read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- А что мне делать. Она меня иначе бить будет.
- Ах ты, заинька, дурочка моя, - умильно улыбается Ольга Матвеевна,
наклоняется и целует Катю, слизывая у неT с губ остатки рвоты. - Так ты не
хочешь у Зины лизать? Не хочешь?
- Не хочу.
- А она тебе лижет? Только честно.
- Да.
- Очень мило. Очень. И тебе это нравится?
- Нет.
- Честно? Честное пионерское?
- Честное пионерское.
- Значит ты всT это не хочешь, с Зиной. А со мной? Со мной хочешь? Мне
лизать ты будешь?
- Буду.
- А как же тогда твоя Зина? Нельзя одновременно лизать мне и Зине. Я же
ревную. Ты знаешь, что такое ревность? Ты, заинька, ещT не знаешь, что
такое ревность. Ревность - это очень, очень страшно. Если я ещT узнаю, что
ты кому-нибудь лижешь, ты знаешь, что будет. Это очень плохо, это хуже
всего на свете. Как бы тебя не пугали, чтобы тебе не делали, ты не должна
так поступать. Если я только узнаю, немедленно отправишься к крысам. Ты
поняла?
- Да, Ольга Матвеевна.
- Смотри мне. Не приведи господь хоть лизнTшь чью-нибудь грязную рожу.
Сразу к крысам. А теперь одевайся и вон.
Полоща у колонки ведро, Катя видит в свете жTлтого фонаря, как Надежда
Васильевна, кутаясь в ватник, выводит из барака Зину и они вместе идут к
каменному дому, отбрасывая на песок две вытянутые чTрные тени. Зина Tжится
и втягивает кулаки в рукава ватника. Катя вспоминает тTплое, гибкое тело и
ей становится жалко Зину, которая ещT не знает, что еT будут есть в темноте
голодные гадкие крысы.
На следующий день Зины нет, и из сарая не раздаTтся ни звука, наверное,
думает Катя, ей завязали рот, чтобы не орала. К вечеру начинается дождь,
который ветер делает косым, капли хлещут в запертые окна класса, где Ольга
Матвеевна ведTт урок политической грамоты, горит керосинка, соседка Кати
Ира Макова ест украденный в столовой кусок сахара, Катя всT время пытается
согреть одной рукой другую и думает о Зине, сидящей в подполе мTрзлого
тTмного сарая, под землTй, босые ноги в крови от укусов. После урока она
догоняет Ольгу Матвеевну во дворе. Дождь колет Кате лицо холодными
остриями, мешая видеть и дышать.
- Ольга Матвеевна, - задыхаясь от страха, говорит Катя. - Вы Зину в сарай
посадили, к крысам?
- Да, - отвечает Ольга Матвеевна, обернувшись. Вода течTт по еT лицу, но ей
это, похоже, безразлично.
- Отпустите еT, а то она умрTт, - просит Катя. - Мы больше никогда так не
будем. Я вас очень прошу.
- Хорошо. Но сначала мы еT с Надеждой Васильевной накажем, и ты должна
будешь на это посмотреть. Жди около сарая, а когда мы придTм, ты входи за
нами. Там есть дверь в подпол, а в двери дырка. Только чтобы никто тебя не
видел, и Надежда Васильевна тоже. Поняла?
В сарае темно и сыро. Сквозь отверстие в крыше где-то около одного из
углов, течTт дождевая вода, барабаня по старой канистре. Катя отыскивает в
закрывшейся двери дыру и прижимается к ней глазом. За дверью короткая
лестница и маленькое помещение, в котором свалены какие-то доски и кирпичи.
У стены стоит Зина, которая заметно побледнела за прошедший день, она
стучит зубами от холода, пряча руки под ватник. Ольга Матвеевна ставит
керосиновую лампу на штабель досок. Надежда Васильевна тоже что-то ставит
на пол.
- Что, холодно? - говорит она. - Сейчас согреешься. Раздевайся.
- Зачем? - спрашивает Зина.
- Раздевайся, тебе говорят! - прикрикивает Надежда Васильевна.
Зина начинает раздеваться.
- ВсT снимай, догола, - говорит Ольга Матвеевна.
Зина снимает одежду и складывает еT на доски, дрожа от холода. Катя уже
видела еT голой в бане, но сейчас Зина выглядит словно похудевшей, тело
покрыто пупырышками и напряжено.
- Ватник постели на пол и ложись. Спиной, - велит ей Ольга Матвеевна.
Зина опускается на пол. Надежда Васильевна становится на колени со стороны
еT головы.
- Руки, - говорит она и связывает сложенные руки Зины еT снятыми
колготками, потом подхватывает ноги девочки под коленями, закидывает их к
голове, и разводит в стороны, крепко держа руками. Ольга Матвеевна
поднимает с пола чайник. Когда она выносит его на свет, становится видно,
что из носика валит густой пар. Зина судорожно дTргается и орTт, ещT
раньше, чем струя кипятка начинает литься между еT закинутых назад ног. Пар
ударяет в тело девочки и разбрасывается во все стороны. Зина крутится и
вопит дико, как разрезаемое пилой стекло. Катя видит, как закатываются еT
глаза, как напрягается горло от истошных воплей. Катя дрожит и зачем-то
закрывает рукой себе рот. Она представляет себе, как кипяток затекает Зине
внутрь.
- Мамочка, мамочка! - верещит Зина на мышиных частотах, бешено елозя спиной
по полу, зад еT дTргается, ошпариваемый кипящей струTй, Надежда Васильевна
с трудом удерживает тело девочки в нужном положении.
- А, уже не холодно? - хохочет Ольга Матвеевна, опять наклоняя чайник. -
Жарко стало? Кипяточек-то крутой! Кричи, кричи, всT равно никто не услышит.
- Мамочка, мамочка! - захлTбываясь, орTт Зина, мотая головой. - Ой не надо,
не надо, пожалуйста! - она не успевает выговаривать слова, они
захлTбываются и прерываются у неT во рту, переходя в щенячий вой.
Кипяток плещет на неT, выбивая пар, сидящая на корточках Ольга Матвеевна
закусывает губу в улыбке, исступлTнно дыша сквозь зубы, и Зина снова
переходит на звенящий металлический визг.
- Ольга! Ты видишь, как у неT всT уже!.. - вскрикивает Надежда Васильевна,
рванувшись на месте и ещT плотнее прижимая руками расставленные ноги
бьющейся девочки коленками к полу. - Ты посмотри, Ольга!
- Ладно, хватит, - цедит сквозь зубы Ольга Матвеевна и ставит чайник на
пол. Она вынимает что-то из-за пазухи и, оперевшись на одну руку,
наклоняется к Зине и суTт ей это другой рукой в разинутый визжащий рот.
РаздаTтся страшный грохот, Надежда Васильевна дTргается в сторону и
припадает на руку, отпуская ноги Зины, которые медленно валятся набок. Зина
больше не кричит. Из-под головы еT выползает на пол тTмная лужа.
- Видишь, как всT просто, - говорит Ольга Матвеевна. - Бах и готово. Как
гвоздь в доску.
Надежда Васильевна глядит на повернувшуюся набок Зину и отряхивает себе
пальцами юбку.
- Что, брызнуло? - спрашивает Ольга Матвеевна. - Вроде же вниз пошло. Рано
я еT, да? Уж очень кричала сильно.
- В лесу зароем?
- Потом. Пусть пока тут полежит. Ты иди, Надь, я приберу всT. Спокойной
тебе ночи.
- Спокойной ночи, - отвечает Надежда Васильевна. - Давай, чайник отнесу.
ЕT сапоги бухают в ступени, плечо - в дверь, которая со скрипом отъезжает в
сторону, застревает на полпути, с приглушTнным матом Надежда Васильевна
свергает на своTм пути какой-то дощатый хлам и вываливается во двор, где
темнота кажется светлее от крупчатых звTзд и молодого месяца среди них, и
откуда доносится визг передравшихся на вечерней сходке у сортира девчонок.
- Слышь, Котова, вылезай, - окликает Ольга Матвеевна из подпола. - Иди
сюда. Иди, я кому сказала!
Катя выбирается из-за двери, переступая ногами через деревянный лом. Зина
лежит на том же месте, прикрытая собственной бурой кофтой, спиной к двери,
Ольга Матвеевна стоит рядом с ней, отряхивая сапоги от накопившейся в
подполе грязи. Пахнет сыростью и крысиным помTтом.
- Иди-иди, погляди на свою подружку, - улыбается она Кате. - Пока не
погнила. А она здесь быстро гнить начнTт, - продолжает она, заботливо
очищая скомканной Зининой юбкой сапог, - сыро. На ней тут и грибы вырастут.
Катя спускается с лестницы, искоса глядя на неподвижное тело Зины. Кофта
доходит ей с одной стороны до согнутого затылка, едва прикрытого стрижеными
тTмно-рыжими волосами, сбитыми набок, так что прижатое листообразное ухо
теперь совершенно обнажено, а с другой - до начала поджатых бTдер, а голые
икры Зины лежат прямо в грязи. Подойдя поближе, Катя замечает, что в волосы
Зины замешалась густая тTмно-багровая масса.
- МTртвых видела? - спрашивает еT Ольга Матвеевна. - Она уже мTртвая. Не
дышит, не чувствует ничего. Смотри, - она вдруг с размаху пинает Зину
сапогом по спине. От удара тело девочки вместе с участком ватника
сдвигается по земле. - А ну пни еT.
Стиснув зубы, Катя что есть силы пинает Зину сапогом. Та не издаTт ни
звука, только вздрагивает.
- Ты видела, как я еT убила?
- Видела.
- Это было быстро, правда?
- Да.
- Убивать очень легко. Пять минут назад ещT была живая - бах и нету. Я ей
выстрелила в голову, понимаешь? Вот, погляди, - Ольга Матвеевна приседает
около Зины и поворачивает еT лицо вверх. Глаза у Зины совсем белые, словно
из них вылетели зрачки. - Вот сюда, в рот, - она оттягивает одной рукой
нижнюю челюсть Зины и показывает указательным пальцем другой ход пули. -
Вот так и дальше, а потом, - она ловко поворачивает голову девочки, как
глобус, - туда. Навылет, в землю. Видишь, сколько натекло.
При виде влажного пятна со склизкими комками под головой Зины у Кати
кружится голова и она, помогая себе руками, садится на кирпичи.
- Но ты понимаешь, что с ней? - спрашивает еT Ольга Матвеевна. - Она
подохла. Она никогда больше не будет говорить, смотреть, жрать кашу, срать.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.