read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



поездки в Снегири? Вспомните, очень вас прошу.
Храпов напряженно сдвинул брови и задумался.
-- Действительно, неделю назад я давал ружье одному знакомому
охотнику, -- сказал он. -- Кажется, Бобров его фамилия, Михаилом зовут.
-- Бобров? -- быстро записал следователь Щеглов. -- Адрес помните?
-- Улица Чкалова, дом пятьдесят восемь... или шестьдесят... не
помню точно, а квартира... нет, забыл. Могу объяснить, где он живет, а
вот адреса не помню.
-- Так вы говорите, он охотник? И что же, у него нет своего ружья?
-- Было, но... то ли продал, то ли подарил кому -- точно не знаю.
Говорил только, что собирается новое покупать. А тут вдруг заявился и
слезно просит: срочно, мол, ружье понадобилось, на охоту иду. Ну я и
дал. Охотничье удостоверение у него есть, лицензия тоже имеется --
пусть, думаю, берет, раз надо.
-- И он действительно ездил на охоту?
-- Нет, на охоту он не ездил. Не знаю, что у него там произошло,
только на охоту он не попал. Я несколько раз встречал его на улице на
протяжении всей этой недели. Он все обещал мне вернуть ружье, но
почему-то тянул.
-- И когда же он его вернул?
-- Вчера вечером.
-- Вот как? Интересно...
-- Принес, поблагодарил, извинился за задержку и куда-то быстро
убежал. Дела, говорит, разные...
-- Так, значит, у вас, Храпов, до вчерашнего вечера ружья не было?
-- Нет.
-- Выходит, мысль убить профессора Красницкого у вас возникла
только вчера вечером?
-- Нет, мысль возникла гораздо раньше. Вчера вечером я решил
осуществить ее.
-- И толчком к этому послужило возвращение вам ружья?
-- Да.
-- И что же, вы, одержимый мыслью об убийстве профессора, вот так
просто сидели и ждали, когда этот самый Бобров вернет вам ваше же
ружье?
Храпов, казалось, смутился.
-- Нет, я заходил к нему вчера днем, но его не оказалось дома.
-- Вот как? -- насторожился Щеглов. -- И вам что же, никто не
открыл?
-- Нет, почему же, мне открыла его жена, но ружье без ведома мужа
отдать не решилась.
-- А вы уверены, что ружье в этот момент находилось в квартире?
-- Да, я видел его. Оно висело в комнате на стене -- как раз
напротив входной двери.
-- Это было ваше ружье, вы точно знаете?
-- Да, конечно. Ведь другого у него нет.
-- В какое время вы были у Боброва?
-- Гм... Где-то в половине второго.
Задав Храпову еще несколько второстепенных вопросов, Щеглов
распорядился увести его. На часах было около двенадцати ночи, но
следователь не спешил покидать свой кабинет. Он погасил свет, подошел к
окну и, глядя в светлую июньскую ночь, предался размышлениям.
А в это самое время на проспекте Мира, вблизи станции метро
"Щербаковская", в такой же темной комнате сидел Максим Чудаков и тоже
"вычислял" преступника...
Утро застало следователя Щеглова все в том же положении -- стоящим
у окна и глядящим куда-то вдаль. Ночь не прошла для него даром: он
пришел к выводу, что, прежде чем делать какие-либо заключения, нужно
иметь свидетельство медицинской экспертизы о точном времени и причине
смерти профессора Красницкого, а такого свидетельства у следователя
Щеглова пока что не было.
В семь часов утра раздался телефонный звонок.
-- Что? Храпов хочет сделать заявление? Давно пора... Срочно ко
мне! Да Храпова, Храпова, кого же еще?!
"Созрел, голубчик!" -- с удовольствием подумал Щеглов, кладя
трубку.
Ввели Храпова.
Их красные, воспаленные после бессонной ночи глаза встретились. Ни
один из них не отвел взгляда -- они поняли друг друга прежде, чем было
произнесено первое слово.
-- Доброе утро, гражданин Храпов, -- приветствовал
подследственного Щеглов. -- Так что же вы хотите мне сообщить?
-- Я всю ночь думал, -- начал Храпов, с трудом преодолевая
волнение, -- и решил, что нет смысла скрывать правду. Все равно вы
узнаете ее, так пусть вы узнаете ее от меня. Я хочу вам рассказать,
гражданин следователь, почему я убил... вернее, стрелял в профессора
Красницкого.
-- Я вас внимательно слушаю, Храпов.
-- Я это сделал потому, -- продолжал Храпов, -- что он мерзавец и
подлец...
-- Но это не повод для убийства, -- возразил Щеглов.
Храпов остановил его движением руки.
-- Возможно. Но иного наказания я для него не видел. Он был
достоин только смерти -- за все то, что он сделал.
-- В чем же его вина?
Храпов перевел дух и с дрожью в голосе ответил:
-- Этот человек надругался над моей дочерью.
-- Вот как?
-- Вам, наверное, уже известно, что моя дочь, Валентина, учится на
третьем курсе МГУ на биологическом факультете. Этот тип, профессор
Красницкий, преподает там же какой-то предмет, раз в две недели читая
студентам лекции. Так вот, около месяца назад, в конце мая, во время
сдачи зачетов по его дисциплине, этот мерзавец впервые намекнул моей
девочке о своем грязном намерении -- в обмен на запись в зачетной
книжке. Валентина с негодованием отвергла его домогания. Зачет она
все-таки сдала, но скольких трудов это ей стоило! Спустя две недели,
когда подошла пора экзаменационной сессии, этот подонок возобновил
преследования моей дочери, теперь уже более настойчиво -- на этот раз в
обмен на положительную оценку на экзамене. И... и она сдалась. А что ей
оставалось делать? Ведь она оказалась совершенно беззащитной перед
всевластием этого маньяка. А сколько других, таких же как она, глупых и
только еще начинающих жить девчонок, оказывалось лицом к лицу с
грубостью, пошлостью, ложью, неприкрытой наглостью и откровенным
цинизмом тех, кто для них был непререкаемым авторитетом, чуть ли не
Господом Богом, в ком они совсем еще недавно видели источник истины,
мудрости и знаний! Разве в силах они противостоять всей этой гадости?
Чему ж удивляться, что свой первый в жизни настоящий экзамен сдают
далеко не все. Вы понимаете, о каком экзамене я говорю. Да, конечно,
свою дочь я не оправдываю, но и винить ее не могу. Вся вина полностью
лежит на том выродке с профессорским званием. В этом и заключается
причина моего поступка.
-- Преступления -- вы хотите сказать? -- поправил его Щеглов.
-- Нет, именно поступка, так как преступлением я его не считаю. Я
знаю, вы сейчас скажете, что, живя в обществе, нельзя быть свободным от
общества, что все мы обязаны выполнять законы, предписываемые этим
обществом, и нарушение их считается преступлением. Да, я знаю, все это
так, но, поймите меня, существуют некие общечеловеческие принципы,
стоящие над законами государства и не зависящие от политической
системы, принципы, которыми должны руководствоваться все честные и
добрые люди на земле -- возможно, это принципы христианской морали, не
знаю...
-- Но Христос заповедовал нам: "Не убий!" -- возразил Щеглов.
-- Да, да, конечно, гражданин следователь, я сейчас не в состоянии
спорить с вами. Устал, чертовски устал. Простите...
-- Итак, -- официальным тоном произнес Щеглов, -- вы заявляете,
что совершили попытку убийства профессора Красницкого из-за принуждения
последним вашей дочери к вступлению с ним в интимную связь. Так?
-- Так, -- упавшим голосом пробормотал Храпов.
-- Хорошо. Допустим, что так оно и было. Однако...
-- Почему -- допустим? -- возразил Храпов. -- Вы что, не верите
моим словам?
-- Верю, Храпов, вашим словам я верю, но, прежде чем окончательно
установить истину, мне бы хотелось получить от вас ответы на некоторые
интересующие меня вопросы.
-- Отвечу, если это в моих силах. Задавайте.
-- Когда, от кого и при каких обстоятельствах вам стало известно
о... несчастье, постигшем вашу дочь?
Храпов нахмурился, внутренне переживая все минувшие события
недалекого прошлого.
-- Ровно неделю назад, -- сказал он, -- Валентина вернулась домой
позже обычного и вся в слезах. На мои вопросы ничего не отвечала и
только рыдала, рыдала, рыдала... Потом заперлась в своей комнате, но и
оттуда был слышен ее плач. Где-то через час она вышла и во всем мне
призналась.
-- Сама? -- удивился Щеглов.
-- Сама, -- кивнул Храпов. -- Но если бы вы знали, скольких трудов
ей это стоило! Я до сих пор не могу понять, как она на это решилась. И
тем не менее она все мне рассказала. Наверное, мой вид тогда был
настолько несчастен и ужасен, что она долго потом еще не могла
успокоиться, все всхлипывала и говорила: "Папочка! Милый! Прости меня,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.