read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



возможно, такая рефлекторная преданность была, скорее, отсутствием
преданности вообще.
С тех пор Ричард не упускал случая ?подкусить? Джерри, как он это
называл. Однажды на лужайке возле дома Матиасов в разгар летнего дня Ричард
вытащил пластмассового Христа - амулет для автомобиля, присланный ему кем-то
по почте, и рукой фигурки, поднятой для благословения, принялся чистить себе
ногти. ?Смотри-ка, Салли, - сказал он, - верно, из Христа получилась хорошая
ногтечистка?? Салли, которая, насколько знала Руфь, выросла в католической
вере, вырвала фигурку у Ричарда и пробормотала что-то насчет того, что хоть
она, в общем-то, ни во что не верит, тем не менее... право же, Ричард...
Джерри, несмотря на жаркое солнце, побелел как полотно. Потом он не раз
вспоминал этот случай: какой садист этот мерзавец Матиас, разве можно так
относиться к жене!
На самом же деле Ричард относился к Салли даже слишком хорошо. Когда из
угла полной гвалта комнаты или с лужайки перед домом во время чая на свежем
воздухе слышался ее пронзительный голос, его передергивало, но он крепко
сжимал губы: сделка заключена, и это цена, которую он платит за яркую
броскость своей супруги. Он был хороший семьянин, чем не мог похвалиться
Джерри. Как бы поздно он ни засиделся накануне за бутылкой вина, утром он
вставал очень рано и часто готовил завтрак жене и детям, а Джерри поднимался
лишь после того, как дети были накормлены и выпровожены из дома, а до его
поезда в 8.17 оставались считанные минуты. И хотя Джерри высмеивал Ричарда
за то, что у него нет призвания, однако кое-что Ричард умел делать: мастерил
книжные полки, полировал мебель, выращивал помидоры, салат и тыкву, собирал
мидии. Он помог Салли сделать из их старого фермерского дома в колониальном
стиле - полированный модерн: десятки усовершенствований в доме были
произведены им. Он часто - к вящей зависти Руфи - по целым дням сидел дома,
что давало возможность Салли заниматься домашней работой, имея под рукой
интересного собеседника. Хотя здоровый глаз у него быстро уставал, читал он
много, причем читал книги, какие читают женщины: романы, биографии, труды по
психологии. Он относился к воспитанию детей как к серьезной проблеме, а
Джерри никакой проблемы тут не видел: он-де - изначальный оригинал, Господь
Бог снял с него копии в виде детей, которые со временем, в свою очередь,
будут размножены. Джерри любил процесс воспроизводства и его орудия -
фотоаппараты, печатные станки, - но ведь Руфь же все-таки не машина! А
одноглазый Ричард умудрился увидеть ее насквозь, разглядеть в ней тайну,
которую не видел никто после Марты, толстой негритянки, готовившей и
прибиравшей у них в доме в ту пору, когда они жили у отца Руфи - приходского
священника в Буффало. Во времена царствования Марты кухня стала для Руфи
прибежищем, хранилищем всего того, в чем она беззвучным шепотом признавалась
лишь самой себе. ?Руфи, - со вздохом говорила Марта, - ты девочка-кудесница,
но жизнь тебя проведет. Не боишься ты того, чего надо?. И чем жестче был
приговор Марты, тем сильнее чувствовала Руфь ее любовь. Вот и Ричард тоже
увидел ее насквозь и понял ее обреченность. И она увидела его насквозь,
увидела правду: как тяжело ему с Салли, как она заставляет его платить за
то, что так хороша; бесстрастным взглядом художника Руфь наблюдала, как он
строит из себя клоуна, и пьет, и дурачится, и видела, что могла бы сделать
его жизнь более легкой, а сейчас ее легкой назвать было нельзя, хотя Матиасы
одинаково любили вечеринки и все, что могут дать деньги, и оба отличались
известной незрелостью, заметной и в детях, когда те. обращали к родителям
свои чистые, похожие на пустые блюдца личики. И однако же, Ричард болтал с
Руфью о Пьяже , и о Споке , и об Анне Фрейд , и об Айрис Мердок , и о Джулии Чайлд , и
о мебели, и о кулинарных рецептах, и моде. Он всегда замечал, как она одета;
иногда отпускал комплимент, иногда - оскорблял. Он осудил ее, когда она
обрезала волосы, а Джерри настаивал на этом; он даже хотел, чтоб она
подстриглась совсем коротко: ?красиво, когда череп обрисован?.
Зачем ему понадобилось обрисовывать ее череп? Танцуя с нею как-то на
вечеринке, Ричард погладил ее - именно погладил, а не пошлепал - сзади и
сказал, что, по его мнению, у нее самый сексуальный в городке зад. ?Он
разговаривает со мной, как женщина с женщиной?, - пояснила Руфь, когда
Джерри посетовал, что на вечеринках она слишком много времени проводит с
Ричардом; произнося эти слова, она сознавала, что за все свое замужество
впервые намеренно лжет. На другой вечеринке Ричард предложил ей позавтракать
вместе и даже назвал ресторан - китайский ресторан по дороге на Кэннонпорт.
Она поблагодарила и отказалась. Потом она долго раздумывала, правильно ли
поступила, поблагодарив его. Ведь если ты за что-то признательна, значит,
уже наполовину согласна принять. А когда она сказала ему (зачем?), что в
отчаянии от ?религиозного кризиса?, переживаемого Джерри, Ричард снова
предложил встретиться, чтобы как следует это обсудить. ?Он чертовски
нервный, а я читал кое-какие книги на этот счет?. Она сожалеет, но лучше не
надо. Он не стал настаивать, и ей это понравилось. Его предложения были как
плоская шутка: чем чаще ее повторять, тем смешнее она становится; теперь на
вечеринках Руфь уже ждала той минуты, когда Ричард, поджав от волнения
тонкие, почти не существующие губы и чуть склонив набок голову, точно
окривевший бог, подойдет и задаст ей свой избитый вопрос.
Но дома, в часы, когда она оказывалась наедине с собой, она вдруг
просыпалась среди ночи с сознанием жуткого одиночества, и словно в ответ на
крик о помощи злым духом на нее наваливался Ричард. Она чувствовала, как он
неловко, на ощупь ищет дорогу к тайне, которая жаждет быть открытой.
Неприятный иней, застилавший его глаз там, где у других людей черная точка
вбирает в себя свет, вызывал у нее оцепенение, и, как защитная реакция,
вспыхивала дикая, неистовая любовь к Джерри. Она обхватывала его недвижное
тело, а он - шевельнется, перекатится на другой бок и снова заснет. Сон у
них был разный: Джерри страдал бессонницей, засыпал поздно и спал глубоко и
долго; Руфь засыпала без труда и просыпалась очень рано.
Если в унитарной церкви и есть высшая заповедь, то она гласит: ?Смотри на
вещи реально?. ?Выясняли всякие вещи?, - любил говорить ее отец, возвращаясь
глубоко за полночь домой после очередной вселенской межрасовой схватки в
Поукипси. Однажды пустым зимним днем, когда двое старших детей были в школе,
а Джоффри спал и жизнь в доме шла, как часы, своим заведенным порядком:
горела плита, высыхал дощатый пол, а улица сверкала от снега, - на крыльце
возник Ричард. Увидев из окон гостиной его старый рыжевато-коричневый
?мерседес?, Руфь пошла открывать, уже зная, кто это. Дверь заело, и Руфи
пришлось подергать ее, чтобы открыть, - оба немного растерялись, когда она,
наконец, распахнулась. Он стоял в проеме двери, точно в раме, - дождевик и
клетчатая рубашка, раскрытая у ворота, - этакий огромный скорбный призрак. В
качестве предлога он принес книгу, о которой они говорили, - новый роман
Мердок. Он и использовал ее лишь как предлог, вручив мимоходом: инстинкт
подсказывал, что предлоги едва ли понадобятся в дальнейшем.

***
Зима уступила место весне, и Руфь привыкла к нему. Ничего не видя поверх
его тяжелых, поросших мягкими черными волосками плеч, Руфь деловито отвечала
на осторожные, настойчивые ласки Ричарда. Все у них происходило по-деловому,
под контролем разума, к взаимному удовлетворению; с этим чужим человеком у
нее всегда хватало времени - времени пройти весь путь до конца и упасть вниз
с обрыва, упасть и снова прийти к изначальной точке, прочно чувствуя спиною
землю. Землей была их постель - ее и Джерри. Яркий свет дня разливался
вокруг нее. Джоффри спал на другом конце второго этажа. Не без любопытства
Руфь дотронулась до маленькой дуги малиновых пятнышек на плече Ричарда -
следы зубов, оставленные словно бы кем-то другим.
- Извини, - сказала она.
- Столь сладостная боль, как принято говорить.
У него был на все ответ. Не желая подвергать себя испытанию, она, чтобы
не смотреть ему в глаза, стала изучать его губы. Нижняя губа как-то жалобно,
по стариковски отвисла, и сейчас, после любви, обе губы были смочены слюной.
- Это так на меня непохоже, - сказала она. Почти не разжимая губ, он
произнес:
- Это - часть игры. Любовницы кусаются. Жены - никогда.
- Не смей. - Она чуть сдвинулась, чтобы не так чувствовать тяжесть его
тела. - Не зубоскаль
Его дыхание, отдававшее перегаром виски, - хотя он вошел через кухонную
дверь в полдень и они сразу легли в постель, - было все еще неровным,
прерывистым.
- Ни черта я не зубоскалю, - сказал он. - Я просто пьян. И выжат как
лимон.
Опустив глаза, она увидела линию слияния их тел, свои груди, прижатые к
его волосатой груди, отчего он всегда казался ей неуклюжим мохнатым
медведем. По сравнению с ним Джерри был гладкий, как змея.
Словно провидя ее мысли, Ричард спросил:
- Я тебе кажусь чокнутым?
- Я и сама себе кажусь такой.
- Почему ты меня впустила, Руфи-детка?
- Потому что ты попросил.
- А никто раньше не просил?
- Во всяком случае, я этого не замечала.
Ричард глубоко вобрал в себя воздух, рывком оторвался от ее груди; она с
грустью почувствовала, как он уходит из ее жизни, отступает в перспективу.
- Просто не понимаю, - сказал он, - почему вы с Джерри не работаете в
постели. Очень ты лихо все умеешь.
Она сжала его коленями и принялась качать - туда, сюда, чуть нетерпеливо,
точно ребенка, который не желает засыпать. Зря он упомянул про Джерри: это
грозит все испортить. Дом затрясся, и через мгновение, взрывая звуковой
барьер, над ними, в безграничной синеве за окном, пронесся реактивный
самолет. На другом конце дома захныкал в своей кроватке Джоффри. Ричарду
пора уходить, но пока он здесь, надо его использовать. Надо учиться.
- Так принято говорить? - спросила она. - ?Лихо умеешь?? - В ее устах это
прозвучало до того странно, что Руфь покраснела, хотя и лежала совсем голая.
Ричард посмотрел на нее сверху вниз; своей пухлой, казалось, бескостной



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.