read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



садовнику заострять колышки. У доктора в кабинете сидел какой-то посетитель,
но, по словам миссис Стронг, он должен был скоро уйти, и она просила нас
подождать. Вместе с ней мы вошли в гостиную и уселись у окна, за которым
сгущалась темнота. Во время наших посещений никаких церемоний не
соблюдалось, ведь мы были старые друзья да к тому же соседи.
Не прошло и нескольких минут, как миссис Марклхем, которая всегда
умудрялась из-за чего-нибудь суетиться, вошла в комнату с газетой в руке и
сказала, задыхаясь:
- Боже мой! Почему ты меня не предупредила, что в кабинете кто-то есть?
- Но откуда же мне было известно, милая мама, что вы хотите об этом
знать? - спокойно ответила миссис. Стронг.
- Хочу ли я знать! - повторила миссис Марклхем, опускаясь на софу. -
Никогда еще я не бывала так потрясена.
- Значит, вы были в кабинете, мама? - спросила Анни.
- Была ли я в кабинете! - возбужденно воскликнула миссис Марклхем. -
Конечно, была! Я застала этого превосходного человека... вы только
представьте себе, что я почувствовала, мисс Тротвуд и Дэвид! Я застала его
за составлением завещания!
Ее дочь быстро отвела взгляд от окна.
- Да, застала его за составлением завещания, дорогая Анни, - повторила
миссис Марклхем, расстилая на коленях газету, как скатерть, и разглаживая ее
руками. - Какая предусмотрительность и какая любовь! Я должна рассказать
вам, как это было. Я непременно должна воздать должное моему миленькому
доктору - о! я не могу называть его иначе! - и рассказать, как это
произошло.
Может быть, вам известно, мисс Тротвуд, что в этом доме не зажигают
свечей, пока глаза буквально на лоб не вылезут, если вздумаешь вечером
почитать газету. И в этом доме, кроме как в кабинете, нет кресла, где можно
расположиться и заниматься чтением газеты так, как читаю ее я. Поэтому я
пошла в кабинет, где горела свеча. Я открыла дверь. Кроме дорогого доктора,
там находились двое мужчин, несомненно имеющих отношение к юриспруденции, и
все трое стояли у стола, а у миленького доктора в руке было перо. "Этим я
только выражаю", - говорит доктор... Анни, душа моя, слушай, я повторяю к
точности каждое его слово! "Этим я только выражаю, джентльмены, свое доверие
к миссис Стронг, которой и оставляю все свое состояние без всяких условий".
Один из джентльменов повторяет: "Все свое состояние без всяких условий". Вы
можете представить себе чувства матери! Я только сказала: "Боже мой!
Простите!" - споткнулась о порог и ушла оттуда задним коридором, тем самым,
где кладовая.
Миссис Стронг открыла застекленную дверь, вышла на веранду, где и
остановилась, прислонившись к колонне.
- Но вы только подумайте, мисс Тротвуд и вы, Дэвид! - продолжала миссис
Марклхем, машинально провожая дочь взглядом. - Разве это не вдохновляющее
зрелище - видеть, что человек в возрасте доктора Стронга обладает такой
силой духа и способен совершить такой поступок! Это только доказывает, как я
была права. Когда доктор Стронг оказал мне честь и, посетив меня, просил ее
руки, я сказала Анни: "Что касается твоего обеспечения, моя дорогая, не
сомневаюсь, доктор Стронг сделает для тебя еще больше, чем обещает сделать".
Тут зазвонил колокольчик, и мы услышали шаги удалявшихся посетителей.
- Несомненно, уже все кончено, - прислушавшись, сказал Старый Вояка. -
Дорогой нам человек подписал, припечатал и вручил завещание, и теперь на
душе у него спокойно. Он это заслужил! Какая у него душа! Анни, милочка, я
иду в кабинет со своей газетой, потому что без новостей я прямо-таки
несчастный человек. Мисс Тротвуд и Дэвид, прошу вас, повидайтесь с доктором.
Следуя за ней вместе с бабушкой в кабинет, я заметил стоявшего в темной
комнате мистера Дика, который складывал свой ножик, заметил, что бабушка с
ожесточением потирает нос, выражая этим свое возмущение нашим воинственным
другом, но кто вошел в кабинет первым и каким образом очутилась в один
момент миссис Марклхем в своем удобном кресле, и почему мы с бабушкой
замешкались перед дверью (быть может, глаза ее были острее моих, и она меня
удержала), - всего этого я не помню. Но я помню, что мы увидели доктора,
прежде чем он заметил нас, - он сидел за своим столом среди фолиантов,
которые так любил, сидел спокойно, подперев голову рукой. Помню, в тот же
самый миг мы увидели, как в комнату проскользнула бледная и трепещущая
миссис Стронг. Помню, мистер Дик поддерживал ее. Помню, другой рукой он
коснулся руки доктора, который поднял на него отсутствующий взгляд. Помню,
как только доктор поднял голову, его жена упала на колени к его ногам и,
умоляюще простирая руки, взглянула на него тем неповторимым взглядом,
который я никогда не забуду. Помню, как при виде этого миссис Марклхем
выронила газету и на лице ее появилось такое выражение, что оно скорей всего
подошло бы деревянной голове на носу корабля, который называется
"Изумление".
Когда я это пишу, я не вспоминаю, а вижу воочию удивление доктора и его
нежность, достоинство, с которым его жена умоляюще простирала руки,
трогательное волнение мистера Дика и явственно слышу, как бабушка с самым
серьезным видом шепчет про себя: "И вот этот человек - сумасшедший!" -
выражая свое торжество по поводу того, что спасла его от большой беды.
- Доктор! - окликнул мистер Дик. - Да в чем же дело? Поглядите-ка!
- Анни! - воскликнул доктор. - Встаньте, встаньте, моя дорогая!
- Нет! - ответила она. - Умоляю, пусть никто не уходит! О мой супруг,
мой отец, нарушим это долгое молчание! Мы оба должны знать, что между нами
произошло!
Тут миссис Марклхем обрела дар речи и, распираемая фамильной гордостью
и материнским негодованием, воскликнула:
- Анни! Немедленно встань! Ты унижаешь себя, и твоим родным стыдно за
тебя! Или ты, может быть, решила свести меня с ума?
- Мама! Не надо вмешиваться... - отозвалась Анни. - Я обращаюсь к моему
мужу, и даже вы здесь - ничто!
- Ничто! - вскричала миссис Марклхем. - Я - ничто! Моя дочь рехнулась!
О, дайте мне стакан воды!
Не отрываясь, я следил за доктором и его женой и не обратил внимания на
эту просьбу, на которую, впрочем, никто не отозвался. И миссис Марклхем,
выпучив глаза, запыхтела и стала обмахиваться газетой.
- Анни! - сказал доктор, нежно привлекая ее к себе. - Любовь моя! Если
в нашей совместной жизни с течением времени произошла неизбежная перемена,
вы в этом не повинны. Вина моя, только моя. Но я по-прежнему вас люблю и
уважаю, по-прежнему восхищаюсь вами. Я хочу, чтобы вы были счастливы. Я
преданно люблю вас и почитаю. Встаньте, Анни, прошу вас, встаньте!
Но она не поднималась с колен. Пристально поглядев на него, она
придвинулась к нему ближе, положила ему на колени руку и, склонив на нее
голову, сказала:
- Если есть у меня здесь друг, который ради меня или ради моего мужа
может отозваться, если есть у меня здесь друг, который может громко
высказать те догадки, какие иной раз нашептывало мое сердце, если есть у
меня здесь друг, который почитает моего мужа или когда-нибудь был ко мне
расположен, и этому другу известно хоть что-нибудь, чем нам можно помочь, -
я умоляю его говорить!
Наступило глубокое молчание. После короткого мучительного колебания я
его нарушил.
- Миссис Стронг! - сказал я. - Мне кое-что известно, но доктор Стронг
настойчиво просил меня держать это в строжайшей тайне. Вплоть до
сегодняшнего вечера я это скрывал, но, мне кажется, настало время, когда
скрывать дальше - значит совершать ошибку из-за ложной деликатности: ваш
призыв позволяет мне нарушить его приказ.
На мгновение она повернула ко мне лицо, и я понял, что прав. Я не мог
бы сопротивляться этому умоляющему взгляду, даже если бы уверенность,
которую я в нем почерпнул, была менее тверда.
- Наш мир и покой, быть может, в ваших руках, - сказала она. - Я верю,
что вы ничего не утаите. Что бы вы или кто бы то ни было другой мне ни
сказали, я заранее знаю: ничто не может бросить тень на благородство моего
мужа. Если вам кажется, что ваши слова заденут меня, пусть это вас не
смущает. Я сама дам ответ ему, а также господу!
После такой страстной мольбы я, не спрашивая разрешения доктора и
только немного смягчив грубость Урин Хипа, откровенно рассказал обо всем,
что произошло в той же самой комнате в тот памятный вечер. Невозможно
описать, как таращила глаза миссис Марклхем и как пронзительно она
вскрикивала, прерывая мой рассказ.
Когда я умолк, Аини оставалась безмолвной, голова ее по-прежнему была
склонена. Потом она взяла руку доктора (он сидел в той же позе, в какой мы
его застали), прижала к своей груди и поцеловала. Мистер Дик осторожно помог
ей встать, и, опираясь на него и не сводя глаз с мужа, она заговорила:
- Я открою все, что было у меня на сердце с того дня, как мы стали
мужем и женой, - сказала она тихо, покорно и трогательно. - Теперь, после
того как я все узнала, я не могла бы жить, если бы что-нибудь утаила.
- Но я никогда не сомневался в вас, Анни, дитя мое, - ласково сказал
доктор. - Это лишнее, уверяю вас, это совсем лишнее, дорогая моя.
- Нет, это очень важно, чтобы я открыла всю свою душу перед таким
благородным и великодушным человеком, которого, год за годом и день за днем,
я любила и почитала все больше и больше, о чем знает господь! - сказала она
тем же топом.
- Ох! - прервала миссис Марклхем. - Если у меня еще есть какое-то
благоразумие...
(- Но у тебя его нет, интриганка! - с негодованием прошептала бабушка.)
- ...я должна сказать, что совсем не нужно касаться подробностей.
- Только мой муж может об этом судить, мама, - сказала Анни, не отрывая
взгляда от его лица. - И он выслушает меня. Если то, что я скажу, мама,
будет вам неприятно, - простите! Я сама нередко и подолгу мучилась.
- Ох, боже мой! - охнула миссис Марклхем.
- Когда я была совсем маленькой, еще в детстве, - продолжала Анни, -
все мои знания, даже самые начальные, я получила от терпеливого и всегда



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 [ 151 ] 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.