read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Если я не ошибаюсь, - голос ее прервался, - но вы вошли в кухню в тот
вечер, когда она сжалилась надо мной? Она не оттолкнула меня, как другие,
она была ко мне так добра, так помогла мне... Это были вы, сэр?
- Да, это был я.
- Если бы я причинила ей зло, я давно была бы уже в реке, - сказала
она, и страшен был ее взгляд, который она бросила на воду. - Я очутилась бы
на дне в первую же зимнюю ночь, если бы в том была и моя вина!
- Причина ее бегства хорошо известна, - сказал я. - Вы ни в чем не
виноваты, мы этому верим, мы это прекрасно знаем.
- О, если бы у меня было не такое дурное сердце, я могла бы стать лучше
благодаря ей! - воскликнула девушка с горьким сожалением. - Как она была ко
мне добра! Как ласково она со мной говорила и как она была права! Подумать
только, я ведь знаю, кто я такая, - так разве могла бы я захотеть, чтобы и
она стала такой же! Я потеряла все на свете, жизнь мне не дорога. А тяжелей
всего для меня, что мы расстались с ней навсегда!
Мистер Пегготи стоял, опустив глаза, и держался одной рукой за планшир
лодки, а другой закрыл лицо.
- Незадолго до того вечера, когда шел снег, я узнала от кого-то из
нашего города о том, что случилось... - плача, говорила Марта. - Горше всего
мне было думать, что люди вспомнят, что я была с ней когда-то знакома, и
скажут, будто я ее совратила. Видит бог, я готова умереть, лишь бы вернуть
ей доброе имя!
Она давно отвыкла владеть собой, и было страшно смотреть, как она
терзалась от горя и угрызений совести.
- Что я говорю! Умереть - это нетрудно. Я согласилась бы жить! - рыдала
она. - Я согласилась бы жить, я состарилась бы на этих проклятых улицах, я
бродила бы по ним в темноте, и все бы шарахались от меня, а я бы видела, как
загорается день над этими мрачными домами, и вспоминала, как то же самое
солнышко заглядывало, бывало, в мою комнату... Да, чтобы ее спасти, я готова
была бы пойти даже на это!
Опустившись на землю, она схватила горсть камешков и сжала их так,
словно собиралась раскрошить. И снова скорчилась, сжалась в комок - ее руки
судорожно напрягались, она сплетала пальцы перед лицом, как бы заслоняясь от
света, и голова ее поникала словно под тяжестью невыносимых воспоминаний.
- Что же мне делать? - сказала она наконец, борясь с отчаянием. - Как
мне дальше жить - такой, как я? Я - проклятая, я позорю всех, к кому бы ни
подошла! - Вдруг она повернулась к моему спутнику. - Растопчите. Убейте
меня! Когда она была еще вашей гордостью, вы считали, что я ее опозорю, если
на улице коснусь ее рукой! Вы не поверите ни единому звуку, что бы я ни
сказала. Да разве могли бы вы поверить! Вы сгорели бы от стыда, даже вот
теперь, если бы мы с нею обменялись хоть словом. Я не жалуюсь. Я не говорю,
что она такая же, как я, - я знаю, какое между нами расстояние! Я только
хочу сказать, что хоть я и преступная и презренная, но благодарна ей от всей
души и люблю ее. О!
Не думайте, что я уже больше никого не могу любить! Отшвырните меня,
как это сделали все остальные! Убейте меня за то, что я такая, за то, что я
когда-то знала ее, но не думайте так обо мне!
Не помня себя, она умоляла его об этом, а он смотрел на нее и, когда
она умолкла, тихонько ее поднял.
- Марта! - сказал мистер Пегготи. - Упаси бог, я тебе не судья.
Кому-кому, но не мне судить тебя, моя девочка! Коли ты так думаешь, значит
ты совсем не знаешь, как я за это время изменился... - Он помолчал, потом
продолжал: - Так-то... Ты не понимаешь, почему этот джентльмен и я хотим с
тобой поговорить. Ты не знаешь, зачем нам это нужно. Ну, так слушай.
Его слова возымели на нее действие. Съежившись, она стояла перед ним и
как будто боялась посмотреть ему в глаза, но ее бурная скорбь утихла и
словно стала немой.
- Если ты слышала, о чем мы говорили с мистером Дэви в тот вечер, когда
шел сильный снег, - продолжал мистер Пегготи, - ты знаешь, что я пошел
искать - и где только я не искал! - мою дорогую племянницу. Да, мою дорогую
племянницу, - повторил он твердо. - Потому что, Марта, она мне еще дороже
теперь, чем раньше...
Она закрыла лицо руками, но не пошевельнулась.
- От нее я слышал, - продолжал мистер Пегготи, - что ты рано осталась
без отца, без матери и не было у тебя никого, кто заменил бы их тебе, как
это бывает у нас, у рыбаков. Кто знает, будь у тебя какой-нибудь близкий
человек, ты привязалась бы к нему и для него стала бы заместо дочери,
точь-в-точь как для меня моя племянница.
Она дрожала, и он поднял с земли ее шаль и заботливо накинул ей на
плечи.
- Я знаю - она пойдет со мной хоть на край света, только бы ей меня
увидеть, - продолжал он, - но знаю я также, что она готова убежать на край
света, только бы не видеть меня... Потому что, хоть она и уверена в том, что
я ее люблю... да... уверена, уверена, - повторил он, непоколебимо убежденный
в истинности своих слов, - но ей стыдно, и этот стыд нас разделяет.
В каждом его слове, ясном и вразумительном, я находил новое
подтверждение того, что он обдумал все это до мельчайших подробностей.
- Мистер Дэви и я, - продолжал он, - мы оба думаем, что наступит пора,
когда она, бедняжка, одна-одинешенька, направится в Лондон. Мы верим, -
мистер Дэви, я и все мы, - что ты так же не повинна в той беде, которая с
ней стряслась, как младенец в утробе матери. Ты говорила, что она была
кроткой, ласковой, доброй к тебе. Я это знал, да благословит ее господь! Я
знал, она всегда и ко всем людям так относилась. Ты благодарна ей и любишь
ее. Так помоги же нам ее найти, и господь тебя вознаградит!
Тут она впервые быстро взглянула на него, словно не верила своим ушам.
- И вы мне доверитесь? - тихо и удивленно спросила она.
- Всей душой. - ответил мистер Пегготи.
- Вы поручаете мне с ней поговорить, если я ее найду? Дать ей приют,
если у меня будет, где приютить ее? А потом, не говоря ей ни слова, пойти к
вам и привести вас к ней? - спросила она торопливо.
Мы оба в один голос ответили:
- Да.
Она подняла глаза и торжественно обещала, что отдаст всю себя этому
делу. Никогда она не откажется от него, никогда не отречется, ничто не
отвратит ее от этого дела, пока остается хоть какая-то надежда. А если она
не соблюдет верность ему и станет колебаться на пути к цели, которая теперь
убережет ее от греха, да падет еще больший позор на ее голову и да будет
она, если только это возможно, еще более несчастна, чем теперь, в этот вечер
на берегу реки! И да лишится она навсегда помощи людей и бога!
Говорила она чуть слышно и обращалась не к нам, а к ночному небу. Потом
застыла в глубоком раздумье, не отрывая глаз от темной воды.
Тогда мы решили сообщить ей то, что нам было известно, и я подробно
рассказал ей все. Она слушала с великим вниманием, лицо ее поминутно
менялось, но выражало все ту же решимость. На глаза навертывались слезы, но
она тотчас же овладевала собой. Казалось, будто душа ее переродилась и она
обрела глубокое спокойствие.
Когда я кончил свой рассказ, она спросила, как нам дать знать в случае
необходимости. Я вырвал из записной книжки листок и при тусклом свете
уличного фонаря написал на нем наши адреса, а она спрятала листок у себя на
груди. Я спросил, где она живет. Она помолчала, ответила, что не живет
подолгу на одном месте. И, пожалуй, лучше нам ничего не знать.
Мистер Пегготи шепнул мне несколько слов; та же мысль пришла и мне в
голову, и я вытащил кошелек, но мне не удалось уговорить ее взять деньги; не
удалось также добиться у нее обещания, что она возьмет деньги в другой раз.
Я убеждал ее, что мистера Пегготи никак нельзя назвать бедняком и мы никоим
образом не можем согласиться, чтобы она тратила на поиски свои собственные
деньги. Но она оставалась непреклонной. Даже мистер Пегготи не смог ее
убедить. Она горячо благодарила его, но была непоколебима.
- Можно найти какую-нибудь работу... Я постараюсь найти, - сказала она.
- Ну, возьмите хотя бы немного, пока вы не нашли, - убеждал я.
- Я не могу получать деньги за то, что обещала вам сделать, - сказала
она. - Умирай я с голоду, я и тогда не смогла бы их взять. Дать мне деньги -
это значит лишить меня вашего доверия, отнять у меня цель, которую вы мне
поставили, отобрать то единственное, что спасает меня от реки.
- Во имя великого судии, перед которым и вы и все мы предстанем в день
Страшного суда, отбросьте эту ужасную мысль! - сказал я. - Каждый из нас,
если только захочет, может творить добрые дела.
Она вздрогнула, стала еще бледней, и губы ее задрожали, когда она
ответила:
- Может быть, вам дано было спасти и привести к покаянию погибшее
существо. Боюсь так думать - это слишком дерзко. Если я принесу хоть
какое-то добро, у меня появится надежда - ведь до сих пор я приносила только
зло. В первый раз за долгие годы моей жалкой жизни мне оказывают доверие и
дают мне возможность попытаться что-то сделать... Больше я ничего не знаю, и
больше мне нечего сказать...
Снова слезы показались у нее на глазах, и снова она овладела собой.
Потом она протянула дрожащую руку, коснулась руки мистера Пегготи, словно
черпая у него целительную силу, и побрела по пустынной дороге. Она была
больна, может быть болела уже долго. Присмотревшись к ней ближе, я заметил,
что вид у нее истощенный и измученный, и по запавшим глазам можно было
заключить о длительной ее нужде.
Мы последовали за ней на некотором расстоянии, - наш путь лежал в том
же направлении, - и вышли на освещенные, людные улицы. Я так верил ее
обещанию, что спросил мистера Пегготи, не покажется ли Марте, будто мы не
доверяем ей, если и дальше пойдем за нею следом. Он был того же мнения и так
же, как я, верил в нее. Предоставив ей идти своей дорогой, мы повернули к
Хайгету. Он прошел со мной добрую часть пути, а когда мы расстались,
возлагая надежды на успех нашей попытки, я заметил, что он задумчив и
охвачен новым для него чувством сострадания, причину которого было нетрудно
объяснить.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 [ 157 ] 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.