read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Мы приложили данные, извлеченные из архива Санэпидуправления и, без
сомнения, неизвестные следователю потому, что, по словам заведующего
архивом, до нас никто не заглядывал в эти пыльные, давно забытые документы.
Мы не защищали Андрея, не порочили его врагов, не утверждали, что удар
направлен против меня. Но мы постарались объяснить, что этот удар является
новой - и чудовищной - формой той борьбы, которая уже не первый год ведется
в науке.
Как в кино, где голос лжеца рассказывает одно, а на экране перед
глазами зрителей происходит другое, мы неторопливо рассказали правду, только
правду, скупую правду, подтверждая ее, когда это было необходимо,
официальной перепиской, сохранившейся в Санэпидуправлении. И равнодушные
канцелярские справки ожили, рисуя жизнь неяркую, лишенную того пламени,
которое озаряет деятельность большого таланта, но полную твердого разума,
который в любое, самое запутанное дело вносил стройность логики -
человеческой и неотразимой.
Письмо со всеми приложениями, которых, на мой взгляд, было слишком
много, подходило к концу, и мы с Петром Николаевичем, раз десять перепечатав
его на машинке, уже сочиняли последние, оказавшиеся самыми трудными, фразы,
когда произошло то, что я давно ждала: ко мне позвонил и попросил зайти
Валентин Сергеевич.
Он тяжело заболел вскоре после похорон Глафиры Сергеевны - должно быть,
дорого далось ему самообладание, которое так поразило Рубакина! Да и не
только его: о необыкновенной выдержке Валентина Сергеевича на кладбище, на
гражданской панихиде, а потом на поминальном обеде много говорили в научных
кругах.
Он лежал на диване, прикрытый толстым клетчатым пледом, и тотчас же,
едва я вошла, извинился, что вынужден принять меня, будучи "далеко не в
форме".
- Но если бы я стал дожидаться выздоровления, - бледно улыбнувшись,
сказал он, - боюсь, что мы встретились бы не скоро.
Я что-то ответила вежливо, но сдержанно и, кажется, более сдержанно,
чем нужно. Мне трудно было пересилить себя, и я не пошла бы к нему, если бы
на этом не настоял Рубакин. Мне было трудно смотреть на него, притворяясь,
что я ничего не знаю, и говорить и даже просто быть в одной комнате с ним -
в этой холодной комнате, где стояла черная высокая мебель и где в тяжелых
рамах висели картины, казавшиеся мне - что бы там ни было изображено на них
- бесстрастными зеркалами, отражавшими бесстрастную, темную, уходящую жизнь.
Мне было трудно и страшно потому что прежде, когда мы встречались - всегда
враждебно, всегда в борьбе, грозившей ему или мне чувствительными
поражениями, - меня никогда не оставляло уважение к нему, правда,
уменьшавшееся с годами. Не все средства были тогда хороши для него, и этот
оттенок уважения даже помогал мне бороться с тем Крамовым, который, несмотря
ни на что, оставался человеком науки. Теперь я видела перед собой человека,
дошедшего до распада души, до глубокого безвозвратного падения. И не
уважение - куда уж там! - а отвращение чувствовала я, сидя подле него в
мягком, удобном кресле и глядя на это замкнутое лицо с высоким лысым лбом, с
иссиня-бледными щеками, лицо, напоминавшее мне заспиртованного печального
урода-младенца.
- Вам не кажется странным, что мне захотелось встретиться с вами,
Татьяна Петровна?
- Нет, конечно. Я ожидала вашего звонка, Валентин Сергеевич.
Он вздохнул. Настольная лампа с низким абажуром стояла на круглом
столике у дивана. Он переставил ее маленькой слабой рукой. Теперь мое лицо
было освещено, его - в тени, и он смотрел на меня внимательно, пристально,
точно надеясь прочесть в моих глазах то, что я собиралась утаить от него. Но
я знала, что то, что я утаю, прочесть в моих глазах ему не удастся.
- Я не сомневаюсь, что вам было трудно заставить себя приехать ко мне,
и прежде всего позвольте мне сердечно, от всей души поблагодарить вас,
Татьяна Петровна.
Я молча наклонила голову. Он помолчал.
- Мне не удалось, к сожалению, встретиться с вами после того, что
случилось с Андреем Дмитриевичем. Я звонил, вы были в отъезде. Хотелось
сказать, что ни одной минуты я не сомневаюсь в полной его невиновности. Мы
были мало знакомы, но то немногое, что я знал о нем...
Не останавливается, не запинается, не опускает взгляда.
- Я убежден, что это недоразумение. Нашлись люди, которым он мешал,
оклеветали, очернили, поставили следствие перед необходимостью ареста. И
вот... Словом, я не сомневаюсь, что справедливость восторжествует. Иначе не
может быть, хотя бы потому, что сам Андрей Дмитриевич - кто же этого не
знает? - воплощенная справедливость.
Он говорит не останавливаясь, не запинаясь, почти не задумываясь, глядя
мне прямо в глаза.
- Татьяна Петровна, вы, без сомнения, давно догадались... Я осмелился
пригласить вас к себе потому, что вы последний человек, видевший Глафиру
Сергеевну. Я не спрашивал себя, почему она поехала к вам, несмотря на то,
что последние годы вы с нею были очень далеки. Это ее право, и святотатством
было бы с моей стороны... ну, что ли, недоумевать, что она не пожелала
проститься со мной, - он выговорил это с трудом, и пухлые губы дрогнули, как
у собравшегося заплакать ребенка. - Дело не в этом. Но хотелось бы знать
подробности. Как произошло, что она поехала именно к вам? Она звонила, вы
условились? Долго ли она пробыла у вас? О чем вы говорили? Не посетуйте на
меня, ради бога, что я... - Он тяжело вздохнул, помолчал, заговорил снова и
должен был откашляться, чтобы справиться с подступившими к горлу слезами. -
Мне нужно знать, мне необходимо знать, потому что я... я страшно виноват
перед нею.
С изумлением, почти с ужасом смотрела я на это порозовевшее от
напряжения лицо с крепко сжатыми, чтобы не расплакаться губами. Он не лгал.
Невозможно было представить себе, что он лжет. Но только ли потому ему нужно
было знать, о чем говорила со мной Глафира Сергеевна, что он был "страшно
виноват перед нею"? Не потому ли еще, что он подозревал, что Глафира
Сергеевна говорила со мной о другом?
- Что же удивительного, Валентин Сергеевич, что вам захотелось увидеть
меня? Я бы сама давным-давно приехала, если бы не боялась вас потревожить. Я
знала, что вы нездоровы.
Я говорю спокойно, неторопливо, сочувственно - не очень, но в меру.
"Хорошо ли вы взвесили свои силы?" - спросил он однажды, предлагая союз, от
которого я отказалась. И я ответила: "Думаю, что да. Ведь я училась этому у
вас, Валентин Сергеевич".
- Вы хотите услышать, как случилось, что Глафире Сергеевне в тот вечер
захотелось увидеть меня? Не знаю. Должно быть, ей вспомнилась юность,
Лопахин. Условились ли мы о встрече? Нет. Она приехала без звонка, вошла,
извинилась и сказала, что ей давно хотелось повидаться со мной... Она
сказала: "Я все-таки привязана к вашей семье, ведь ничто не проходит даром".
А говорили мы... Сперва, как это ни странно, о каком-то шелке, который она
купила, потом о Дмитрии Дмитриевиче - она интересовалась его здоровьем,
делами. Кстати, она упомянула, с ваших слов, что у него в экспедиции что-то
неладно. Я справлялась в Наркомздраве и не поняла - отмалчиваются или не
знают?
Крамов устало покачал головой.
- И то и другое. Да, кажется, что-то было. Заболела одна из сотрудниц.
- Чумой?
Он кивнул.
- Впрочем, все это слухи. Беспокоиться за него нет оснований.
- Вы в этом уверены?
- Да.
Мы помолчали. Он выжидательно поднял глаза.
- О чем же еще вы говорили с Глафирой Сергеевной?
- О вас.
- Обо мне?
- Да. О том, что вы работаете не по годам, через силу, что вы вечно
возитесь с чужими делами, что к вам обращаются полузнакомые люди. Я
познакомила ее с отцом, и она пожалела, что давно не поддерживает никакой
связи с родными. Потом она вдруг сказала: "Но не нужно все-таки думать, что
я очень плохой человек" - и это была единственная фраза, по которой можно
было судить, что она недовольна собой. Конечно, я ответила, что "очень
плохой человек" не пришел бы навестить меня в эти трудные дни, когда даже
близкие друзья бывают не часто. Она улыбнулась и попросила у меня чашку чаю.
Я говорила быстро, почти не задумываясь и заботясь только о том, как бы
увереннее, точнее солгать. Впервые в жизни я лгала с чистой совестью, потому
что только так можно было победить другую ложь, против которой не было иного
оружия.
Больше я не сомневалась в том, что Крамов пригласил меня потому, что
боялся, что Глафира Сергеевна знала то, что ей не полагалось знать, и
поехала ко мне, чтобы рассказать о доносе. Но у него была и другая цель.
Расспрашивая, испытывая меня, он постепенно стал успокаиваться. Он поверил,
что мы с Глафирой Сергеевной разговаривали о пустяках и что я поражена тем,
что, решившись покончить с собой, она с такой настойчивостью возвращалась к
мелочам ежедневной жизни. Он поверил мне и тогда исподволь, осторожно стал
подходить к своей главной цели.
- Татьяна Петровна, Кипарский мне говорил, что вы просили его
подписаться под поручительством... Почему вы не обратились ко мне? Неужели
вы думаете, что наши отношения, каковы бы они ни были, помешали бы мне
засвидетельствовать, что Андрей Дмитриевич человек безупречный?
Я промолчала.
- Представить себе, что несходство научных взглядов может заставить
меня отвернуться, - дурно же вы думаете обо мне, милая Татьяна Петровна!
Я ответила:
- Да, я пожалела, что не обратилась к вам, Валентин Сергеевич. Тем
более что я даже не получила ответа.
- Вот видите. - Слабая тень оживления прошла по его бледному лицу с



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 [ 152 ] 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.