческие слезы, - ой, спалят...
- Так, может, вместе поедем? - заикнулся было воевода Райцеж, но
аббат Ян отрицательно покачал головой.
- Не надо, Михалек. Ни к чему. Я - священник, меня они послушают, а
ты у нас горячий, явишься в Бугайцы с гайдуком да Мартой, влезешь поперек,
станешь палашом махать, а мужики в топоры... Здесь не Вена, но и не твой
Виснич, где холопы спину выпрямлять разучились! Опять же, если ты нужен
Мардуле-разбойнику - в здешних селах эхо гулкое, завтра же Мардуле



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.