read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Золия затворила дверь и повернула ключ в замке. Тяжелая защелка скользнула сквозь прорезь в деревянном косяке и с негромким щелчком вошла в гнездо, выдолбленное в камне. Золия небрежным жестом распушила волосы и обернулась к принцу. Он сидел на краю кровати и водил ладонью по гладко обтесанной стене.
- Что ты делаешь?
- Сухая, как старая кость, - пробормотал Шарм. - А эти погреба должны находиться ниже уровня подземных вод. Я ожидал найти хотя бы пятна сырости.
- Все грааль! Сила грааля удерживает воду. Унеси его, и тут сразу все затопит.
- Да неужели?
Золия внимательно посмотрела на него. Не чересчур ли небрежно он произнес эту фразу? В нем так просто не разберешься, и класть палец ему в рот явно не стоило.
Она села рядом с ним, и они оба глубоко погрузились в пуховую перину, застланную шелковыми простынями, которые томно зашуршали, когда она прильнула к нему и обвила рукой его талию.
- Это правда твой самый первый раз?
- Самый первый. - Шарм обвил рукой ее талию. Она теснее прижалась к нему.
- Эсмерельда говорит, что мальчики в первый раз немного нервничают.
- А ты нервничаешь?
- Из-за чего? Ты же знаешь, что делать, верно?
- Конечно.
Она поцеловала его, и он через какую-то секунду поцеловал ее. Поцелуй был долгим и трепетным, а ее губы были мягкими, влажными и чуть полуоткрытыми. Он ощущал легкое - точное ангельское дыхание - прикосновение ее волос к своему лицу, и на кратчайший миг ее язычок почти скользнул между его губами. Но тут она отодвинулась и положила голову ему на плечо с блаженным вздохом:
- Ах, принц Шарм, как долго я ждала этой минуты!
- И я тоже.
- А я и не думала, что соблазнить вас будет так просто! Я считала, что вы полны всяких высоких идеалистических понятий о чести и добродетели и мне придется их преодолевать.
- Их-то? Правду сказать, они у меня были. Но... э... с первого мига, как я увидел вас, Золия, все другие мысли исчезли: я мог думать только о том, чтобы видеть вас, быть с вами.
- Правда?
- Правда, - сказал Шарм, сжав в горсти пухленький кусочек бедра.
Золия в ответ обвила ногами его талию и опрокинула его на себя. Они слили губы еще на одну... ну, на две-три минуты. Шарм откинулся, с трудом переводя дух.
- Ух... послушайте, - произнес он между судорожными вздохами. - А не подняться ли нам наверх и... э... погулять под звездами, а потом предаться любви в лунном свете? Очень романтично было бы, и вообще...
Соски Золии втыкались в алый шелк ее платья двумя бугорками точно две вишенки. Она тоже села и вжала их в грудь Шарма. Ее руки змеями сплелись на его шее, и она зажала в зубках мочку его уха.
- Глупенький мальчик, - шептала она, легонько покусывая мочку. - Тебе совсем не надо оттягивать. Если тебе требуется больше времени, расслабься, и все. У нас впереди вся ночь.
Шарм крепко прижал к себе извивающуюся девушку и инстинктивно погладил ее спину и ягодицы. Покосился на дверь, заметил ключ в замке и заставил себя отвести взгляд.
- Думаю, тебя удивит, сколько у нас времени! - пробормотал он.
- Хм-м-м?
- Ничего.
Золия отодвинулась и посмотрела на него. Щеки у нее пылали, губы припухли, а глаза словно светились в темноте. Она внимательно вгляделась в него, а затем одним движением, обрывая пуговицы, расстегнула его рубашку и принялась лизать ему грудь, выписывая языком на коже мокрые кружочки.
У Шарма помутилось в глазах. Он стянул платье с ее плеч, и на свободу выпорхнули высокие округлые упругие груди. Он закрыл глаза и обеими руками ухватил их. Никогда еще он не испытывал ничего подобного. У него вырвался протяжный вздох:
- У-ух ты!
- М-м-м-м, - тихонько простонала Золия. - Она поцелуями проложила дорожку вниз по его груди, и ее пальчики с наманикюренными ногтями нащупали пуговицы его панталон. Ее дыхание обжигало ему бедра.
- Ах, принц Шарм, я так долго ждала этой ночи. И во мне вы найдете все, чего не нашли в ней!
- М-м-м-м?
- Три ночи я следила за вами в волшебном зеркале Эсмерельды. День за днем вы приближались и приближались, а мое сердце билось все сильнее и сильнее при взгляде на вас. С каким нетерпением ожидала я вашего... вас... Погодите минутку! - Она резко выпрямилась. - Где ваш паж?
- Паж? - невинно переспросил принц. - Какой еще паж?

* * *

Венделл проскользнул во мрак галереи, ведущей к граалю, двигаясь по-кошачьи, чтобы избежать малейшего шума. Он замер на минуту, изо всех сил прислушиваясь, не донесутся ли звуки ударов, или глухой возни, или лязганья мечей, или какие-нибудь еще, свидетельствуя о присутствии Шарма. Но каменные стены пещеры, толстые дубовые двери обеспечивали полную звуконепроницаемость, и паж мысленно пожал плечами. Шарм, несомненно, приступил к своему маневру отвлекать внимание от грааля, и Венделлу теперь оставалось всего лишь слямзить магическую чашу.
В правой руке он держал нордический меч, слегка изогнутый на восточный манер и наточенный лишь с одной стороны. Это был один из любимых мечей Шарма, и, прежде чем вручить его Венделлу, он смазал клинок маслом и обсыпал сажей. "Чтобы он не отражал света. Так его труднее различить в темноте". В левой руке паж держал потайной фонарь и с большие трудом одолевал искушение отодвинуть заслонку и осветить галерею. В конце концов он решил этого не делать. Свет фонаря выдаст его присутствие, а в открытую дверь из главного туннеля падал свет факелов, так что он все-таки видел, куда ступает.
Венделл крадучись пробирался по проходу, выставив меч перед собой - высоко подняв руку и чуть наклонив клинок вниз. Так ему тоже посоветовал Шарм, когда они с Венделлом уточняли план на вечер. "Полагайся на отработанные приемы, Венделл. Это наверняка какое-нибудь привидение. Бестелесная рука с мечом, если полагаться на легенду. Возможно, меч будет огненный, или рука огненной, или они вместе будут огненными. Суть, однако, в том, что она уже мертвая. Не пытайся прикончить ее, твоя задача - выбить у нее меч".
Проиграв в уме эти наставления, Венделл кивнул и продолжал исследовать галерею. Пространство между стенами не превышало четырех футов, а до потолка их было добрых шесть - полно места, хотя, если придется дать бой тут, ему может стать и тесно. Каменные стены казались совсем гладкими, хотя на ощупь обнаруживались следы, оставленные долотами и молотками. На создание этой галереи явно потребовались века - ее древность не оставляла сомнений. Пол тоже был гладким, и хотя его покрывал толстый слой пыли, она не прятала неровности, о которые он мог споткнуться.
Галерея повернула под прямым углом, и он оказался в непроницаемом мраке и торопливо отодвинул заслонку фонаря. На стенах и потолке свет озарил рунические символы - и вырезанные в камне, и нарисованные. Венделл опустился на колени и обследовал пол на предмет спрятанных ловушек, но не обнаружил ничего, кроме ровной каменной поверхности без единой подозрительной трещины или коварного выступа.
Венделл пошел дальше и вскоре почувствовал, что пол полого уходит вниз, а стены сузились настолько, что он почти задевал их плечами. Через несколько шагов они снова разошлись, и Венделл вступил в часовню Грааля.
Видимо, это подземелье было огромным: во всяком случае, когда Венделл поднял фонарь, его лучи не достигли ни потолка, ни стен и растворились в смутном сумраке. Он сделал еще шаг, и его ноги прикоснулись к чему-то. Он опустился на колени и поднес фонарь к помехе.
Человеческий череп!
Венделл медленно посветил вокруг. По его оценке, скелетов тут оказалось около десятка. Некоторые были в доспехах: Почти все явились сюда с оружием, которое теперь валялось, почернев, среди их костей. Скелеты выглядели очень древними. На костях не сохранилось никаких следов плоти. От этого Венделлу почему-то стало легче.
В центре подземелья высился алтарь. На нем стояло что-то небольшое неопределенного вида.
Сначала Венделл был сбит с толку. Алтарь занимал самую середину часовни, именно его он искал, так каким же образом он не заметил его сразу? Затем ему стало ясно, что и теперь свет его фонаря не достигал так далеко, а увидел он алтарь только благодаря задней подсветке.
Алтарь окаймляло жуткое зеленоватое свечение. Венделл твердо знал, что там, когда он вошел, была только тьма. А свечение становилось все ярче. Прямо у него на глазах из-за алтаря поднялось сферическое зеленое пламя, похожее на призрачные огни, вспыхивающие на корабельных снастях в дальних морских просторах. Пламя повисло над алтарем, завихрилось, замерцало и обрело четкую форму. Еще через несколько секунд оно уплотнилось в руку, отсеченную у самого плеча. Светящуюся зеленую руку.
Руку с мечом.

* * *

- У, подлюга! Пусти меня! - Когда Золия сердилась, ее хрипловато-страстный голос преображался в препротивнейший визг.
- Что такое? - переспросил принц. - Я думал, у нас все уговорено!
- Это не в счет! - Золия извивалась в объятиях Шарма, стараясь вырваться, но принц только крепче сжал руки вокруг ее талии и откинулся на кровати к стене. - Враль! Ты заключил с Эсмерельдой договор. Ты получал меня на условии, что отказываешься от грааля!
- Так я же не трогаю Грааль.
- Твой паж трогает. Это то же самое.
- Вовсе нет.
- Нет да!
- Вовсе... О-О-О-ХХХ!
Золия расцарапала ему грудь ногтями обеих рук, Шарм невольно ослабил хватку, и во мгновение ока Золия вырвалась и спрыгнула с кровати. Однако туфли с высокими каблуками она так и не сняла, а потому споткнулась и растянулась на каменном полу. Шарм тотчас ухватил ее за плечи и прижал к полу. Она вырвалась из-под него и метнулась к двери. Шарм успех ухватить край ее платья, оно затрещало, сдернулось с нее, и она осталась совсем голой, если не считать чулок.
Золия ударилась о дверь, отлетела от нее, но тут же принялась молотить одной рукой по филенке, а другой поворачивать ключ в замке.
- Эсмерельда! - завопила она во всю силу своих легких. - Они прицелились на Грааль!
- Угомонитесь! - сказал Шарм, подойдя сзади, и сжал ее запястья. Без малейшего труда он повернул ее кисть так, что замок снова щелкнул, а тогда отдернул ее руку и высвободил ключ из ее пальцев. - Толщина двери четыре дюйма, а стены вырублены в скале. Она вас не услышит - И он положил ключ в карман.
- Гад ползучий! Эсмерельда хотела сделать нас обоих могущественными и богатыми! А ты отбираешь у нее источник силы!
- Такова жизнь.
- Ты сжульничал! Тебе не полагалось захватывать с собой запасного девственника!
- Полагаю, из этого следует, что вы не ляжете со мной в постель?
Золия ответила ему взглядом неистовой ярости. Принц философски пожал плечами:
- Я уже привык к этому. Ну, раз так, то я дам Венделлу еще некоторое время, а потом мы выберемся отсюда. Пришлите мне счет за порванное платье.
Золия перестала метать в него бешеные взгляды, и в глазах у нее появилось взвешивающее выражение. Принц их перехитрил, но ведь всего-то он не знает! Если ей удастся задержать его здесь, Эсмерельда успеет перехватить Грааль. А у нее в запасе есть еще один козырь.
И Золия заплакала.

* * *

- Ну хорошо, - сказала Энн, - я готова пойти с вами на сделку.
Эсмерельда словно бы удивилась:
- Это что-то новенькое! Молоденькие девчонки в твоем положении обычно реагируют на него обильными слезами или визжат так, что их собственные чертовы уши вянут. Ну, или умоляют о пощаде. Мне так тяжело, когда они меня умоляют! То есть меня это приятно развлекает, но тем не менее я считаю, что им лучше бы воздержаться. Это же так унизительно! Им следовало бы хранить достоинство.
- О да! - сказала Энн. - Возьмем для примера Золию. Я сразу поняла, как свято она блюдет свое достоинство!
- Тем не менее, боюсь, ты не в том положении, чтобы предлагать сделки. Твоя жизнь в моих руках, и тебе нечего мне предложить.
- Я очень богата. Я могу одарить вас несметными сокровищами, о каких вы и не мечтали. Богатства целого государства в вашем полном распоряжении.
- Твоя страна полностью обнищала.
- Ну, так тайны магии. Моя мачеха - могучая колдунья и умеет творить заклинания, которые даже в вас, при всей вашей мудрости, пробудят необоримое желание овладеть ими.
- Королева Руби достигла уровня прилежной ассистентки, не более.
- Ну а как насчет парочки абонементов на турниры?
- Забудь! - отрезала Эсмерельда. - Я никогда не торгуюсь с моими жертвами.
- А с принцем Шармом торговались же!
- Это совсем другое дело. Шарм - вреднейший сукин сын. Мне надо было переманить его на свою сторону. Он убил Магеллана, одного из могущественнейших колдунов во всех двадцати королевствах, и не получил ни царапины! А там ведь были еще двое подручных Магеллана, ты слышала про это?
- Да, - сказала Энн. - То есть нет. Нет, про это я ничего не слышала. Почему бы вам не рассказать мне, как все было, не пропуская ни единой подробности, какой бы тривиальной и ничего не значащей она ни казалась? Не торопитесь.
- Ну вот, ты опять стараешься тянуть время. Почему бы тебе не перестать брыкаться, а смириться с неизбежностью своего конца и принять его с безмятежной покорностью судьбе и благородным спокойствием? Во время операции можешь рыдать и визжать сколько душе угодно.
- Визжать я не намерена, - ответила Энн не слишком убедительно.
- Сказано, как подобает истинной принцессе! - Эсмерельда взяла ремень, намотала его на левую руку и начала натачивать на нем серебряный нож.

* * *

Как ни странно, Венделл ничуть не испугался. Шарм был неколебимо убежден, что задание пажу вполне по плечу, и Венделл разделял это убеждение. А испытывал он радостное возбуждение, необычный подъем духа, вызванный не надвигающимся опасным поединком, но смутным ощущением, что он проходит обряд инициации, сдает вступительный экзамен на приобщение к миру избранных героев и странствующих искателей приключений. С этого вечера ему не придется просто слушать у камелька байки об участии в прославленных битвах или сраженных чудовищах, он и сам сможет поведать о победе над потусторонним противником. Крепко сжимая рукоятку меча, Венделл двинулся вперед осторожно, но без колебаний.
Рука поднялась чуть повыше и теперь висела в воздухе над алтарем. Она пылала холодным зеленым огнем, почти не дававшим света. Была она самого обычного вида и не больше, чем может быть рука крупного и мускулистого мужчины. Правда, Венделлу не удавалось толком ее рассмотреть. Дюжий бицепс переходил во внушительное предплечье, которое завершала внушительная кисть. Кисть эта сжимала короткий меч с широким плоским клинком. Меч как меч, только из какого-то сверкающего металла. Венделл приблизился, поднимая фонарь, чтобы лучше осветить алтарь, и не без труда различил на нем какую-то плоскую бурую фигню. И ничего хотя бы отдаленно смахивающего на грааль.
Однако его внимание сосредоточивалось на руке. Она все еще висела неподвижно, и он начал опасаться, что первый выпад придется сделать ему. А может, она только и ждет, чтобы он угодил в какую-нибудь ловушку? Он повел фонарем взад-вперед, не разверзается ли у его ног бездна, не остановился ли он над раскрытым колодцем? Но не увидел ничего, кроме ровного каменного пола. Ну, хотя бы простора для боя вполне достаточно.
Когда он приблизился на расстояние в две длины меча, рука пришла в движение.
Внезапно и без всяких тонкостей она с молниеносной быстротой нацелилась пырнуть Венделла в сердце. Несмотря на внезапность и быстроту этого удара, парировать его было несложно. Но Венделла ошеломила сила удара: отбив его, он еле удержался на ногах.
Рука промелькнула мимо него в сиянии зеленого огня. Меч скрылся во мраке, но она описала широкую дугу, точно зеленая комета, и с невероятной скоростью нанесла новый удар, который он тоже отбил, но упал на колени от толчка. Рука описала еще одну дугу и вернулась для удара даже с еще большей быстротой. Венделл принял мгновенное стратегическое решение - схватил фонарь и кинулся бежать.
"Помни, - наставлял его Шарм, - чем бы оно ни оказалось, оно обязательно будет очень старым. С сотнями, если не с тысячами лет за плечами. В те времена они просто махали мечом как ни попадя. И понятия не имели о наших современных хитрых приемах. Не теряй хладнокровия, и ты разрубишь в фарш любое, что бы тебе там ни встретилось".
Венделл побежал ко входу в галерею, остановился в полутора шагах от стены подземелья и повернулся. Теперь, когда за спиной у него была стена, он почувствовал себя гораздо увереннее. Меч устремился на него, но на этот раз он просто отступил в сторону, и увлекаемый инерцией меч с оглушительным лязгом ударился о камень, отлетел назад и на миг застыл в неподвижности. Венделл шагнул вперед и рассек мечом призрачную руку. Лезвие прошло сквозь нее без малейшей задержки, и рука, в целости и сохранности, начала описывать новую дугу. Венделл почти не удивился и решил на руку больше внимания не обращать, а заняться мечом. Рука действовала без обиняков - водила меч назад и наносила прямой колющий удар. Вновь и вновь она переходила в нападение, и всякий раз Венделл парировал, однако позволял ей оттеснять его все глубже и глубже в галерею. Бой приобрел нуднейшую монотонность, однако рука не знала утомления, а сколько еще мог одиннадцатилетний мальчик отражать ее удары? Венделл начинал уставать, и настало время пустить в ход припасенный прием.
В сущности, очень простой. Венделл однажды видел, как Шарм применил его в бою с людоедом.
Когда рука вновь сделала выпад, паж не отбил его, а скользнул по клинку своим клинком вверх, пока гарды не уперлись друг в друга, а тогда, навалясь всем весом, подтолкнул плечом меч противника вверх по стене. Бросив фонарь, он левой рукой ухватил рукоять. Его пальцы прошли сквозь зеленый кулак. Их обожгло словно огнем, но он стиснул зубы, стиснул рукоять и рванул что было мочи. Все это произошло менее чем за секунду. Древний клинок переломился у рукояти.
Рука расплылась облачком зеленого тумана. Венделл выпрямился, и обломок клинка, звеня, упал на пол. Паж отшвырнул рукоять.
- Фу-у! - сказал он, еле переводя дух. - А вообще-то ерунда, ничего такого особенного.
Он огляделся, почти жалея, что в миг торжества его никто не видит. Скажем, какая-нибудь девчонка. Но кроме него, в подземелье не было ни одной живой души. Герои обречены одиночеству.
Венделл вновь направился к алтарю. На алтаре стояла грубо вырезанная деревянная плошка. Очень старая, очень обшарпанная, очень мелкая. Он недоверчиво взял ее в руки.
- Только и всего? Дурацкая деревяшка?
Из темноты донеся шум, и в часовню хлынула вода.
Венделл сунул плошку в карман и помчался к выходу.

* * *

- Э-э-й, послушайте! Не надо! - сказал Шарм неловко. Он не терпел женских слез. Если на то пошло, то он не терпел и мужских слез, хотя это было совсем другое. Если по какой-то причине мужчина пускал слезу, его следовало потрепать по плечу, угостить парой пива, а в будущем держаться от него подальше. Однако если плакала женщина, полагалось предложить ей помощь и утешение, а как это сделать, если заплакала она из-за тебя?
- Ну-ну, все не так уж плохо! - Он пошарил в карманах, ища носовой платок, чтобы одолжить ей, но не нашел его. А Золия продолжала рыдать.
- У вас макияж потечет! - Рыдания стали громче. - Я же не сделал вам больно, ведь так? А если сделал, то прошу прощения. - Он встал рядом и попытался взять ее за руки. Но Золия закинула их ему на шею, омочив ее горячими слезами.
- Ты не понимаешь! - всхлипывала она. - Всю мою жизнь меня унижали и презирали. Мачеха и ее дочки меня ненавидели. Я была никем, пока меня не нашла Эсмерельда. И вот теперь, когда перед нами открылась возможность стать кем-то, ты отнимаешь ее у нас! - Она отчаянно прижалась к нему и незаметно подобралась рукой к его карману.
- Не принимай к сердцу! - уговаривал принц, поглаживая ее по спине не совсем по-братски. - Мы же не собираемся уничтожить грааль. Он останется цел и невредим. Если вам с ней надо будет сотворить какие-нибудь чары, мы что-нибудь придумаем. Обязательно.
- Но Эсмерельда...
- Забудь про Эсмерельду Она дурно на тебя влияет. Послушай, я знаю много чародеев, которые способны заклясть Эсмерельду, даже пальцем не шевельнув. И у них есть свои источники силы. Если хочешь учиться на фею, я дам тебе рекомендательные письма к двум-трем. А если тебе все-таки понадобится грааль, так сможешь взаймы взять этот.
- Как бы не так! - Золия шмыгнула носом. - Твоя подружка-принцессочка хочет зацапать Грааль, чтобы восстановить свое королевство. Ты отдашь его ей, а чуть она его заполучит, то уж не выпустит из рук!
- Что ты, глупенькая! Энн мной не командует, и у меня нет ни малейшего намерения отдавать Грааль... - Он умолк на полуслове, и Золия почувствовала, что он замер. Ее пальчики забрались к нему в карман и нащупали ключ.
- Энн... - медленно произнес Шарм. - Значит, она последовала за мной сюда. Это ее лошадь привязана возле изгороди! - Он грубо сжал плечо Золии и заглянул ей в лицо. - Она здесь! Где она?
Золия дала ему коленом в пах.
Шарм увидел звезды. Когда звезды рассеялись, Золия стояла в дальнем конце комнаты и заливалась безумным смехом. Она показала ему зажатый в руке ключ.
- Энн! - прохрипел он. - Где она?
- У Эсмерельды, и теперь уже дохлятина, Шарм! С кровью принцессы Эсмерельда обретет всю силу, которая ей требуется. - Она презрительно фыркнула. - С Граалем или без грааля.
Шарм ринулся на нее. Она швырнула ключ в рот и проглотила.
- Будь проклята!
- Пожелай своей подружке доброго пути, Шарм!
Принц оглядел дверь. Опустил плечо и со всей мочи ударил по панели. Дверь не дрогнула. Золия снова захохотала:
- Толщина двери четыре дюйма, мой принц, а стены вырублены в скале. Мы просидим тут, пока Эсмерельда нас не выпустит.
Шарм не ответил. Растирая плечо, он прихромал к кровати.
- Я рада, Шарм, что все обернулось именно так. Я чувствовала, что вот-вот не смогу больше изображать развратницу.
Принц отбросил простыни и взял в руки ножны с мечом. Медленно-медленно обернулся и поднял их повыше, чтобы ей было хорошо видно.
Смех Золии оборвался. Глаза у нее стали огромными.
- Ты не посмеешь... - прошептала она.
Шарм грустно посмотрел на нее.
- Мне невыносимо пойти на это, но я пойду! - сказал он и извлек меч из ножен.

* * *

Портновскими ножницами Эсмерельда срезала с Энн всю ее одежду и принялась зеленым мелком чертить каббалистические знаки по ее телу. Иногда красным мелком она ставила крестики над артерией, по-видимому, отмечая места, где кромсать. Во всяком случае, разметив так руки и ноги Энн, она подставила под край стола большое ведро. Никогда еще с Энн не случалось ничего столь унизительного, омерзительного и жуткого, а то, что Эсмерельда, орудуя мелками, напевала и нещадно фальшивила, отнюдь не могло послужить утешением.
- В столешнице выдолблены желобки, - объяснила голубая фея. - Кровь побежит по желобкам, сольется вон в той впадине, а из нее попадет в ведро.
- Техника на грани фантастики! И что только они не наизобретают потом?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18 19
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.