read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



— Налево, — приказал Центровой. Ромстед повернул и снова принялся считать шаги под скрежет щебня под ногами. Они зачем-то направлялись в другое здание, поэтому направление и расстояние до него могли бы послужить важной информацией для следствия, если, конечно, кто-нибудь когда-нибудь ее получит. С помощью аэрофотосъемки за пару часов можно изучить несколько тысяч квадратных миль сосновых лесов, разыскивая два здания, расположенные друг от друга на приблизительно известном расстоянии и в приблизительно заданном направлении. А дальше уже дело техники.

Хотя маловероятно, чтобы этот технологический гений не знал об этом, и то, что он не беспокоился, пугало, как и многое другое.


ГЛАВА 10

Еще двадцать один шаг по щебню, и Ромстед наткнулся ногой на водосточный желоб. Пять шагов по утрамбованной земле, и они снова вышли на щебенку. Центровой повернул его под углом налево, и через три шага Ромстед ступил на бетон, и одновременно солнце перестало припекать голову. Еще раз налево — примерно под углом в девяносто градусов к прежнему направлению — и восемь шагов назад.

— Стоять, — скомандовал Центровой. Ромстед остановился. «Гараж, — догадался он, — выходящий фасадом в ту же сторону, что и дом, и расположенный приблизительно в пятидесяти футах от него».

Ромстед услышал скрежет поднимаемой двери.

— Теперь вперед.

— Чрезвычайно интересное путешествие, — произнесла рядом Полетт. — Прямо как посвящение в члены женского клуба.

— Заткнись, — велел Центровой. — Развернитесь оба.

Ромстед сделал поворот кругом и услышал, как рядом повернулась Полетт. Теперь Центровой должен был оказаться перед Ромстед ом, однако в спину ему уткнулось другое дуло.

— Только не делай резких движений, приятель, как сказала мартышка, попавшая в газонокосилку. — Это Техасец. Кто-то набросил веревку ему на лодыжки. Он вспомнил фотографию отца из полицейского архива и мгновенно ощутил прилив холодной ярости, но постарался подавить ее.

— Я все еще здесь, — произнес впереди голос Центрового. — Ладно, перестегните браслеты. — Ромстед почувствовал, как приподняли его руки и, щелкнув, сняли наручники. — Протяни руки вперед, — приказал Центровой. Ромстед повиновался. — И вы, миссис Кармоди. — Наручники снова защелкнулись на запястьях, и рядом послышался еще один двойной щелчок.

«Как в кино, — подумал он. — Реализм, художественные детали, режиссерский прием». Послышался звук удаляющихся по бетону шагов. Где-то треснула рвущаяся ткань.

— Хорошо, разверните их. — Это уже голос из интеркома, наверное, Кесслера. — И снимите повязки.

Рядом послышался легкий шорох ткани. Техасец — или кто там был сзади — снимал повязку с Полетт Кармоди. Потом чьи-то пальцы занялись узлом на его затылке. Откуда-то спереди женский голос произнес:

— Ты что, в самом деле собираешься трахнуть эту старую кошелку?

— Что за милое дитя! — сказала Полетт.

— Эт-я собираюсь?

— Точно, Техасец сзади. — Эт-все равно, что скакать на быке. — Подражая ведущему родео, он продолжал:

— Из загона номер пять, верхом на Том-Кто-Де-лает-Жен-Вдовами, появляется…

— Кончай придуриваться, — откуда-то справа рявкнул Центровой. — Господи, ты что, больше ни о чем не можешь думать?

В этот момент Ромстед освободился от повязки. Он заморгал, сразу же потеряв способность видеть в до боли ярком свете ламп, направленных прямо в лицо. Потом ему удалось рассмотреть четыре мощных софита на штативах — два спереди и два чуть правее. Все, что находилось за ними, выглядело каким-то неясным и расплывчатым, хотя он смутно различал подъемную дверь гаража на две машины. Слева стоял двухместный седан не очень новой модели, а справа — во всю стену нечто вроде ширмы из какого-то дешевого пластикового покрытия, выкрашенной тонким слоем зеленой краски. Ромстед оглянулся назад и увидел точно такую же ширму. И уже во второй раз он был вынужден признать, что, при всей склонности к театральности, они ничего не упускают. Как и ему самому, бандитам было известно, что эти снимки будет изучать целая команда специальных экспертов ФБР, которая не упустит и малейшего штриха. Так что никаких отверстий от сучков, никакого характерного рисунка на дереве досок, никаких пятен или дыр от старых гвоздей — ничего, что позволило бы потом идентифицировать это место.

Ромстед посмотрел направо. Техасец — а может, Центровой — стоял достаточно далеко, чтобы попасть в объектив. В руках он держал обрез дробовика. Шесть футов два дюйма, мощные плечи, черный комбинезон и балахон. Прищурив глаза, он разглядел еще три расплывчатые фигуры, стоявшие за прожектором Немного правее. Одна явно принадлежала девушке, не выше пяти футов пяти дюймов роста, вторая вполне соответствовала описанию Кесслера, тогда как третья была такой же громадной, как и у державшего дробовик. Все в одинаковых одеяниях.

Для съемок не нужно такое освещение; они могли воспользоваться фотовспышкой. Софиты для того, чтобы лишить Ромстеда возможности толком рассмотреть все. Он перевел взгляд на машину. Теперь он увидел, что на ней были установлены две короткие антенны — одна на крыше, а другая на багажнике. В левой двери просверлено отверстие размером в половину или три четверти дюйма, а рядом на бетонном полу лежал стальной стержень около шести футов длиной и резьбой на обоих концах.

— Подойдите, Ромстед, и хорошенько все рассмотрите, — произнес голос из интеркома. — Теперь это ваше.

Из тени выступила стройная фигура с «Полароидом» в руках. Сделав вперед несколько шагов, человек навел на него видоискатель и отступил на шаг назад — видимо, для того, чтобы в кадр попали наручники.

Щелкнул фотоаппарат. Ромстед продолжал осматривать машину. Антенны свидетельствовали о том, что вторая операция по основному замыслу мало чем отличается от предыдущей, только эта будет на колесах. Одна антенна предназначалась для передатчика от подслушивающих устройств внутри автомобиля, установленных для контроля за Ромстедом. А другая должна принимать радиосигнал, который будет держать его на поводке. В тот момент, когда Ромстед догадался о предназначении стального стержня, Кесслер — разумеется, это был именно он — вынул снимок и принялся изучать результат.

— С первого раза то, что надо. — Ромстед обратил внимание, что на нем были нейлоновые перчатки. — Ну ладно, теперь в машину, — скомандовал Кесслер. — Оба. Ромстед — за руль.

Подталкиваемый в спину дробовиком, Ромстед заковылял к автомобилю. Второй верзила открыл дверцу, и он сел на место водителя. Потом Полетт помогли забраться на соседнее сиденье.

— Не понимаю, что мы делаем, — заметила она, — разве что снимаем рекламу для сумасшедшего дома.

Никто не обратил на ее слова ни малейшего внимания. Ромстед тоже промолчал; он углубился в анализ происходящего в поисках какого-нибудь упущения, которое подарило бы им хоть маленький лучик надежды. Очевидно, Полетт тоже поедет, а этого он совсем не ожидал. Пока тот, кто находился рядом с Полетт, держал его на мушке, другой открыл наручники и достал короткую цепь со стальными кольцами на концах. Один из наручников остался на левом запястье Ромстеда, а другой пристегнули к одному из колец цепи. Дверцы были закрыты, и Ромстед заметил, что в правой дверце тоже проделано отверстие. Значит, он оказался прав насчет стержня. Тот, кто находился рядом с ним, нагнулся. Конец стержня появился слева из отверстия в дверце, прямо над ручкой. Он прошел сквозь нижнее кольцо цепи, затем между скованными руками Полетт и через отверстие в правой дверце. Ромстед услышал, как на концы стержня надели шайбы и навернули гайки, затянув их гаечным ключом. «Ничего себе, — подумал он. — Из машины не выбраться, пока добрый дядя не выпустит».

Полудюймовый стержень прошел между животом и коленями, пригвоздив их к сиденьям. Даже без наручников отсюда не выбраться, как из кресла с пристегнутым ремнем безопасности. Намертво закрепленный стержень не даст открыть двери. Правая рука Ромстеда оставалась свободной, а длина цепи на левой позволяла положить руку на руль и вести машину — но это все. Он не смог бы даже приподняться с сиденья или дотянуться до чего-нибудь в машине.

— Она тоже должна ехать? — спросил он.

— Эт-точна, — ответил Техасец справа. — Конешна, ты не сможешь сама опустить стекла, детка, но зато не буш беспокоиться о своей прическе.

Полетт не обратила внимания на его слова. Один из софитов на штативе подтащили к машине и поставили так, чтобы он светил через ветровое стекло. Кесслер с «Полароидом» встал слева от Ромстеда.

— Левую руку на руль, Ромстед, — приказал он. — И оба смотрите сюда. — Они повернулись. Кесслер щелкнул.

«Очень уж осторожен, — отметил Ромстед, — старается, чтобы ничего из внутреннего интерьера машины не попало в кадр. Только мы двое и задник с другой стороны». Когда появился снимок, Кесслер удовлетворенно кивнул. Приблизившись, он сделал снимок под углом, чтобы запечатлеть в деталях стержень и наручники.

Потом стержень убрали и их выпустили из машины. Руки Ромстеда снова сковали впереди, и пока Кесслер фотографировал что-то на полу машины за передним сиденьем — на этот раз со вспышкой, — Техасец держал их под прицелом дробовика. Когда Кесслер сделал два снимка, он кивнул Техасцу:

— Ну ладно, теперь покажите им. Шевельнув дробовиком, Техасец кивнул. Ромстед проковылял вперед и заглянул за откинутое вперед сиденье. Света от софитов хватило, чтобы разглядеть все как следует. Но увиденное мало о чем ему говорило, кроме одного предмета, от которого его бросило в дрожь. Квадратный алюминиевый ящик с электронной начинкой, — явно самодельной, потому что нигде не было видно пластинки с клеймом производителя, — установленный на пористую резину и прикрепленный к полу в дальнем конце салона. С ближней стороны стоял комплект аккумуляторов, а между ними и ящиком по полу свободно лежали соединительные провода. Динамитные машинки были почти не заметны, но Ромстед знал, что Кесслер вписал его в кадр именно так, как ему хотелось.

От двух связок динамита — по одной под каждым сиденьем — виднелись только края. В каждой связке по семь динамитных шашек, скрепленных вместе, а к центральной шашке каждой связки прикреплена капсула взрывателя. Оголенные провода взрывателя соединялись с теми, что тянулись, по полу.

— Это только для снимков, — пояснил Кесслер. — Мы разрядим устройство, пока вас не посадят в машину.

«Какое великодушие, какое благородство, — подумал Ромстед. — Только чего оно стоит, если кто-то из бандитов должен вести машину до места. На меня-то уж наверняка наденут наручники и завяжут глаза». Потом Кесслер принялся снимать со вспышкой внутренности багажника. Получившийся снимок его вполне устроил.

— Ну ладно, — сказал он, — пусть посмотрят.

Техасец махнул дробовиком. Ромстед вперевалку подошел к багажнику. Он тоже был нашпигован колдовской электроникой на пористой резине, — и опять все самодельное, соединенное изолированными проводами и кабелями. Но внимание Ромстеда привлек ящик, не менее зловещий с виду, чем динамит. Ящик занимал почти весь багажник, в него вместилась бы пара больших чемоданов. Он был сделан из покрытой асбестом четвертьдюймовой стали, а на откидной крышке имелся мощный запор.

— Все ясно? — спросил Кесслер.

— Само собой, — мрачно подтвердил Ромстед. — Только зачем нам тогда ехать?

— Вы не правильно интерпретируете наши намерения. Вам надо знать, что мы не блефуем; если вы нас вынудите, мы взорвем машину. Вы опасный человек, Ромстед, и мы это признаем. Начать с того, что вы слишком уж похожи на того старого черта. К тому же мы разузнали кое-что из вашего прошлого, так что если случится непредвиденное, нам не придется опасаться, что взрыв разбросает деньги по доброй половине штата. Даже не надейтесь. Мы не хотим вас искушать. Если вы попытаетесь сопротивляться, то как бы нам ни было неприятно взрывать вас, мы это сделаем. Однако деньги останутся целы.

Ромстед ничего не сказал, однако, пока их вели обратно в дом, на его лице, почти скрытом под повязкой, отражалась напряженная работа мысли. Даже гений иногда допускает мелкие просчеты, а может быть, мания величия и уверенность в собственной непогрешимости приведет его к крупной ошибке.


Ромстед лежал, вытянувшись на кровати, и глядел на чековую книжку и чек на закрытие счета в «Саузленд траст». Он слушал голос Кесслера из интеркома, который в данный момент обращался к Полетт Кармоди:

— ..Для того чтобы вы не отнимали у нас время в надежде, что мы не знаем, о чем ведем речь и пытаемся блефовать, я перескажу вам все по главам и стихам, как в Библии. Ваш муж оставил вам состояние, которое после уплаты налогов составляет чуть более трех миллионов долларов. Примерно семьсот тысяч из этой суммы приходится на недвижимость — дома в Ла-Джолле и Колвиле, кое-что в приморском районе города и утаенное от налоговой службы ранчо неподалеку от Элко. Около полумиллиона содержится в акциях компании по застройке земельных участков, которую Стив Кармоди основал в 1953 году. Остальное — без малого миллион девятьсот тысяч — вложено в облигации, некоторые из которых освобождены от налогов, а большинство принадлежит промышленным и правительственным организациям. Душеприказчиком вашего мужа был его младший брат, Джером Кармоди, адвокат в Ла-Джолле, а также и ваш адвокат.

Требование выкупа адресовано именно ему, и оно подкрепляется телефонным сообщением, которое он уже получил. Требование вместе с фотографиями, чтобы убедить его в серьезности наших намерений, отправится сегодня вечером специальной авиапочтой из места, расположенного, ну скажем… севернее Техачаписа. Нам нужен от вас один миллион восемьсот тридцать тысяч. Деньги не его, и он не станет сильно переживать. В вашем лице мы имеем дело с весьма уникальным случаем киднеппинга: ведь каждый из вас сам платит за себя.

Он получит требование завтра рано утром и вполне успеет управиться за один день. Мы хотим, чтобы деньги доставили нам послезавтра. Он может либо заложить всю вашу собственность на эту сумму, или продать облигации…

— Забудьте об этом, — перебила его Полетт Кармоди. — Облигации на мое имя, и никто, кроме меня, не может их продать. Он не сделает это, даже если захочет. А закладную необходимо проводить через нотариуса…

— Отлично, — теперь пришла очередь Кесслера перебить Полетт. — Но мы случайно узнали, что он имеет право распоряжаться состоянием от вашего имени.

Ромстед заметил, что при этих словах Полетт слегка вздрогнула, но быстро пришла в себя.

— Которая аннулируется с момента моей смерти, — возразила она. — А как выпускник Стэндфордской юридической академии, он это прекрасно знает.

— Но вы не мертвы, и мы сделали несколько снимков, подтверждающих это. Но если мы не получим денег, вы умрете, так что давайте с этим покончим. Он переведет деньги в «Саузленд траст» и договорится, чтобы они были обналичены послезавтра к полудню. Это делается без проблем в случае необходимости, особенно когда сумма достаточно велика.

А теперь вы, Ромстед. От вас мы хотим сто семьдесят тысяч. Вам остается только подписать чек на снятие счета. Это деньги не банка, а ваши личные, и что вы с ними делаете, касается только вас. Мы уже связались по телефону с вашим другом, Кэрролом Бруксом…

— Ничего не выйдет, — теперь настал черед Ромстеда перебить Кесслера. — Подпись сама по себе ничего не значит. Банк обязан возвращать деньги только лично мне или тому, кого я назначил своим полномочным агентом.

— Именно так банк и поступит. Доставит деньги лично вам. — В голосе Кесслера звучало самодовольство. — Вместе с деньгами миссис Кармоди, раз уж она тоже здесь. И сделает это Кэррол Брукс.

«Ну вот он и допустил вторую ошибку», — подумал Ромстед, однако помня, что за ним наблюдают сквозь зеркало, постарался сохранить невозмутимое выражение лица.

— Черта с два это будет Брукс, — насмешливо произнес он. — Вам не хуже меня известно, что это сделает специальный агент ФБР.

Вы же не думаете, что они до сих пор не занялись этим делом?

— Ну, я не сомневаюсь, что линии связи с Вашингтоном накалены докрасна. Но мы позаботились, чтобы это не был специальный агент ФБР.

— Послушайте, пошевелите мозгами, а? Вы претендуете на роль очередного Д.Б. Купера, и если вам позволят безнаказанно уйти, то каждый недоумок в стране, способный заменить батарейки в фонарике, сделается электронным преступником, требующим миллионные выкупы и взрывающим людей почем зря. Поверьте мне, на этот раз ФБР доберется до вас, даже если для этого потребуется задействовать всех до единого агентов из Бюро. Они медленно сдерут с вас шкуру тупым ножом и во всех газетах на первой странице поместят снимок, чтобы восторженные подражатели вашего искусства не поперли на свет Божий как грибы после дождя.

— Если вы помните, — возразил голос Кесслера, — Д.Б. Купер ушел безнаказанным именно потому, что был первым и самым изобретательным.

За стеной снова начала скрипеть кровать. Переглянувшись, Ромстед и Полетт Кармоди пожали плечами.

— Так что распишитесь, Ромстед, — продолжал голос. — А вы, миссис Кармоди, просто черкните: «Дорогой Джерри», запятая, «вышли деньги», точка — вот на этом листе бумаги. Я хочу, чтобы записка была отправлена через десять минут.

— А если мы не подпишем? — спросил Ромстед, зная бесполезность вопроса и то, каким будет ответ.

— Тогда мы займемся миссис Кармоди. Прямо перед интеркомом, чтобы вам было слышно.

Ромстед вспомнил бурро. Он подписал чек и передал ручку Полетт. Лист бумаги лежал на ночном столике между кроватями. Из-за стены доносились слабые хрипы и стоны.

— Я с радостью подпишу это, — устало произнесла она, обращаясь к интеркому, — если вы только переведете эту школу верховой езды в другое место.

Полетт написала записку и расписалась. Ромстед положил оба листка вместе с чековой книжкой на комод под панелью. Появившаяся рука забрала их. Панель задвинулась, и Ромстед услышал, как щелкнул замок. Экстаз за стеной достиг кульминационной точки, ознаменовавшейся финальным воплем, и снова воцарилась тишина. Полетт Кармоди теперь даже не пыталась куда-то укрыться от этих звуков; Ромстед подумал, что она смирилась с ними, как с частью процесса, направленного на подавление их воли.

Он размышлял, не могла ли эта девица оказаться Деброй. Хотя нет, вряд ли. Судя по всему, Дебра сидела на героине, который, как известно, отбивает всякие сексуальные желания. А с этой горячей шлюшкой, пока она не остынет, лучше не встречаться где-нибудь в темной аллее. Ромстед услышал, как где-то перед домом завелся мотор автомобиля. Это отправилось в путь требование выкупа.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.