read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



в большинстве своем людьми мягкими и незлобивыми, обитатели долины не
испытывали желания вмешаться в жизнь Джуниуса.
- Подождем, пока он пойдет в школу, - говорила миссис Банке
местным дамам, собравшимся в ее гостиной. - Сейчас мы ничего не можем
сделать - все права у этого, с позволения сказать, папаши. А вот когда
ему исполнится шесть лет, тут уж, уверяю вас, у администрации округа
найдется что сказать.
Миссис Аллен кивнула. - Да, мы будто бы совсем забыли, что это сын
не только Молтби, но и Мэмми Куокер. Думаю, нам следовало бы вмешаться
гораздо раньше. Но когда он пойдет в школу, мы дадим бедному мальчику
все необходимое, все то, чего он до сих пор лишен.
- Самое малое, что мы можем сделать, это хоть одеть его прилично.
Казалось, вся долина затаилась в ожидании дня, когда Робби
отправится в школу. Но вот Робби исполнилось шесть лет, и в первый день
занятий он не явился в школу. Джон Уайтсайд, секретарь попечительского
совета, написал Джуниусу Молтби письмо.
- Надо же! А я и не подумал об этом, - сказал Джуниус, прочитав
письмо. - Пожалуй, тебе придется отправиться в школу.
- Не хочу я идти в школу, - сказал Робби.
- Понимаю. И я не в восторге. Но существуют законы. А чтоб мы не
забывали их исполнять, есть еще и наказания. За удовольствие нарушить
закон приходится расплачиваться. Карфагеняне наказывали за неудачу.
Если генералу не везло и он проигрывал сражение, его казнили. В наше
время мы точно так же наказываем людей за невезение, а иной раз вообще
за то, что на белый свет родились.
Продолжая разговор на эту тему, они забыли о письме. Джон Уайтсайд
написал второе, выдержанное в очень резком тоне.
- Ну, что ж, Робби, придется все - таки идти, - сказал Джуниус,
прочитав это послание. - Там ты, несомненно, узнаешь много полезного.
- А почему меня не можешь учить ты? - жалобно спросил Робби.
- О, мне это не по силам. Я, понимаешь ли, забыл все, чему они там
учат.
- Но мне совсем туда не хочется. И учиться я не хочу.
- Да знаю я, но что поделаешь?
И в одно прекрасное утро Робби потащился в школу. На нем были
старые рабочие брюки, основательно протертые на коленях и на заднице, и
голубая блуза с оторванным воротником. А больше ничего. Волосы его
свисали, как челка у пони, которого долго не стригли.
Во дворе школы его окружили дети. Они рассматривали его в глубоком
молчании. Все были наслышаны о крайней бедности и лености Джуниуса
Молтби. Мальчишки заранее предвкушали, как они будут изводить Робби. И
вот час пробил: он стоял среди школьного двора, а они глазели на него,
обступив со всех сторон. Впрочем, никто не спросил, как сперва
собирались: "Где это ты оторвал такие брючки?" или "Какая дивная
стрижка!". Мальчики и сами удивлялись, что в решающий момент так
спасовали.
А Робби тем временем тоже стоял и рассматривал серьезными глазами
окруживших его мальчишек. Он ничуть не испугался.
- Почему вы не играете? - спросил он. - Отец говорил, что вы
играете в разные игры.
Толпа мальчишек разразилась криками: - Да он ни во что не умеет
играть! - В "чижика" его научим, в "чижика"! - В "негритоса"! - Нет,
послушайте, лучше сперва в "колдунчиков"! - Он же не знает ни одной
игры!
И, хотя они и сами не понимали, в чем дело, им почему - то
казалось, что это прекрасно - ни во что не уметь играть.
На лице Робби появилось озабоченное выражение. - Попробуем в
"чижика", - решил он.
Поначалу он был неловок, но его юные учителя не сердились.
Напротив, они даже ссорились за право быть его наставником и яростно
оспаривали друг у Друга привилегию показать ему, как держать палку.
Существовало несколько школ игры в "чижика". Робби стоял в сторонке,
прислушиваясь к спорам, потом сам решил, кто будет его учить.
Влияние Робби на других школьников обнаружилось незамедлительно.
Старшие его не замечали, зато младшие подражали буквально во всем,
включая драные коленки на брюках. Когда все усаживались у школьной
стены на солнышке и принимались завтракать, Робби им рассказывал о
своем отце, о тех беседах, которые они вели, сидя на суку платана. Они
внимательно слушали и сожалели, что судьба не наградила их такими же
беспечными и добрыми отцами.
Время от времени, обычно это бывало в субботу, кое кто из
мальчиков, вопреки запретам родителей, проникал во владения Молтби.
Джуниус, естественно, отправлялся к платану, усаживался на свой сук,
дети устраивались рядом, и он читал им "Остров сокровищ", или живописал
галльские войны, или битву при Трафальгаре. Так не без помощи отца
Робби очень быстро превратился в короля школьников. Об этом
свидетельствовало и то, что у него не было какого - то одного
закадычного Друга, и то, что у него не было даже прозвища, и то, что он
неизменно выступал арбитром во всех спорах. Положение его было столь
высоким, что никто даже не пытался с ним подраться.
А Робби понял, что он оказался вожаком, гораздо позже. Его
самообладание и недетская зрелость заставляли его сверстников признать
за ним право предводителя. Когда мальчишки обсуждали, во что им играть,
его голос неизменно был решающим. В бейсболе он всегда был судьей -
никто кроме него не умел судить, не вызывая всеобщего возмущения. И
хотя сам он был неважным игроком, все вопросы соблюдения правил и этики
неизменно были его прерогативой.
После довольно длительного совещания с Джуниусом и Джекобом, Робби
изобрел две игры, ставшие очень популярными. Одна из них называлась
"хитрый койот", местный вариант игры "сыщик и воры", а другая -
"сломанная нога" - нечто вроде всем известных "салочек". Правила для
этих двух игр он придумал сам, по собственному разумению.
Малыш вызвал большой интерес и у мисс Морган, на занятиях он
проявлял себя столь же удивительным образом, как и во время
мальчишеских игр. Читал он замечательно, обладал лексикой взрослого
человека, а вот писать совсем не умел. Ему были по плечу любые, самые
большие числа, но учить правила арифметики он отказывался наотрез.
Трудней всего Робби давалось письмо. Дрожащей рукой он выводил в своей
тетради дикие каракули. В конце концов мисс Морган решила ему помочь.
- Возьми одну какую-нибудь фразу и пиши ее много раз подряд, пока
не выйдет совсем красиво, - предложила она. - Только тщательно выводи
каждую буковку.
Робби порылся в памяти, пытаясь вспомнить какое нибудь изречение,
которое ему нравилось. Наконец он написал: "Нет ничего чудовищнее того,
что мы можем внушить себе сами". Он любил это слово "чудовищно". Оно
придавало мысли тембр и глубину. Если есть слова, способные благодаря
одной лишь силе своего звучания повелевать демонами, в число их,
несомненно, входит слово "чудовищно". Снова и снова он писал эту фразу,
тщательнейшим образом вырисовывая свое "чудовищнее". Час спустя мисс
Морган подошла к нему взглянуть, как продвигается дело.
- Робби, дорогой мой, скажи, ради бога, где ты мог это услышать?
- Это из Стивенсона, м"м. Мой отец знает его почти наизусть.
Мисс Морган, конечно, была в курсе всех сплетен, но в душе,
невзирая на это, была расположена к Джуниусу. Теперь у нее возникло
сильное желание его увидеть.
Между тем ребятам наскучили обычные игры. Однажды утром,
отправляясь в школу, Робби пожаловался на это Джуниусу. Джуниус
погрузился в размышления, задумчиво пощипывая бороду.
- Есть хорошая игра - в шпиона, - сказал он наконец. - Помнится,
мне в свое время она очень нравилась.
- А кого мы должны выслеживать?
- Все равно. Кого хотите. Мы обычно следили за итальянцами.
Робби в сильном возбуждении помчался в школу и в тот же день,
всесторонне изучив "словарь школьника", создал В.С.С.Ш.П.Я. Смысл этой
аббревиатуры, которая произносилась только шепотом, расшифровывался
так: Вспомогательная Секретная Служба Шпионажа Против Японцев. Одного
лишь этого великолепного названия хватило бы, чтобы обеспечить
организации вес и популярность. Робби по одному приводил мальчиков под
зеленую тень старых ив, растущих на школьном дворе, и они клялись там
хранить тайну, причем клятва по своей свирепости была достойна какой -
нибудь тайной ложи. Позднее он собрал всю группу. Робби объяснил
ребятам, что Америка, несомненно, в свое время вступит в войну против
японцев.
- Это обязывает нас к готовности, - сказал он. Чем больше мы
узнаем о гнусных приемах этой гнусной расы, тем больше разведывательных
сведений мы сможем передать нашей стране, когда начнется война.
Новобранцы тут же капитулировали перед столь великолепной
формулировкой. Раз уж потребовались такие слова, значит, положение и в
самом деле серьезно. Поскольку слежка стала делом всей школы, маленький
Такаши Като, учившийся в третьем классе, с этих пор ни на минуту не мог
остаться один. Если на уроке Такаши поднимал руку, Робби
многозначительно смотрел на кого - нибудь из агентов Вспомогательной
Службы, и тотчас же вторая рука яростно взлетала в воздух. Когда Такаши
шел домой из школы, не менее пяти мальчишек крались за ним по кустам
вдоль дороги. Дело кончилось тем, что мистер Като, отец Такаши, увидев
как - то ночью у себя в окне чье - то бледное лицо, выстрелил из ружья.
Робби вынужден был собрать Службу и отдать приказ - вести слежку только
до захода солнца.
- Ночью они не опасны, - объяснил он.
А вообще - то Такаши не очень страдал от установленной за ним



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.