read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Позвольте, товарищ, - Иванюк довольно невежливо отодвинул
гражданина в сторону, открыл дверцу, уселся на переднее сиденье и стал
неотрывно глядеть вперед. Сзади пристроился Казарян. Аккуратненько взяли с
места.
- Будь осторожна, моя любовь! - пропел им вслед веселый гражданин.
- Пристал, нахалюга, - объяснила происшедшее с ней шоферша. Пассажиры
молчали. Только на Садовом Иванюк спохватился:
- Куда вас доставить? - спросил он у Казаряна, полуобернувшись.
- Крючок вам небольшой придется сделать. На Ярославское шоссе.
- О чем речь? Марина, действуй!
Марина действовала. У Колхозной "опель-капитан" сделал поворот и
попер по Первой Мещанской. Попрыгали на трамвайных линиях и выкатили к
Рижскому вокзалу. На Крестовском мосту Иванюк спросил:
- Курс на Ярославском?
- Село Алексеевское.
...А вот и село. Остановились. Казарян сказал:
- Ну что ж, поблагодарим шофера.
- Отличный работник! - неизвестно чему обрадовался Иванюк.
- Ца, - поправил его Казарян.
- То есть? - не понял тот.
- Шофер она действительно шофер. Но не работник - работница. Отличная
работница! - Казарян поймал шофершин взгляд в зеркальце и подмигнул ей.

Он долго блуждал среди стандартных двухэтажных домов, пока не нашел
искомый. Таких домов, да еще бараков в конце двадцатых - начале тридцатых
годов было построено по Москве великое множество. Наспех сколоченные из
досок, без всяких удобств, двухэтажные двухподъездные домики были задуманы
как временные - на три-четыре года - жилища. Вышло по-иному. Они стояли
третье десятилетие.
В подъезде резко пахло мочой и помоями. В коридоре второго этажа, где
тоже не благоухало, Казарян отыскал девятую комнату и постучал.
- Чего надо? - нелюбезно спросил из-за двери прокуренный женский
голос.
- Не чего, а кого, - уточнил Казарян. - Вас, Евдокия Григорьевна.
- Кто такой? - диалог продолжался при закрытой двери.
- Из милиции я буду, - отрекомендовался Казарян и резко толкнул
дверь: надоело препираться.
А дверь распахнулась - не заперта была. Посреди сильно заставленной
комнаты стояла худая женщина лет пятидесяти с папироской в зубах.
- Я из милиции, - повторил Казарян. - А милиционеры любят при
разговоре в глаза глядеть, а не через дверь перебрехиваться. - Казарян
огляделся. - Курите? Значит, и мне закурить можно?
- Кури, - равнодушно разрешила дама с папироской.
- Тогда я сяду. - Казарян сел, а Евдокия Григорьевна не садилась:
стояла и смотрела, как он закуривает.
- Играешься, милиционер. - И догадалась - почему: - Молодой еще, не
надоело.
Тут нахрап не пройдет. Казарян затянулся "Примой" и спросил очень
просто:
- Я так думаю, вы по мокрому делу проходить не хотите?
- Давишь? Не так, так этак. Что нужно-то?
- Нужно-то? Нужно местонахождение Николая Самсонова, у которого вы -
почтовый ящик.
- Доказать это можешь?
- Шутя-играя.
- Мальчонку, значит, прихватил, - без труда сообразила Евдокия
Григорьевна. - Если Колька на убийство пошел, сдам я тебе его, милиционер.
- Зовите меня проще. К примеру - Роман Суренович. Когда Самсонов вас
навещает?
- Через два дня на третий. Был вчера, но вчера почты ему не было.
- Это я знаю. Бывает днем, вечером?
- Днем я работаю. Вечером. Часов в восемь-девять. Как же этот дурак в
такое дело влез?
- Как дураки влезают - по глупости. Маловероятно, но, может быть,
знаете: где его хата сейчас?
- Не знаю. Господи, какой идиот! - Она села наконец, от окурка
прикурила целую папиросу.
- Я понимаю, всякое бывает. С уголовниками - ладно, но связаться с
уголовником-дегенератом!.. Как вы могли, умная женщина?
- Племянник. Сын сестры моей несчастной.
- Вы не будете возражать, если послезавтра придут сюда два молодых
человека и вместе с вами подождут вашего племянника?
- Не буду.
- Тогда я пойду. Извините за беспокойство, Евдокия Григорьевна. -
Казарян встал. Встала и Евдокия Григорьевна. - Нескромный вопрос: судя по
ясности мышления и жесткости решений, вы - медицинский работник?
- Хирургическая сестра, - ответила Евдокия Григорьевна, и они
улыбнулись друг другу.

Сергей Ларионов пил пиво в пивном зале номер три. Во втором его
отсеке, который отделяли от первого три ступеньки вниз, он пил уже третью
кружку, потому что шел уже второй час его пребывания здесь. Ждал. А ждать
в пивном зале необременительно: тяни потихоньку пиво, хрусти раками и
разглядывай публику.
Он пришел. Он пришел и остановился на первой ступеньке, оглядывая зал
и выбирая место. За ним остановился услужливый официант с тремя полными
кружками пива в правой руке и тарелкой раков в левой. Куда же ему сесть?..
Сиреневые брючки, светло-серый буклевый пиджак, ярко-красные башмаки на
толстом, причудливо изрезанном каучуке. К стилягам? Падающая походка на
расслабленных ногах, окурок, неизвестно как державшийся на губе, локти,
прижатые к торсу, руки, готовые на все... К уголовникам?.. Мечтательный
взгляд поверх голов, в суть мироздания, в никуда. К поэтам?
Ларионов усмехнулся, встал, оставив на мраморе червонец и, не заметив
карточного каталу Вадика Гладышева по кличке Клок, направился к выходу.

В кинотеатре "Новости дня", на непрерывке, целыми днями хоронили
Иосифа Виссарионовича. Человек десять-пятнадцать из зала наблюдали, как
это делали миллионы.
Ларионов сел с краешка второго ряда и стал смотреть на с трудом
сдерживающего слезы, слегка заикающегося Вячеслава Михайловича Молотова,
произносившего речь.
Клок явился, когда Сталина хоронили в третий раз. Он комфортно уселся
в первом ряду, посмотрел-посмотрел кино и вышел боковым выходом. Вышел и
Ларионов.
Походили переулочками, выбирая место. Клок впереди, Ларионов сзади.
Не доходя Патриарших, Клок нашел подходящий дворик.
Серело - начинался вечер. В оконцах загорались электрические
лампочки. Уселись на низенькой старушечьей скамеечке, запахнули
пальтуганы, подняли воротники - сыро, знобко. Не здравствуй, не прощай,
словно в продолжение долгого разговора, Клок начал:
- Когда его хоронили, я с Гришкой Копеечником в "Советский" заскочил
погреться. Вошли в зал - аж страшно стало, мы - единственные. У стен, как
вороны, официанты неподвижные, у эстрады - лабухи кружком. И все молчат.
Заказали мы парочку "Двина", икры, стерлядки заливной - будто в пост.
Понтель нас быстренько обслужил - и опять к стенке, горевать. Выпили по
первой, по второй, побеседовать захотелось. Позвали ударника из оркестра,
поднесли. Выпил он, закусывать не стал. И к своим удалился, для дальнейших
переживаний.
- К чему это ты мне, Вадик, рассказываешь? - поинтересовался
Ларионов.
- Сажать теперь будут по-старому или по-новому?
- По УПК, Вадик, опять же по УПК.
- По-старому, значит. - И без перехода. - Зачем понадобился?
- О правиле в последнее время не слыхал? - очень просто спросил
Ларионов.
- Ну Алексеевич, ты даешь! - восхитился Вадик.
- Я не даю, я спрашиваю.
- А я не отвечаю.
- Зря.
- Алексеевич, не дави, - попросил Вадик.
- Выхода нет.
Помолчали. Вадик рассматривал свои восхитительные башмаки. Наконец
оторвал взор от ярко-красного чуда.
- Я тебе, Алексеевич, не помогаю, скажи?! Все, что тебе надо, в ключе
несу. А сегодня - один сказ. Я хевру сдавать не буду.
- Ты ее уже сдал, Вадик.
- Вам виднее, - перешел на официальное "вы" Вадик.
- Хевра-то, по меховому делу?
- По меховому или еще по какому, мне что за дело. Знаю, собиралось
правило, и все.
- Правило это убийство определило, Вадик.
- Поэтому я и кончик тебе дал.
- Кончик ты мне дал не потому, - грубо возразил Ларионов. - Кончик ты
мне дал, потому что ты у меня на крючке. И не забывай об этом.
- У тебя забудешь! - в злобном восхищении отметил Вадик.
А Смирнов решил навестить Костю Крюкова, благо жили в одном доме.
Прямо с работы, не заходя к себе, Александр ткнулся в шестую дверь налево.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.