read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Редкий случай, когда я была с Велиссой безоговорочно согласна.
- Почему? - удивленно осведомился мужчина.
- Он мне не нравится, - смешалась герцогиня.
- Твой аргумент поистине неотразим, - легкая улыбка необидной иронии заиграла на лице Императора.
- И я ему тоже не нравлюсь! - Велисса капризно надула слегка тронутые розовым блеском губы.
- Вел, перестань быть эгоистичным ребенком, который думает, что мир вертится вокруг него. Ты же умная женщина, должна сама понимать всю серьезность ситуации, - длинные смуглые пальцы вновь взялись за дверную ручку.
Герцогиню различимо затрясло. Удобно пристроив подбородок на плечо полнотелой нимфы, я с удовольствием любовалась рассерженной спиной Велиссы.
- Наконец-то ты удосужился это заметить! - злость, прозвучавшая в ее голосе, приятной музыкой усладила мой слух.
Император оставил дверь в покое, медленно развернувшись в сторону девушки. Традиционный черный длинный камзол с разрезами до середины бедер, вышитый по подолу серебристыми рунами-оберегами, делал его внушительнее. Прищур глаз цвета синей полуночи таил сдержанный упрек.
- Я думал, мы обо всем договорились, - спокойно произнес мужчина.
Велисса порывисто подалась к нему, чтобы замереть в полуметре. Пышная нежно голубая юбка взметнулась, приоткрыв обшитые атласом в цвет туфельки.
- Что ты к ней испытываешь? - прозвучало резко и требовательно.
В ответ Император саркастически усмехнулся.
- Как утверждает Эст, Потомок и Избранная тесно связаны между собой, и каждый из них должен остро чувствовать эту связь. Но пока ничего не получается, иначе она уже давно была во дворце. По моему императорскому разумению, это весьма показательно.
Да, девочка, ревность здесь неуместна. Удивительно, он не стал отпираться, а рассказал, как есть. Не ожидала.
- Но в Пророчестве сказано..., - не отставала Велисса.
- Мне плевать, что сказано в этом дурацком Пророчестве! - зло бросил Дэрриш. - Я живой человек, а не голем, чтобы беспрекословно повиноваться!
Собеседница не посмела ему возразить.
Он отошел к окну, сосредоточившись на ночной жизни своего города, умело воссозданной иллюзией. Напряженно выпрямленная спина и стиснутые на рукояти меча руки говорили, что мужчина пытается вернуть потерянную хладнокровность. Черная прядь шрамом пересекала смуглую щеку. Созерцание его четко очерченного профиля приносило мне эстетическое удовольствие. Исключительно.
Голова Императора слегка повернулась к герцогине:
- Я - не отец, - скорбная морщинка пролегла меж асимметричными бровями. - И я не готов к этой миссии. Это он идеально подходил под требования Пророчества. Бредил им, фанатично уверовав в собственную избранность. Всё остальное было в его жизни второстепенным, быстро проходящим. Тем, чем можно пожертвовать без сожаления. В число всего прочего угодила и моя мать. Мне даже казалось, что он вздохнул свободнее, когда она умерла, тем самым, развязав ему руки. Одно время я ненавидел его за это...
Дэрриш прижался лбом к темному стеклу. Голос, наполненный болью, звучал глухо. На мгновение я почувствовала разочарование одинокого маленького мальчика, как свое собственное. Велисса смотрела на Императора с нескрываемым удивлением.
- Теперь-то я понимаю: он просто пытался соответствовать великой цели, - немного помолчав, тихо продолжил он. - Мне стоит невероятных усилий удерживать вместе все то, что совсем недавно казалось неделимым целым. Империя - это видимость. Иллюзия, поддержание которой - изнурительная каждодневная работа, и последние события не делают ее легче. Невозможно бесконечно скрывать загадочное исчезновение Императрицы. Аксий злорадствует, просчитывая как лучше применить такой замечательный способ манипулирования мной, тем самым "удружить" магам. Эст круглые сутки не покидает лаборатории, мучаясь Поиском. Замшелые пни из Совета Верховных Мастеров Гильдии ведут безрезультатные прения. А одинокая девушка тем временем бродит неизвестно где, ежечасно подвергаясь опасности. И безмятежность не то слово, каким можно охарактеризовать Тилан в последнее время.
"Молодец, волнуется, как бы не пострадало тело будущей матери мессии". Похвально. Но я предпочитаю опасные просторы Империи мирному дворцовому парку.
Император отвернулся от панорамы ночной столицы и перевел взгляд на изумленную услышанным девушку.
- В свете всего вышесказанного, - казалось, Дэрриш раздосадован своей неожиданной откровенностью. - Ваша прямая обязанность, герцогиня Рианская, - оказать всяческое содействие в поисках. Иными словами, поддержать Верховного мага в любых начинаниях.
- Да что он может?! - чуть вздернутый носик презрительно сморщился. - Прошла неделя! Где результаты? Одни обещания. А Избранная, между прочим, абсолютно предсказуема в своих поступках. Кроме Конхола идти ей некуда. И я быстрее поверю в то, что Аксий первый узнает о местопребывании беглянки, принимая во внимание Илану. Лучшей подсказки для Маршалов не придумать.
Дэрриш непроизвольно потер правое плечо, болезненно поморщившись, будто вспомнил нечто весьма неприятное.
"Это она о чем?". Предположительно о моем несмываемом украшении. Оказывается, не зря я прикрываю его браслетом. Спасибо бабушке, надоумила.
- Тем больше причин оказать поддержку Верховному магу. Равновесие не должно быть нарушено никоим образом.
- Но...
- Мои указания не подлежат обсуждению, - бездушно официальным голосом добавил Император.
Атласная туфелька герцогини, стянутая с ноги, со всего размаху впечаталась в закрытую за Императором дверь. Одной туфли Велиссе показалось мало - другая, гулко стукнувшись каблуком, упала рядом с первой.
- Ненавижу!!! - разъяренно шипела герцогиня, меряя босыми ногами комнату. - Поучают! Все, кому не лень, учат, что мне делать! Надоело! Тетка Астела письмо из Ордена прислала. И какое! Как будто я виновата, что эта идиотка в бега подалась! Теперь еще и Дэрриш! Только язвы-Эста с его гаденькой улыбочкой мне здесь не хватало! Ненавижу!!!
Внезапно взбешенная девушка остановилась, уперевшись взглядом в покалеченную обувь.
- Айда! - громким требовательным криком была вызвана камеристка.
Та не замедлила явиться на зов, тяжело дыша после быстрого бега.
- Что стоишь столбом, остолопка? - разгневанно прикрикнула на служанку герцогиня - Не видишь, в каком я виде? Сейчас здесь будет Верховный маг, и мне совсем ни к чему, чтобы у него возник лишний повод для идиотских шуточек!
Маленькая полная женщина послушно засуетилась вокруг Велиссы, аккуратно поправляя взъерошенные локоны.
Мне тоже пришла пора откланяться, хотя своеобразное чувство юмора Эста Сотворителя - последнее, что меня сейчас волновало. Принуждение оставило комнату вместе с Императором. Я собрала все внутренние резервы, устало закрыла глаза и приказала "Домой!". Открыла их уже в предоставленной мне спальне и с полчаса просто тупо созерцала сереющий в темноте комнаты потолок.
Сладкий запах медуницы намекал на возможность опять смежить веки и насладиться особенно крепким предутренним сном. Пригревшееся тело пришлось вытащить из кровати через "не хочу" и "не могу". Распахнутые ставни явили взгляду выцветающее небо. Почти утро. В комнате посветлело - зажженная свеча оказалась без надобности. Выстиранная с вечера одежда была еще влажной и неприятно холодила кожу. Ножны с Неотразимой заняли свое законное место за правым плечом. Попозже перевязь можно будет спустить на бок для удобства пользования мечом, но пока деревня не осталась позади, лучше не щеголять перед местными оружием. Сигналом к выходу прозвучал петушиный крик. Подхватив сумки, я покинула комнату.
Заспанное солнце неторопливо поднималось по небосклону, и ему не было никакого дела до моих забот. Не знавшая жалости утренняя прохлада сразу напомнила о не успевших высохнуть после стирки рубашке и штанах. На заднем дворе куры с ворчливым кудахтаньем делили пшено, насыпанное щедрой рукой рены. Гордый обладатель пернатого гарема и пронзительного голоса снисходительно взирал на перебранку, сидя на невысоком штакетнике. В сарае недовольно замычала корова. Приземистая кузница уже вовсю дымила трубой.
Глаза повлажнели при мысли об упущенных беззаботных днях отдыха. Но задерживаться здесь не стоило. Проследить наведенное мной проклятье - дело времени. Вряд ли долгого. А моей подруге еще жизнь налаживать, дочь растить.
- Куда собралась так рано, дочка? - вздрогнув, я обернулась к рене Дейне, выходившей из сарая с полным ведром молока, и обреченно вздохнула.
Ну, сколько можно? Для кого только переодеваюсь?
Мать Тайи хитро мне подмигнула:
- Да разве проведешь такую опытную повитуху - уж бабенку я всегда распознать сумею! Как обнимались вчера у порога, забыла?
- Мне нужно идти, - я не приняла ее шутливого тона. - Простите, не хотелось сбегать, не простившись, но мне приснился сон...
Я растерянно замолчала, поняв, насколько глупо звучат мои слова. Тяжелое ведро опустилось на землю, слегка плеснув молоком через край. Женщина подошла и так по-матерински крепко обняла меня, что на глаза опять набежали непрошенные слезы.
- Просто так, девочка, я тебя никуда не отпущу, - твердо произнесла она. - Сейчас соберем все необходимое в дорогу, да и Тийан закончит подковывать твою лошадь.
- Но это не моя лошадь...
- Твоя-твоя, - отмела мои попытки восстановить историческую справедливость Дейна. - Тайя успела вчера мне кое-что шепнуть на ушко. Опять же лошадкой резвее добираться. И чем со старшими спорить, дочка, послушай сначала - может, что дельное услышишь.
Так я снова оказалась на чистой кухне матушки Дейны. Она споро собирала мне сумку с продуктами, время от времени скрываясь за дверью. Появляясь в комнате, женщина успевала поддерживать разговор:
- Не волнуйся, Рель, никуда не опоздаешь. Старый Хайан откроет ворота, только когда придет время выгонять коров на пастбище, а до этого мы еще столько всего успеем сделать.
Я в ответ согласно кивала, занятая поглощением вчерашних ватрушек, которые запивала простоквашей.
На кухню вошел отец Тайи, принеся с собой запахи раскаленного металла, мужского пота и тяжелого, но любимого труда.
- Твоя лошадка готова, парень, - большая мозолистая рука сграбастала приглянувшуюся мне зажаристую ватрушку. - Верно тебе послужит, попомни мое слово. Тут Дейна просила дорогу тебе к соседнему тракту рассказать?
- Угу, - набитый рот мешал выражать свои мысли членораздельно.
Кузнец присел на табуретку, и рена тут же поднесла ему большую глиняную кружку простокваши.
- Почитай прямо за Восточными вратами дорога разбегается на две, - рассказ начался лишь после того, как блюдо с выпечкой и кружка опустели. - Выбирай правую, а как покажется лесок - сворачивай. У трех приметных елок начнется тропинка, спустишься по ней к речке, да поедешь так, чтобы солнце в глаза светило. У сожженного в грозу дерева будет брод. Переправишься, а там уже Тренонский тракт видать. С помощью Единого после полудня будешь уже на Заячьем Перекрестье.
Просветив меня подобным образом и не став слушать слов благодарности, он покинул кухню так же неожиданно, как и вошел.
Сумка, поданная мне реной, оттянула руки до земли. Я с интересом заглянула внутрь: огромный каравай, фляжка с элем, бурдюк с колодезной водой, полюбившиеся ватрушки и кусок вареного мяса.
- Мясо обязательно съешь сегодня. Завтра уже душком потянет, - наказала мне женщина. - Не рачительствуй!
- Не буду, - с готовностью пообещала я.
- На талию бинтов не жалей, а то она у тебя слишком тонкая. Сразу видно разницу. И ходи чуть пошире, расставив ноги, вразвалочку, - продолжала наставлять меня она, когда мы уже подходили к моей лошади.
- В торбе - овес с ячменем. Не забывай кормить животное, на подножном корму оно долго не протянет. Не успела я, как следует все подготовить: поедешь, открой крышку, чтобы корм на солнышке дошел. Но не пересуши!
- Хорошо.
Кобылка, привычная к ходу в повозке, обряженная в упряжь, нервно переступала с ноги на ногу. Мягкими губами животное взяло с руки припасенную мной заранее половинку яблока и благодарно фыркнуло. Я уверенно подхватила повод и перекинула через ее спину перед седлом связанные между собой сумки.
- Что ты делаешь, Рель? - в укоряющем голосе неразрывно смешались обида и слезы. - Разве ты не обещала... обещал остаться на три дня?
Если у меня и имелась тайная надежда уехать без слез и долгих провожаний, то ей не суждено было сбыться. Босая простоволосая Тайя стояла на крыльце. Темные глаза излучали откровенные упрек.
- Обещала, - я покаянно опустила голову. - Но человек предполагает, а Единый располагает, посылая нам предупреждающие сны. Вещуны нельзя оставлять без внимания, они имеют одну нехорошую особенность - сбываться.
Я легко взбежала на крыльцо и обняла Тайю также крепко и успокаивающе, как прежде меня обнимала ее мать. Подруга порывисто обхватила меня руками, словно пытаясь удержать.
- Пора привыкать к спокойной жизни, - мой шепот был слышен лишь нам двоим.- И отвыкнуть от сумасшедших волнений, тревог за завтрашний день. Я - последнее о них напоминание. Пора, Тайя.
Ее руки безвольно упали. Я забралась на лошадь, и, не оглядываясь, поехала вперед. В затуманенных слезами глазах улица сливалась в сплошную размытую цветную полосу. Восточные ворота охранял незнакомый гражданин, вследствие чего не пришлось прощаться со стариком Хайаном, боясь, что непрошенная влага прорвав плотины сдержанности, побежит горячими потоками, размыв весь мой тщательно подобранный имидж.

***

Выбрав из двух дорог правую, я пустила лошадь легкой рысцой. Теплый ветерок нежно ласкал волосы, осушая соленые слезы, собравшиеся в уголках глаз и изгоняя из непутевой головы смурые мысли. Любуясь таким погожим деньком и вдыхая умасшедшее сладкие запахи последних цветов лета, ехать на резвой лошадке было сущим удовольствием.
Кстати о последней: я решила осчастливить ее именем и не долго думая, назвала Морковкой. И вовсе не за пристрастие к данному овощу, хотя, наверное, и это имело место. Лошадка очень походила на мою пятнадцатилетнюю соседку Оксану, обладательницу такой же густой каштановой челки и больших карих глаз с загнутыми ресницами.
- Морковка, выходи! - вызывая даму сердца, каждый вечер под нашими окнами надрывался Оксанкин ухажер, так называемый "перец".
Это вовсе не что-то обидное, просто слово "морковка" в переводе с молодежного сленга означало классная девчонка. Прозвище прилипло к Оксанке намертво. Впрочем, она даже им гордилась.
Мы с новонареченной Морковкой, строго придерживались объяснения: свернули в ближайший лесок. Но Приметные елки не спешили обнаруживаться. Нет, разнообразных хвойных деревьев было в достатке, на мой пристрастный взгляд, очень приметных - лес оказался ельником. Выбрать из такого разнообразия мне не удавалось.
Пришлось положиться на "авось" и свернуть у первой попавшейся троицы елок.
Удача меня подвела - близился вечер, а блеска воды и жужжанья речного комарья не обнаруживалось.
Пора констатировать неутешительный факт: я заблудилась. Да так, что не могла вспомнить, как выехать на обратно дорогу. Солнце скатывалось за островерхие ели, живот, недовольный моей забывчивостью о его наполнении, громко урчал, лошадка устало двигала копытами. Пора устраиваться на ночлег, спасибо недолгому путешествию за знание, как это делать. На первой пригодной для лагеря поляне я спешилась и привязала Морковку за повод к дереву. Сваленные в кучу сумки обозначили место предполагаемого ночлега. Усталые пальцы с трудом расстегивали застежки подпруги. Несдерживаемое ремнями седло свалилось на землю рядом с кобылкой. Я отволокла его за луку в сторонку и взялась за скребок.
- Цени, какая тебе попалась заботливая хозяйка!
Морковка не оценила моих героических усилий по ее обиходу и презрительно отвернулась к торбе с кормом, намекая на положенный утомленному животному ужин. Я вняла напоминанию, после чего решила, что пришло время позаботиться о собственном пропитании и отдыхе.
Хвороста для костра оказалось в избытке, и скоро он уже успокаивающе потрескивал в импровизированном очаге. Над огнем коптился котелок, а рядом с кострищем сушились надетые на воткнутые в землю палки сапоги и развешанные на них же портянки. При сборе топлива я умудрилась провалиться в овраг, на дне которого притаился лесной ручей. Промокшие ноги меня нисколько не огорчили - ведь если завтра пойти вслед за бегущей водой, то можно без труда обнаружить потерянную речку.
Вода в котелке закипела, и брошенные туда листья земляники и душицы, которыми меня заботливо снабдила рена Дейна, распространяли божественный запах. Прекрасно благоухал и огромный бутерброд с толстенным куском мяса, который почти мгновенно оказался у меня в животе, куда следом за ним отправился его брат близнец.
"Так недолго лишиться совершенной фигуры!". С таким-то расходом калорий?!
Я, закутавшись в плащ, прихлебывала из кружки горячий отвар. Расслабленному телу было тепло и спокойно, спина чувствовала под собой крепкий ствол дерева. Загадочные ночные звуки нисколько не мешали. Браслет безмолвствовал, прозрачно намекая на отсутствие нечисти в округе. На мгновение показалось, что я нахожусь в моем мире, у Наташки на даче. Они с Серегой ушли "полюбоваться закатом" и вот-вот вернутся. Наталья выйдет на поляну и скажет:
- Так, скотина, отдаешь пожитки добровольно, и твоя жалкая жизнь останется при тебе!


Глава 21

Один путь заканчивается там, где начинается другой.

Разумеется, Наталья никогда бы так не сказала. Разве что, требуя с потерявшего (или, что вероятнее, пропившего) последнюю совесть экспедитора авансовые отчеты в предпоследний день сдачи бухгалтерского баланса.
Говорила здоровенная девица, одетая, как и я, в мужской костюм. Но пшеничная коса, румянец во всю щеку, крутые бедра и весьма выдающаяся грудь не оставляли ни малейшего шанса обознаться с полом собеседницы.
- ...! - с достоинством проорала я в ответ.
При неожиданном появлении гостьи рука дрогнула, и кружка махом опустела на половину. Причем эта обжигающая половина оказалась на моих голых ступнях.
- Не вздумай двигаться, - предупреждение прозвучало несколько неуверенно из-за моих нецензурных метаний вокруг костра. - Чуть что - и стрела моей подруги пронзит твое черное сердце!
"Где учат так выражаться?". Попытаюсь ее образумить.
- Гражданочка, - как можно миролюбивее процедила я сквозь зубы. - Может, разойдемся по-хорошему? Лес большой, места много....
Что-то пакостно вжикнуло, правое ухо обдало шелестом. Я обернулась на звук, отозвавшийся ломотой в зубах. Зарывшись острием в шершавый сосновый ствол, предупреждающе подрагивала древком стрела. Морковка, привязанная к пострадавшему дереву, тревожно прижала уши, разворачиваясь к перевязи узкой мордой.
Ох, и надоели! Лес, и правда, большой, раз я в нем заплутала, а эти двое выбрали меня, как будто больше здесь никого нет!
Неотразимая оказалась вне досягаемости - ножны беспечно лежали у костра. Я легонько встряхнула правую кисть, готовя руку к применению рунной магии. Осталось выбрать руну: невидимость или щит. Первая способна внести смятение в ряды противников, но не защитит от шальной стрелы. Щит убережет от метательного оружия, однако, это напрасный перевод Силы в ближнем бою.
Вторая стрела глухим ударом взрыла землю прямо у моих ног.
- Последнее предупреждение, - спокойно раздалось справа от меня. - Попытаешься воспользоваться магическими штучками - в следующий раз не промахнусь.
Я осторожно повернула голову на этот негромкий голос. Неверный свет костра едва дотягивался до невысокой фигуры. Тонкая и гибкая, как лук, чью тетиву она слегка натягивала. Миндалевидные глаза смотрели на мир не слишком серьезно, темно-каштановые с искорками рыжины волосы вились упругими кудряшками, как им вздумается.
Оценив обеих противниц, я без колебаний предпочла первую.
- Только и горазды из-за кустов стреляться. Побоялись честного поединка! - я презрительно скривилась. - Бабы, как бабы. Сидели бы уж дома - при печке! Деток рожали, а то шастают, честным людям спать мешают! Девица-то кровь с молоком, - за малышами, да скотиной ходить самое оно!
Светловолосую проняло.
- Не трогай его, Кирина! Сама выпотрошу! - взревела она и бросилась со всей дури на меня.
"Задела девушку за живое, сразу видно". На это и было рассчитано.
Я кувыркнулась назад. Выскользнувшая из ножен Неотразимая успела в последний момент встретить меч противницы, позволяя мне уйти в сторону. Первый удар определил характер боя. Девушка бесхитростно кидалась на меня в лобовой атаке, а я уклонялась, пропускала мимо себя, лишь по касательной отводя удары клинком.
Очень важно правильно воспользоваться невменяемым от гнева состоянием противника. В свое время аалона Валента позаботилась жестко вдолбить в дочерей Ордена это умение на тренировках.
"В битве хороший воинский запал и немного сумасшествия никогда не помешают, но в бою один на один нужна трезвая голова" - любила приговаривать она.
- Грязный подонок! Все равно тебя достану! Отрежу мужскую гордость - ты будешь валяться у меня в ногах и скулить от боли, - злость проявлялась и в невоздержанности на язык.
"Просветишь эту воительницу на свой счет?". Пожалуй.
- Рада бы посодействовать, - короткие рубленые фразы сберегали дыхание. - Но нельзя отрезать то, чего нет.
Сарказм пропал всуе.
Она демонически расхохоталась:
- Трусливый мужичонка! Каким жалким способом ты пытаешься выторговывать себе жизнь!
Я свободной рукой с силой рванула рубашку за ворот. Завязки с треском порвались. Девушка, впрочем, не замечала мою половую принадлежность.
Ну почему когда нужна была маскировка - все норовили обозвать то дочкой, то госпожой. А тут мужик и все! Глаза бы разула, дура деревенская!
- А грудь я перетягиваю просто так. Ради острых ощущений, - я попыталась обратить ее внимание на предмет демонстрации.
Воительница даже не соизволила сфокусировать взгляд.
- Эона, стой, - непререкаемым тоном приказала вторая разбойница. - Не врет она.
Противница неохотно замерла.
- Она?- девушка тяжело дышала, и меч зачехлять не спешила.
- Она, - повторила темноволосая и усмехнулась. - Девка это, не парень.
- Она-она! - насмешливо подтвердила я. - Если кое-кто соизволит раскрыть глаза пошире, то без сомнения это заметит.
Светловолосая с рычанием оскалилась, покрепче перехватывая меч. Тоненькие пальчики невесомо легли на ее плечо и повелительным сжатием остановили рывок.
- Не переусердствуй.
Девица, с которой я мерялась силами, смолчала, угрюмо глядя исподлобья. Благодаренье небесам, не все такие слабо поддающиеся силе разума, как эта отдельно взятая женская особа.
- Меня зовут Кирина, а подругу - Эона, - обезоруживающе улыбнулась другая разбойница, поворачиваясь ко мне.
"Разбрасываются именем?". Будем надеяться, что жест доверия и доброй воли.
Что ж, давайте познакомимся.
- Рель, - мне привили в детстве хорошие манеры.
Не делая резких движений, я подняла ножны с земли и убрала в них Неотразимую. Подобрала пустую кружку. От кострища остались еле тлеющие угольки. Язычки пламени жадно лизнули подброшенный в очаг хворост.
- Ты нас извини, - стрела вернулась в колчан, а лук за спину. - Знали бы, что перед нами девушка, повременили бы с нападением.
"Если бы не умение постоять за себя, разбирались "кто есть кто" с трупом. Вряд ли бы они упустили шанс обыскать бездыханное тело".
А ты циник.
"От кого набрался?".
Молчу.
Я хмуро посмотрела на несостоявшихся грабительниц.
- Присоединяйтесь.
Лица девушек удивленно вытянулись.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.