read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



и поцеловала меня. - Ты рассеяла мои опасения. Я появлюсь в твоем доме,
когда ты поймешь свое заблуждение, и надеюсь, что твоя связь с этой Грийо
будет недолгой. Однако давай переменим тему, - продолжала она. - Тебя не
удивил в прошлый раз тот факт, что я так свободно и раскованно играла роль
шлюхи?
- Откровенно говоря, нисколько. Ведь я знаю глубину твоего ума и не
сомневаюсь в твоих способностях.
- Но это еще не все, на что я способна. Кстати, оба кардинала делают
погоду в Ватикане, и у меня есть свои причины ублажать их, не говоря уже о
том, что они щедро платят, а я слишком люблю деньги. А теперь признайся мне,
Жюльетта: ведь это ты обокрала Альбани? Не бойся: я никому не скажу и не
стану упрекать тебя, ибо я так же неравнодушна к подобным проказам, и кто
знает, может быть, я не меньше, чем ты, выудила у этих негодяев? Воровство
доставляет мне удовольствие и возбуждает меня. Оно даже ускоряет оргазм - со
мной обыкновенно так и бывает. Стыдно воровать для пропитания, но воровать
для утоления страсти - приятно.
Мы с Олимпией совершили вместе немало безумств, и я решила довериться
ее слову, тем более, что, на мой взгляд, можно спокойно признаться в мелком
поступке человеку, который был вашим соучастником в серьезных преступлениях.
- Мне очень хочется, чтобы ты как можно лучше узнала меня, - сказала я
Олимпии, - и твои предположения мне лестны: да, я действительно украла эти
деньги. Более того, я сделала так, чтобы казнили невинное существо, на
которое я бросила подозрение в краже, и удачного совпадения этих маленьких
гнусностей было достаточно, чтобы я получила поистине плотское наслаждение.
- Ах, черт меня побери, как мне знакомо это ощущение! Примерно год тому
назад я сделала то же самое, и мне хорошо известны все приятные моменты,
которые сопровождают плевок в лицо добропорядочности. Но пришла я к тебе для
того, чтобы сообщить, что в самом скором времени мы будем ужинать с его
святейшеством: Браски собирается приобщить нас к его чудовищным утехам.
Именно чудовищным, так как Наместник Христа развращен до крайности,
безжалостен и кровожаден чтобы поверить этому, это надо увидеть. Совсем
рядом с помещением, где будет происходить эта оргия, находится сокровищница
Ватикана, я знаю, как открыть дверь, а там есть чем поживиться. Поверь,
Жюльетта, взять деньги не составит никакого труда: его святейшество в этом
отношении беззаботен, тем более, что мы станем свидетельницами его
мерзостей. Так ты согласна помочь мне в этом предприятии?
- Разумеется.
- Я могу ни тебя положиться?
- Какой может быть разговор, если речь идет о преступлении?
- Но Грийо ничего не должна знать об этом.
- Это предупреждение совершенно излишнее, дорогая княгиня, и не думай,
будто мимолетная прихоть заставит меня забыть наши отношения или причинить
им вред: меня просто забавляет эта интрижка, но всерьез я принимаю только
настоящее распутство, только ему есть место в моем сердце, только оно
способно возбудить меня, и я принадлежу единственно ему.
- Да, злодейство обладает замечательными свойствами, - кивнула Олимпия,
- и на меня не действует ничто так сильно в сравнении с ним любовь - это
невыносимо скучная штука. Ах, радость моя, - все больше воодушевлялась
княгиня, - я дошла до такой стадии, где мне необходимо прибегнуть к
преступлению, чтобы возбудиться хоть чуточку. Преступление, совершенное мною
из мести, кажется мне ничтожным пустяком с тех пор, как ты ввела меня в мир
мерзостей, связанных с похотью.
- Совершенно верно, - добавила я, - самые сладостные преступления - это
те, которые ничем не мотивированы. Жертва должна быть абсолютно безвинной:
если она причинила нам какое-нибудь зло, наш поступок будет в какой-то мере
оправдан, но только наша несправедливость становится источником самых чистых
и бескорыстных наслаждений. Надо творить зло, надо быть злым и жестоким -
вот великая и непреложная истина, но об этом не может быть и речи, когда
наша жертва не меньше, чем мы сами, заслуживает своей участи. В этом случае
особенно рекомендуется неблагодарность, - продолжала я, - ибо
неблагодарность с твоей стороны есть еще один лишний удар, который ты
наносишь жертве, тем самым ты заставляешь ее горько пожалеть, что она
когда-то доставила тебе приятные минуты, и это обстоятельство само по себе
заставит тебя испытать огромное блаженство.
- О, да, да! Я прекрасно тебя понимаю и надеюсь, что меня ждут впереди
редкие и изысканные удовольствия... Мой отец еще жив, он всегда был
бесконечно добр и внимателен ко мне. он до сих пор обожает меня и одаривает
подарками я много раз кончала при мысли разорвать эти узы: я терпеть не
могу чувствовать себя кому-то обязанной, это меня удручает и лишает покоя, и
я давно собираюсь избавиться от этого бремени. Говорят, отцеубийство - это
самое черное преступление, и даже представить себе не можешь, как сильно оно
меня искушает... Но послушай, Жюльетта, и посуди сама, до чего доходит мое
порочное воображение. Ты должна помочь мне. Я знаю, что будь на моем месте
кто-нибудь другой, ты бы вдохновила его, убрала бы все преграды с его пути
ты бы ему доказала, что если трезво смотреть на вещи, нет ничего дурного в
убийстве отца, а поскольку ты необыкновенно умна и красноречива, твои
аргументы без труда убедят кого угодно. Но я прошу употребить все свои
способности и в данном случае поступить совершенно иным образом: мы с тобой
уединимся в спокойном уголке, ты будешь ласкать меня и рисовать ужасную
картину преступления, которое я задумала, рассказывать о наказании,
полагающемся за отцеубийство, будешь упрекать меня и отговаривать от этого
чудовищного плана чем настойчивее будут твои уговоры, тем тверже сделается
мое намерение, ведь, насколько я понимаю, сладострастный трепет предвкушения
рождается именно из этого внутреннего конфликта, из которого я должна выйти
победительницей.
- Чтобы задуманное тобою предприятие увенчалось полным успехом, -
вставила я, - надо привлечь к нему кого-то третьего, и еще: лучше, если я
буду не ласкать тебя, а, так сказать, наказывать. То есть мне придется тебя
выпороть.
- Выпороть? Ну конечно же, Жюльетта! Ты совершенно права, абсолютно
права, - обрадовалась Олимпия. - Признаться, сама я не додумалась до этого.
А кто будет третьим?
- Пригласим Раймонду и Элизу, они будут возбуждать и облизывать тебя во
время экзекуции.
- И после этого мы сразу примемся за дело?
- У тебя есть подходящие орудия и инструменты?
- Есть, конечно.
- Какие же?
- Три или четыре видов ядов, которыми, кстати, в Риме пользуются не
реже, чем, скажем, солью или мылом.
- Они достаточно сильны?
- Да нет, они скорее медленного и мягкого действия, но вполне надежны.
- Это не годится. Если ты хочешь насладиться сполна, жертва должна
страдать жестоко, ее агония должна быть ужасной. В продолжение ее страданий
ты будешь мастурбировать, но как ты собираешься дойти до оргазма, если даже
не увидишь боли на отцовском лице? Вот, возьми, - я достала из секретера
небольшой пакетик с самыми сильными снадобьями мадам Дюран, - пусть это
проглотит тот, кто сотворил тебя его мучения будут продолжаться не менее
сорока часов, на них будет страшно смотреть, и тело его буквально разорвется
на части на твоих глазах.
- Ах ты, дьявольщина! Скорее, Жюльетта, скорее помоги мне: я вот-вот
кончу от твоих слов.
Я позвонила, вошли Элиза и Раймонда, Олимпия тут же поставила их на
колени, склонилась над ними, предоставив мне свои прекрасные обнаженные
ягодицы я взяла в руку хлыст и принялась пороть ее - вначале нежно, как бы
лаская, затем все сильнее и сильнее и в продолжение всего ритуала произнесла
приблизительно такую речь:
- Нет никакого сомнения в том, что самое ужасное на земле преступление
- отнять жизнь у человека, который дал ее тебе. За его преданность и заботу
мы оказываемся перед ним в неоплатном долгу и должны вечно благодарить его.
У нас нет более святых обязанностей, кроме как беречь и лелеять его.
Преступной следует считать саму мысль о том, чтобы тронуть хоть волосок на
его голове, и негодяй, который замышляет какие-то козни против своего
создателя, заслуживает самого сурового и скорого наказания, никакое
наказание не будет слишком жестоким за его чудовищный поступок. Прошли века,
прежде чем наши предки осознали это, и только совсем недавно приняли законы
против негодяев, которые покушаются на жизнь родителей. Злодей, способный
забыть о своем долге, заслуживает таких пыток, которые еще даже и не
придуманы, и самая жестокая мука представляется мне слишком мягким
вознаграждением за его неслыханное злодейство. И не придумано еще таких
суровых и гневных слов, чтобы бросить в лицо тому, кто настолько погряз в
варварстве, настолько попрал все свои обязанности и отказался от всех
принципов, что посмел даже подумать об уничтожении отца своего, который дал
ему высшее счастье - жить на белом свете. Пусть те же фурии Тартара выйдут
из своих подземелий, поднимутся сюда и придумают муки, достойные твоего
гнусного замысла, и я уверена, что муки эти все равно будут для тебя
недостаточны.
Я произнесла эти гневные речи, не переставая усердно работать хлыстом и
рвать на части тело блудницы, которая, обезумев от похоти, от мысли о
злодействе и от блаженства, извергалась снова и снова, почти без передышки,
в руках моих искусных служанок.
- Ты ничего не сказала о религии, - неожиданно заметила она, - а я
хочу, чтобы ты обличила мое преступление с теологической точки зрения и
особенно напомнила о том, насколько сильно оскорбит мой поступок Бога.
Расскажи мне о нашем Создателе, о том, как я оскорбляю его, об аде, где
демоны будут поджаривать меня на костре, после того, как здесь, на земле,
палач расправится с моим телом.
- Ах ты, несчастная грешница! - тут же вскричала я. - Ты хоть
представляешь себе всю тяжесть оскорбления, которое собираешься нанести
Всевышнему? Понимаешь ли ты, что всемогущий Господь наш, средоточие всех



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 [ 155 ] 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.