read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



заботится. Заботятся лишь о шкуре -- она ближе и дороже. Так вот этот самый
унтер Ганс Гольбах прекрасно наловчился беречь свою шкуру. Редкий тип.
Редкая боевая биография. Воюет с начала войны в окопах. Был в русском плену.
Бежал! Из русского плена бежал! Такого можно за деньги показывать! Почему-то
мало кто убегал из русского плена. То ли там хорошо сторожат, то ли хорошо
содержат. А если даже и сбежишь -- к своим не дойдешь. Любой мальчишка,
любая баба выдадут, снесут башку топором, заколют вилами, отравят. "Смерть
немецким оккупантам!" -- И все тут! Большевистский иуда-писатель во всех
листовках, на всю Европу визжит: "Хочешь жить -- убей немца!" Ох уж эти
иуды! Бьют их, вешают, жгут, травят, посыпают порошком, растирают в пятна,
но они отсидятся в какой-то щели, выползут, вялые, тощие, с порошком на
заднице -- и снова принимаются за свои делишки.
Ганс Гольбах прошел войну вдоль, поперек, наискось, но унтер-офицер --
край его карьеры. Офицером ему не стать -- был в плену. Вернулся! Герой! Но
все же какой пример? Крестов Гольбаху не жалеют, медалей и орденов тоже. У
него даже есть орден какой-то королевы, шведской, что ли? Награды Гольбаха
носит в ранце Макс Куземпель. Гольбах -- налегке. У него нет никакого
имущества. Макс Куземпель трясет мешочком, бренчит наградами друга, словно
рыбацкими блеснами, посмеивается.
Старший унтер-офицер Гольбах -- бесстрашный громила, вылез из оврага,
подавая пример храбрости своим солдатам, рванул через перемычку оврагов,
птичкой слетел в траншею. Следом за ним Макс Куземпель -- куда иголка, туда
и нитка. Гольбах перед тем, как упорхнуть, подмигнул дружку своему, будто
жулик жулику, идущему на дело. Следом храбро ринулся командир роты, кто-то
из старичков бесцеремонно поймал его за сапог, стащил обратно и раздельно
произнес:
-- Сей-час не вы... -- И в том, как говорил солдат, как смотрел на
Мезингера, таился скрытый смысл. Идущего следом за Максом Куземпелем новичка
убил русский снайпер. Спустя время в траншею перебежал, обрушился пожилой,
вроде бы неуклюжий солдат, резервиста же новичка русский снайпер опять снял.
"Что за чертовщина?!" -- ломал голову Мезингер, попавши в траншею и слыша,
как его помощник по телефону непочтительно огрызался: "Быстрее нельзя,
господин майор?!" Мезингер морщился, но трубку телефона не брал. Гольбах тут
царствовал, распоряжался на боевых позициях не только за командира роты, но
и за командира батальона, держа на отлете трубку телефона, он закрывал
глаза, протирал потную шею и башку грязной тряпкой, шипел, изрыгал
ругательства.
Над траншеей прошли два советских истребителя. Не переставая вытирать
шею и башку и выслушивая наставления майора, Гольбах проводил их скучным
взглядом. Война шла своим чередом, по своим подлым законам. -- Гольбах точно
знал, что господин майор не придет на передовую, не побежит от оврага в окоп
под прицелом снайпера. Он будет сражаться в уютном месте, в селе Великие
Криницы, под накатом крепко сработанного блиндажа. И командир батальона, и
ротный знали: во всем этом военном бардаке мог еще разбираться, что-то
делать, чем-то и как-то управлять Ганс Гольбах, портовый грузчик. Раз он
пошел первым из оврага в окоп, значит, так надо. В другом месте не пойдет. В
другом месте нужно будет действовать по-другому, только вот надлежит угадать
-- как действовать.
Снайпер, будь он хоть расснайпер, -- все равно человек, все равно он
все время до предела сосредоточенным быть не может. И не в одну точку он
смотрит. У него зона, сектор -- и вот в этом секторе что-то мелькнуло.
Может, заяц промчался, может, человек, может, и померещилось что-нибудь. На
всякий случай надо за этим местом понаблюдать. Наблюдал, наблюдал -- никого.
Значит, померещилось. Распустился снайпер, пружину в себе ослабил, онемелый
палец со спусковой скобы снял. И в это время снова на противоположной
стороне что-то промелькнуло. "А-а, дак вы хитрите! -- сказал сам себе
русский снайпер. -- Теперь-то не обманете!" И уж весь он -- внимание. И вот
тебе, пожалуйста! -- чешет на всех парах по земле фриц, бренчит котелком.
Хлоп его -- и ваших нет, как говорят картежники.
Все стихло. Никто не шевелится. "Значит, фриц этот здесь ходил один,
надо другое место посмотреть", -- совершенно разумно решает русский снайпер.
И только он перенесет внимание, переключится в другую зону, глядь, двое-трое
опять проскочили, и заметьте -- старички все первые, первые!.. Пример
показывают. Гольбах на старых вояк надеется. Они много умеют... "Но так же
поступают и русские, и англичане, и американцы, и французы, и эти трусливые
мамалыжники румыны, и вороватые итальянцы, и неповоротливые умом мадьяры --
все-все предают друг друга".
Предательство начинается в высоких, важных кабинетах вождей,
президентов -- они предают миллионы людей, посылая их на смерть, и
заканчивается здесь, на обрыве оврага, где фронтовики подставляют друг
друга. Давно уже нет того поединка, когда глава государства брал копье, щит
и впереди своего народа шел в бой, конечно же, за свободу, за независимость,
за правое дело. Вместо честного поединка творится коварная надуваловка. Вот
он, офицер из благородных, из древнего германского рода, сегодня стрелял в
спину человека, стрелял и боялся, что четырьмя пулями, оставшимися в обойме,
не свалит его. Расстреляй он всю обойму в сторону вражеских окопов наугад,
его мальчишество, игра в войну, в бесстрашие стоили бы ему жизни -- русский
задавил бы его вместе с этим рахитным Лемке и попер бы на пулемет Гольбаха,
низринулся бы сверху медведем -- можно себе представить, что за свалка тогда
получилась бы в пулеметной ячейке. У русского, когда он упал, из кармана
выкатилась граната -- могло никакой схватки и не быть, русский в пулеметную
ячейку, как в колодец, булькнул бы гранату -- и для Гольбаха и холопа его --
Макса Куземпеля уже полчаса назад закончилась бы война.

"Интересно, осознают ли эти двое героев, командир роты и связной его,
которых я увел из-под огня, что обязаны мне жизнью?" -- мельком подумал
Гольбах. Но тут, на фронте, все повязаны одной судьбой, и все живые обязаны
друг другу, не благодарят за услугу. Поезд грохочет вперед, не сбавляя
скорости, остановка у многих пассажиров одна, коротко и выразительно
называется она -- кранк.
Гольбах валяется на закаменелой глине, рожу пилоткой накрыл, рожа с
прикипелой грязью в щетине, но под заросшим подбородком бледное пятно,
поднял пилотку, одним глазом скосил на своих вояк и снова сделал вид, будто
уснул. Макс Куземпель тоже морду под пилоткой скрыл -- у этого кадык, как
собачье вылизанное яйцо, -- ничего на тощей шее не растет, лишь жилы толсто
и грязно сплелись. Затрещал телефон, брошенный в ров. Гольбах, не глядя,
протянул руку, приложил трубку к уху, послушал.
-- Курт, Иохим -- за обедом. Лемке, пойдешь за жратвой обер-лейтенанта,
не забудь умыться -- вонь невыносимая. Макс, распорядись там, как положено,
и отдай вот это господину майору -- на память! -- пересыпал он из горсти в
горсть Макса половинки пяти жетонов. -- И снова пилотку на харю, снова лежит
ото всего отрешенный. -- Вы что-то хотели сказать, господин обер-лейтенант?
-- спросил он, не снимая пилотки с лица.
Да, это, пожалуй, хорошо, что Гольбах никакой почтительности не
изображает. Он и с майором-то через губу разговаривает. В глуби его глаз
беспросветная темь -- такое уж волчье одиночество во всем его облике, что
вот-вот завоет и ты ему подвоешь. Солдаты собирают термосы, котелки. Гольбах
подгреб ранец Макса Куземпеля под голову, устроился основательно: ноги его
упирались в разбитый ящик из-под мин, углом всосавшийся в осеннюю, не
желтую, а беловато-синюю с черными прожилками глину, холодом и цветом
напоминающую намогильный мрамор и блевотину одновременно. И лежит-то умелый
боец головой в сторону русских, в прокопанном из рва узком лазе. Русская
артиллерия хлещет -- старый вояка даже в мелочах ошибок не делает: чем ближе
к противнику лежишь, тем больше шансов встать невредимым.
-- Вы хотели сказать, что мы нечестно получаем пищу и выпивку? --
вжимаясь все глубже в рытвину, пробурчал Гольбах. -- Да, солдаты получат
сполна, по утреннему списочному составу жратву и выпивку.
Ничего он не хотел сказать! От роты осталась половина, что тут
говорить? И пусть солдаты напьются. Здесь вот, в навьюченном, трупами и
барахлом заваленном рву, где он сначала не мог есть, выворачивало его,
свалятся, и выдвори их потом под меткий огонь. Никому они здесь не
подчиняются, кроме своего Гольбаха, и они, вот эти разгильдяи, выживут, не
все, но выживут.
-- Я же не возражаю,-- вяло и нехотя отозвался обер-лейтенант Мезингер.
Гольбах фыркнул, сгоняя муху с грязных губ и одновременно как бы говоря:
"Еще бы ты возражал!.."
Над головой пронеслись снаряды. За рвом рассыпались, заухали разрывы,
прибавилось шуму и треску -- русские заметили оживление на позициях
противника и, зная, что у немцев начинается обед, от злости хлещут из всего,
что есть под руками. Не во все окопы, не ко всем солдатам донесут сегодня
обед.


Булдаков был жив и медленно, заторможенно начинал ощущать себя. Будучи
сам большим брехуном, он считал веселой брехней доводы артиллеристов о том.
что после большого артиллерийского огня непременно в том районе, где
бабахали орудия, будет дождь. Если бы у Булдакова и его сотоварищей было
время и возможность сосредоточиться и заметить явления не только их жизни на
плацдарме, но и окружающей природы, они б обнаружили, что почти каждую ночь
над плацдармом и близким забережьем происходит дождь, то шалый и краткий, то
осенне-затяжной, водяной пылью облегающий здешнюю местность, войну и людей
утишающий.
Прошедший день плацдарма был каким-то особенно раздерганным, психозным.
Немцы и русские то там, то тут бросались друг на дружку, и не в атаку, не в
бой, ровно бы в осатанелую собачью драку. Много было шуму, дыму, неожиданных
схваток, непредвиденных смертей, неоправданных потерь. И весь день
свирепствовала артиллерия с обеих сторон, одно звено немецких
бомбардировщиков сменяло другое -- это все, что осталось от еще недавно



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 [ 152 ] 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.