read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



дело только в ритуале нечастой близости, если именно это спасет душу
человеческую, то, пожалуй, стихи Чесса должны подождать.
- Пошли, - сказал Валька. - А лучше побежали. Я совсем околел.
И они оказались в той же комнатушке, которая по-немецки называется
мейдхенциммер.
Верочка вытащила откуда-то голубой свитер ручной вязки.
- Надевай. Сейчас чай будет готов.
Свитер был мягкий, пушистый, теплый, соответствующего размера. Валька
с удовольствием в него забрался. Он хотел было спросить у Верочки, чья это
одежка, но вовремя вспомнил про пятнадцатилетнего братика.
Верочка сервировала на откидном столике. Валька согрелся, к тому же
на сей раз он не был голоден, и стало ему бездумно-хорошо. Верочка
толковала о театральных новостях. Вальку озадачила мысль - а о чем бы
толковала в такой ситуации Татьяна? С подругами и родителями она говорила
о косметике, колготках и детских болезнях. Как-то так вышло, что с другими
мужчинами Татьяна при нем почитай что и не разговаривала. Но ведь есть у
нее какой-то аварийный словесный запас для таких случаев?
Валька отвлекся. Верочка почувствовала это и стала искать кассету.
- Поставь Михайловского, - попросил Валька.
- Хорошо. Он тебе нравится?
- Еще бы.
- Жаль, что ты не слышал, как он по-настоящему поет. Кассета - это
так...
Верочка задумалась.
- Знаешь, я ведь и влюбилась в него, когда он играл на гитаре и пел,
- призналась она. - Мы встретились в одной компании. Там все ребята были
такие высокие, спортивные, и Чесс - как кузнечик, нет, действительно, у
него локти торчали, как у кузнечика. Все такие крупные, с плечищами, - и
Чесс. Ну, поддали ребята, закурили, я на него даже не смотрела, и тут он
сел в середине комнаты и ему дали гитару. Когда он запел, я стояла к нему
спиной, и мне вдруг стало очень неприятно, даже неловко за него - как он
может петь перед людьми таким голосом?..
Верочка помолчала.
- Если тебе неинтересно, скажи, - попросила она. - Может быть, это на
самом деле интересно только мне одной.
- Мне тоже, - сказал Валька. - Я вот песни его слушаю, а какой он -
даже не представляю.
- Его нетрудно представить хотя бы потому, что у него высокий голос.
Если бы такой голос был у здорового дяди, это было бы просто смешно... а
Чесс никогда не был смешным. В нем была гармония. Понимаешь? И такой
голос, и эти локти в стороны, и это лицо, тонкое и открытое
одновременно... не понимаешь?
Валька чуть улыбнулся ей - мол, продолжай.
- Он так пел, что хотелось стать перед ним на колени, стать и
смотреть снизу вверх. Когда я поняла это, мне стало страшно. И я уже не
могла сдерживать себя. Он так пел, что все подобрались к нему поближе и
смотрели на него одинаковыми глазами, сумасшедшими и покорными...
понимаешь?
- Ага...
- Я больше не могла, я подошла сзади... на табуретке за его спиной
был краешек... вот я и села, и слушала, как он поет, прижавшись к его
спине, прямо ухом - к спине... и ничего не понимала, только чувствовала
эту спину, и каждое движение рук, но мне даже не пришло в голову, что я
могу его обнять.
- А он? - спросил Валька.
- А он пел. Конечно, он почувствовал, что сзади кто-то сидит, но я
ему не мешала, и он пел дальше. А потом уже, когда он начинал петь, я даже
выходила в другую комнату или коридор, я просто боялась потерять сознание.
Я не думала, что можно так полюбить человека.
- А он тебя? Это ведь было бы страшно несправедливо, если бы он
ничего не понял, - со вздохом сказал Валька.
- Он понял... Это было осенью, - Верочка тоже вздохнула. - Я сама
пришла к нему. Я весь день чувствовала, что ему плохо и он зовет на
помощь. А у нас был вечером коллоквиум перед зачетом, и я была тогда такая
дура, что осталась на этот коллоквиум, представляешь? Но я чувствовала,
что должна бежать к нему... С тобой бывало такое - чувствуешь, что сейчас
должно случиться?
- Бывало, - ответил Валька, потому что в последние недели с ним в
основном это и бывало.
- Чесс сказал, что он как раз думал обо мне. И я поняла, что никогда
не уйду оттуда, что там теперь мой дом. Я была готова, чтобы уже никогда
не вернуться сюда, к своим, понимаешь? Конечно, сейчас это звучит глупо...
Мы провели вместе остаток вечера, а потом встали у окна. Чесс жил на
шестом этаже в старом доме. Это было французское окно, знаешь, от самого
пола, оно открывалось в комнату и там еще был маленький парапет, вроде
балкона. Мне сразу стало холодно, я прижалась к нему, он обнял меня и стал
рассказывать про звезды, про Кастора и Поллукса, это звезды-близнецы. Он
очень интересно рассказывал, но я ничего не понимала, так мне было холодно
и так я чувствовала его руку... Потом мы вернулись в комнату и я села на
кровать с ногами. У него была такая смешная, скрипучая, проваленная
кровать...
Она улыбнулась, улыбнулся и Валька.
- Он сел рядом. Я стала целовать его руки. Я лежала головой на его
коленях, целовала руки и чувствовала, что схожу с ума. Мне казалось, что я
так и умру сейчас с этими руками у губ. А он молчал и позволял мне делать
все, что я хотела. Потом он так же молча лег рядом со мной. Теперь я
понимаю, что просто сама не оставила ему другого выхода - был третий час
ночи, не выгонять же меня! А больше лечь ему было некуда.
И дальше Верочка заговорила, глядя прямо в глаза Вальке, с болью и
отчаянием.
- Я слишком любила в тот вечер, чтобы еще и думать! Я приподнялась на
локте и увидела, что он закрыл глаза и закинул голову, но он не спал.
Наверно, он воображал, что рядом с ним не я, а совсем другая женщина, и
что это она его целует. Я знала, кто эта женщина, просто мне тогда было не
до правды. Я так любила, что мне было не до правды! И мне было все равно,
молчит он или говорит, смотрит на меня или не смотрит. Я слишком любила
его, я непростительно слишком любила...
Она помолчала - возможно, ждала, чтобы Валька что-то ответил.
Но он был занят - пытался вспомнить, как у них было с Татьяной пять
лет назад. И обнаружил, что вспомнить толком не может, что ту первую ночь,
когда все было нелепо и впопыхах, заслонили другие ночи, с их уверенностью
и раскованностью. А главное - Татьяна никогда не целовала ему рук, и он
даже не мог бы этого представить.
Когда он усилием воли отвлекся от этих воспоминаний, Верочка наливала
себе остывший чай. Вся она сникла. Как будто выговорилась - и ни слов, ни
дыхания не осталось.
Она попыталась втиснуть заварочник между тарелками. Валька забрал его
и поместил на подоконник, к кактусам.
- Ему не за что было любить меня, - глядя в чашку, сказала Верочка. -
Ну, кто я такая? Студенточка, дурочка, бегала за ним по улицам и караулила
возле мастерской Изабо - нет, правда, провожала его туда и ждала, пока он
там сидел с Изабо, чтобы потом проводить к трамваю и ехать в другом конце
вагона, да, все это я проделывала, и Изабо видела меня в окно... Он,
скорее всего, просто терпел меня. Ведь вокруг него всегда было много
девчонок, вечно он поил кого-то кофе и таскал кому-то цветы, даже когда
начал ездить к Изабо...
Верочка задумалась. Валька осторожно протиснулся мимо нее и вышел на
кухню - зажечь газ под чайником.
- Спички на подоконнике, - сказала ему вслед Верочка.
Вернувшись, он встретил ее вопрошающий взгляд и кивнул. Это означало
что-то вроде "рассказывай, я слушаю".
- Наверно, был уже четвертый час, когда он заговорил, - продолжала
Верочка. - Уже после всего. Он ни слова не сказал, но это была такая
нежность, слов и не нужно было вообще, они бы только все испортили... Он
встал и, как был, вышел на балкончик. Я закуталась в одеяло и ждала его,
даже позвать боялась. Он вернулся, сел, и я втащила его под одеяло. Он
замерз на ветру, я прижалась к нему, чтобы отогреть. И тогда он сказал:
"Наверно, я когда-нибудь сделаю этот третий шаг". Окно открывалось в
комнату, чтобы встать у парапета, нужно было сделать как раз два шага. Он
сказал про них, когда мы еще смотрели на звезды. "Третий шаг", - сказал
Чесс. Я посмотрела ему в лицо и не поняла, шутит он так, или нет. Тогда с
него уже сошел крымский загар и он больше не был похож на сиамского кота.
Но его волосы показались мне седыми. Такие они в темноте были светлые. Я
попросила его, чтобы он больше так не говорил. Он спросил - а думать
можно? Я поняла, что каждый раз у окна эта глупость приходит ему в голову.
Я спросила, не случилась ли с ним неприятность. Он ответил, что он сам -
одна большая неприятность. И среди людей без неприятностей ему, похоже, не
место. Потом оказалось, что все это были мелочи, главные проблемы его
ждали зимой. Он встал, оделся и сел за стол - писать. Он писал при свече и
проработал так три часа, не обращая на меня внимания. Может быть, он
думал, что я уснула. Но я не могла уснуть. Потом я услышала первый
троллейбус и стала одеваться. Он не обернулся. Я совсем оделась, он встал,
провел меня по коридору и выпустил Ни слова о том, что мы еще когда-нибудь
встретимся, он не сказал. И я побежала на остановку.
- И он не проводил? - недоуменно спросил Валька.
- Он остался работать. А я вдруг забеспокоилась насчет тетради с
конспектами, я как раз успевала заехать за ней домой и - на лекции, на
первую пару. Глупо, да?
- Вы после этого встречались? - пытаясь хоть что-то понять, спросил
Валька.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.