read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Сам-то небось вон: великого боярина окоротил! - подумалось об отце с
легкою завистью. Сам Мишук таково-то не дерзнул бы и помыслить.
Засыпанная снегами, в темных оснеженных лесах, в белых лентах
замерзших рек и ниточках санных дорог, едва прочерченных катышками
застывшего навоза, голубая под солнцем, серо-серебряная в сумерках и
пугающе холодная темною морозною ночью, под высоким мерцанием звезд,
лежала страна. Белою пылью снегов заносит поля и утонувшие в сугробах
деревни, курящие седыми струями дыма, розового на заре. Теряясь в лесах,
пересекая поля, от погоста к погосту, от города к городу тонкою муравьиной
вереницею, исчезающей порою в струях метелей, ползет по стране санный
обоз. И крохотные, в отдалении, кони и сани, и еще более крохотные, чуть
видные, седоки везут с собою, с поминками, дарами и грамотами великого
князя владимирского, тяжкий груз тайных замыслов московского властителя
Ивана Данилыча Калиты.

ГЛАВА 12
У Феогноста, начиная с Жаравы, все росло и ширилось глухое
раздражение: на увертливого Гедимина (сущего язычника!); на латинских
патеров; на всю эту дикую Литву, приобщить которую к истинной православной
вере едва ли возможет и он, Феогност; на бессилие и разброд среди христиан
православных; на полное произвола и безлепицы самоуправство местных
володетелей во всем этом краю, невесть кому подчиненном и неведомо кем
управляемом. Ему удалось объединить вновь распавшуюся было митрополию
токмо потому, что незадолго до его приезда (и к счастью!) скончался
литовский православный митрополит Филофей. Но не успели сего митрополита
предать земле, как уже оказалось, что имущество церковное - земли, стада и
богатства - разграблено, расхищено неведомо кем, а частью присвоено князем
Червонной Руси Любартом - Дмитрием Гедиминовичем. (Таковы здесь крещеные
литовские князья!)
Феогност твердо намерился составить опись пропавшего церковного
имущества и требовать возврата. Однако успех сего был явно сомнителен:
слишком высоко сидел властный похититель. Восхощет ли злостный язычник,
обманно принимавший крещение от латинян, великий князь Гедимин, заставить
своего сына воротить добро греческой православной церкви?
Там в Константинополе, откуда его посылали, снабдив твердыми
инструкциями: возродить престол митрополитов русских в Киеве и не
допускать впредь послаблений ни великому князю владимирскому, ни великим
князьям литовским, - там явно не ведали и не понимали, что же здесь
происходит на деле! И чем они могли помочь ему теперь в его нелегком
подвижничестве, когда новый император, Андроник Третий, как он узнал
только что от тайных гонцов, наголову разбит турками при Филокрене и
зашатавшийся престол кесарей византийских начинает искать спасения в
сближении с католическим Западом?!
Он ехал в Киев, все еще на что-то надеясь. Некогда, еще во граде
Константина, он и сам хотел сесть на митрополию именно в Киеве, воротить
сему древнему граду значение церковной столицы Руси и разумно править
русской церковью, искусно лавируя меж Сциллою и Харибдой славянских земель
- меж литовским и владимирским великими князьями, никому явно не отдавая
предпочтения, но каждому указуя в делах духовных.
Подрагивая от холода в своем возке - осень уже переломилась на зиму,
- Феогност нетерпеливо поглядывал в оконца. Мягкие увалы Карпат в тусклой
позолоте буковых лесов, уже припорошенных снегом, отступали, изглаживаясь,
и по мере того, как отходили и отступали леса, открывая взору далекий
степной окоем, преображались жилища смердов: дрань на кровлях сменялась
толстыми соломенными накатами, мазаные стены домов будто все более и более
врастали в землю, менялись одежды и даже лица встречных селян, и сама
славянская речь начинала звучать по-иному.
Встречали митрополита то пышно (порою до чрезмерности), то грубо, и
всякий раз неясно было: Гедиминовы ли приказы стояли за каждою из этих
встреч или сами князья и воеводы здешних городов измышляли кто во что
горазд? Изредка попадались татарские разъезды. Жадно оглядывали поезд
митрополита, а иные даже и ощупывали платье и добро митрополичьих слуг. К
счастью, ханский ярлык действовал и тут - грабить явно их остерегались.
Киев, впервые увиденный им, был жалок. Зимний, безлюдный, утонувший в
оврагах и в седой оснеженной путанице садов, на три четверти пустой город
над текущею во льдистых брегах рекою казался скорее кладбищем, чем живым
поселением русичей. Давно, едва ли не со времен Батыевых, не чиненные
соборы - София, Михайловский Златоверхий да обрушенная громада Десятинной
церкви - стояли одинокими памятниками былой славы Золотой Руси. Треснувшие
своды Золотых ворот, валы с сожженными и не восстановленными городнями да
мазанки, мазанки, мазанки среди огородов, оврагов и садов - вот и весь
некогда гордый Киев, столица обширной страны Руссии - древней Скифии!
Жидкая толпа встречающих, собранных наспех селян и гражан, да
немногочисленный клир иереев и мнихов лавры Печерской тоже не прибавили
радости новому митрополиту. Вечером, в плохо истопленных, бедных и низких
хоромах, явно приготовленных наспех и зело давно не видавших значительных
гостей, укрытый крестьянскою периною, Феогност с горечью почувствовал, что
прежние митрополиты, перебравшиеся из Киева во Владимир на Клязьме, были,
возможно, не так уж и не правы.
И все же ехать в Москву, согласиться на настойчивые намеки
владимирского князя Ивана он не мог. Что-то отвращало его от этого - с
тихим голосом и какою-то кошачьей повадкою - русича. Нет, не потому он
тогда согласился наложить отлучение на псковичей, что его склонили уговоры
(скорее - мольбы!) московского князя, не собирался он мирволить
московитам, вовсе нет! Он сделал это ради единства церковного и нужного
единоначалия в стране. Веление ордынского кесаря должно было исполнить
хотя бы ради спокойствия Константинополя и православной церкви. Как-никак
ярлык на охрану церковных имуществ по Руси и свободу чина церковного от
податей выдается в Сарае ханами Золотой Орды. Прочее - все эти споры и
ссоры тверских князей с московскими, московских с литовскими и
смоленскими, Новгорода с владимирскими князьями, - все это его, Феогноста,
не должно касаться вовсе. Его задача - дела церкви, церкви и только
церкви! Царство божие не от мира сего! Хотя, с горем и печалью, следовало
признать, что и власть митрополитов, и само земное бытие церкви ох как
зависят от мирских властей и сильных мира! Во всяком случае, ныне, в
Киеве, без доходов и богатств церковных, похищенных князем Любартом, ему,
Феогносту, приходилось очень нелегко!
За малое число недель пребывания в Киеве Феогносту многое удалось
содеять. Нашлись и смысленые мужи среди мнихов лавры Печерской, нашлись и
разумные иереи. Он деятельно исправлял чин служебный (дошло до того, что в
иных местах крестили обливанием, а не погружением, сокращали литургию, как
кто заблагорассудит, и прочая, и прочая), пресекал лживые учения,
проникшие сюда из Болгарии, - богумильскую и павликианскую ереси, приводил
к порядку князей и больших бояр. И все же с горем видел, что в Киеве ему
не усидеть. Слишком разорен и слишком беззащитен был сей край, коему ныне
вновь угрожали война и раззор, понеже Гедимин был зело не мирен с Ордою.
Сверх того, потребного всякому государству порядка здесь не было и в
помине. Воспитанник строгой греческой иерархии, Феогност не иначе мыслил
себе правление, чем в формах сложной, ступенчато восходящей ввысь лестницы
званий и чинов. Синклит (на Руси это называется <думные бояре>) должен
управлять делами гражданскими, стратилатские чины (воеводы) - защищать
(<боронить>, по-ихнему) границы, подчиняясь главе государства, народ
должен любить своего государя, для чего потребны строгое соблюдение
законов и разумные, отнюдь не чрезмерные налоги. Чин церковный, важнейший
прочих, обязан мыслить о Боге и вести весь народ по путям спасения,
предначертанным горним учителем, Иисусом Христом, наставляя, егда
возникнет нужда, и воевод, и бояр, и даже самого князя. Здесь же царили
полный произвол и безначалие. Литовский князь раздавал города и земли как
подарки, в полное владение, и каждый получивший удел местный князек мнил
себя уже богом земным, самоуправно не токмо взимая подати, но и вмешиваясь
почасту в дела святительские. А церковные громы Феогноста мало
воздействовали на здешних князей земных, да и кого можно было испугать
отлучением от церкви в краю, где всякий, отторгнутый православною властью,
тотчас попадал в распростертые объятия латинян!
Из Киева следовало переезжать. И все же не во Владимир Залесский и
тем паче не в Москву, не под руку князя Ивана, нелюбовь к коему при слухах
о церковном строительстве Калиты на Москве только усилилась в Феогносте.
Так жалок и так ясен был сей обман, таким убогим было это возведение явно
невзрачных и неискусных построек ради единой, совершенно случайно
брошенной им, Феогностом, фразы. Что бы сказал сей московит, побывав даже
и в нынешнем, зело оскудевшем после латинского господства Царьграде?! (Так
русичи зовут град Константина.) Что бы сказал он, увидав одну лишь Софию,
с ее божественно плывущим в аере куполом? И ведь скуп, а тратит серебро на
строительство, совсем ему ненужное, надеясь возвысить свой малый град над
прочими. Смешно и скорбно сие! Заложить ничтожную церковь в день
Константина и Елены и тем сравнить себя с великим основателем второго
Рима? Да разве возможен там, среди лесных пустынь и полудикого народа,
новый Константинополь, третий Рим, хотя бы и в грядущих веках! Прейдет,
подобная вращению колеса, смена лет и правителей, и новый великий князь
владимирский отринет или порушит эти убогие храмы, да и сам град
московский сотрет с лика земли и утвердит стол где-нибудь во Владимире,
Твери, Суздале... до нового поворота колеса, до нового предела этих земель
и княжеств, зане неспособных создать единую империю, подобную римской и
даже греческой, как бы низко ни пала она сейчас, при слабых и неспособных
императорах...
Послы великого князя владимирского добрались до Киева уже в канун
Крещения. Рождественские морозы укрепили пути, Днепр выше Киева встал, и
санный поезд московитов благополучно перебрался на правый берег. За два



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.