read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



(хотя сказал так горячо, что порядком меня напугал, - очень уж я боялась,
как бы мистер Джарндис сразу же не скрылся): "Вы очень добры, сэр. Мы вам
чрезвычайно обязаны!" - и, сняв шляпу и пальто, подошел к камину.
- Ну как, приятно было прокатиться? А миссис Джеллиби вам понравилась,
моя милая? - спросил мистер Джарндис Аду.
Пока Ада отвечала, я украдкой посматривала на него, - не стоит и
говорить, с каким интересом. Лицо его, красивое, живое, подвижное, часто
меняло выражение; волосы были слегка посеребрены сединой. Я решила, что ему
уже лет под шестьдесят, но держался он прямо и выглядел бодрым и крепким. Не
успел он заговорить с нами, как голос его вызвал в моей памяти что-то
пережитое в прошлом, только я не могла припомнить, что именно; и вот,
наконец, что-то в его порывистых манерах и ласковых глазах внезапно
напомнило мне джентльмена, сидевшего в почтовой карете шесть лет назад, в
памятный день моего отъезда в Рединг. И я поняла, что это был он. Но никогда
в жизни я так не пугалась, как в ту минуту, когда сделала это открытие, -
ведь он поймал мой взгляд и, словно прочитав мои мысли, так выразительно
взглянул на дверь, что я подумала: "Только мы его и видели!"
Однако, к счастью, он никуда не сбежал, а спросил меня, какого я мнения
о миссис Джеллиби.
- Она изо всех сил трудится на пользу Африки, сэр, - сказала я.
- Прекрасно! - воскликнул мистер Джарндис. - Но вы отвечаете так же,
как Ада. - Я не слышала слов Ады. - Я вижу, вы все чего-то не договариваете.
- Если уж говорить всю правду, - начала я, посмотрев на Ричарда и Аду,
которые взглядами умоляли меня ответить вместо них, - нам показалось, что
она, пожалуй, недостаточно заботится о своем доме.
- Не может быть! - вскричал мистер Джарндис.
Мне опять стало страшно.
- Слушайте, мне хочется знать, что вы о ней действительно думаете,
дорогая моя. Быть может, я послал вас к ней не без умысла.
- Нам кажется, - проговорила я нерешительно, - что, пожалуй, ей лучше
было бы начать со своих домашних обязанностей, сэр; ведь если их выполняешь
небрежно и нерадиво, то этого не искупят никакие другие заслуги.
- А малютки Джеллиби, - вмешался Ричард, приходя мне на помощь, - ведь
они - простите за резкость, сэр, - прямо-таки черт знает в каком виде.
- У нее благие намерения, - торопливо проговорил мистер Джарндис. - А
ветер-то восточный, оказывается.
- Пока мы сюда ехали, ветер был северный, - заметил Ричард.
- Дорогой Рик, - сказал мистер Джарндис, мешая угли в камине, - ветер
дует или вот-вот подует с востока - могу поклясться. Когда ветер восточный,
мне время от времени становится как-то не по себе.
- У вас ревматизм, сэр? - спросил Ричард.
- Пожалуй что так, Рик. Вероятно. Значит, малютки Джел... Я и сам
подозревал... что они в... о господи, ну, конечно, ветер восточный! -
повторил мистер Джарндис.
Роняя эти обрывки фраз, он раза два-три нерешительно прошелся взад и
вперед по комнате, в одной руке держа кочергу, а другой ероша волосы с
добродушной досадой, такой чудаковатый и такой милый, что нет слов выразить,
как горячо мы им восхищались. Но вот он взял под руку меня и Аду и, попросив
Ричарда захватить свечу, пошел с нами к двери, как вдруг повернул назад.
- Насчет ребятишек Джеллиби... - начал он. - Вы не могли разве... вы
не... ну, словом, неплохо было бы, если б, скажем, на них вдруг градом
посыпались с небес леденцы, или пирожки с малиновым вареньем, или вообще
что-нибудь в этом роде!
- Но, кузен... - торопливо подхватила Ада.
- Вот это хорошо, моя прелесть! Приятно слышать, когда тебя называют
"кузеном". А "кузен Джон" - и того лучше, пожалуй.
- Так вот, кузен Джон... - снова начала Ада со смехом.
- Ха-ха! Замечательно! - воскликнул мистер Джарндис в полном восторге.
- 3вучит необычайно естественно. Ну, и что же, дорогая моя?
- Они получили кое-что получше. К ним с небес слетела Эстер.
- Вот как? - сказал мистер Джарндис. - Что же Эстер делала?
- А вот что, кузен Джон, - принялась рассказывать Ада, обхватив обеими
руками его руку и отрицательно качая головой в ответ на мою просьбу
помолчать. - Эстер сразу подружилась с ними. Эстер нянчила их, укладывала
спать, умывала, одевала, рассказывала им сказки, успокаивала их, покупала им
подарки.
Милая моя девочка! Ведь я всего только и сделала, что вышла на улицу с
Пищиком, когда его разыскали, и подарила ему крошечную лошадку.
- И еще, кузен Джон, она утешала бедную Кэролайн, старшую дочь миссис
Джеллиби, и была так внимательна ко мне, так мила!.. Нет, нет, не спорь,
милая Эстер! Сама знаешь, отлично знаешь, что это правда!
И, не выпуская руки своего кузена Джона, моя ласковая девочка
потянулась ко мне и поцеловала меня, потом вдруг расхрабрилась и, глядя ему
прямо в глаза, сказала:
- Во всяком случае, кузен Джон, кто-кто, а я все-таки благодарю вас за
подругу, которую вы мне дали.
Она словно вызывала его на то, чтобы он убежал. Но он остался.
- Как вы сказали, Рик, какой сейчас ветер? - спросил мистер Джарндис.
- Когда мы приехали, сэр, ветер был северный.
- Правильно, ветер вовсе не восточный. Я просто ошибся. Пойдемте,
девочки, посмотрим ваш родной дом.
Это был один из тех очаровательных, причудливо построенных домов, где,
переходя из одной комнаты в другую, спускаешься или поднимаешься по
ступенькам, где находишь новые комнаты, после того как уже кажется, что ты
осмотрел их все, где, миновав множество закоулков и коридорчиков, неожиданно
попадаешь в еще более старинные, - как в деревенских коттеджах, - комнаты с
решетчатыми оконными переплетами, к которым прижимается зеленая листва. Моя
комната - первая, в которую мы вошли, была именно такая - с двухскатным
потолком, в котором было столько углов, что я никогда не могла их сосчитать,
и с камином (в нем пылали дрова), выложенным внутри белоснежным кафелем,
каждая плитка которого отражала в миниатюре ярко пылающий огонь. Из этой
комнаты, спустившись по двум ступенькам, можно было попасть в прелестную
маленькую гостиную, выходящую окнами на цветник и предназначенную Аде и мне.
А отсюда, поднявшись по трем ступенькам, - перейти в спальню Ады, где из
красивого широкого окна открывался чудесный вид (в тот вечер мы увидели
только обширное темное пространство, расстилавшееся под звездами), а под
окном было устроено сиденье в такой глубокой нише, что, стоило только
навесить на нее дверь с пружиной, и здесь сумели бы спрятаться три милых
Ады. Из ее спальни можно было пройти на маленькую галерею, к которой
примыкали две (только две) парадные комнаты, а из галереи, спустившись по
короткой лесенке с низкими ступеньками и, пожалуй, слишком частыми
поворотами, перейти в переднюю. Но если бы вы направились в другую сторону,
то есть вернулись бы из спальни Ады в мою, вышли бы из нее через ту самую
дверь, в которую вошли, и поднялись по нескольким винтовым ступеням,
ответвлявшимся от лестницы, вы, наверное, заблудились бы в коридорах, где
увидели бы катки для белья, трехугольные столики и индийское кресло, которое
могло превратиться в диван, сундук или кровать, - хотя на вид казалось не то
остовом бамбуковой хижины, не то огромной птичьей клеткой, - а вывезено было
из Индии неизвестно кем и когда. Отсюда можно было пройти в комнату Ричарда,
которая служила библиотекой, гостиной и спальней одновременно, заменяя целую
удобную квартирку. Небольшой коридор соединял ее с очень просто обставленной
спальней, где мистер Джарндис круглый год спал при открытом окне на кровати
без полога, стоявшей посредине комнаты, чтобы со всех сторон обдувал воздух;
открытая дверь вела из спальни в смежную комнатку, где он принимал холодные
ванны. Другой коридор вел из спальни к черному ходу, и когда у конюшни
чистили лошадей, отсюда было слышно, как им кричали: "Стой!" и "Пошел!" -
если им случалось поскользнуться на неровных булыжниках. Но, если угодно, вы
могли бы из спальни хозяина перейти прямо в переднюю - стоило только выйти в
другую дверь (в каждой комнате здесь было не меньше двух дверей), спуститься
по нескольким ступенькам и пройти по низкому сводчатому коридору, - а
очутившись в передней, вы просто не поняли бы, каким образом вы отсюда вышли
и как вам удалось сюда вернуться.
Как и сам дом, обстановка в нем была старинная, хоть и не казалась
старой, и так же пленяла своим приятным разнообразием. Спальня Ады была,
если можно так выразиться, "вся в цветах" - цветочным узором были украшены и
ситцевые чехлы, и обои, и бархатные портьеры, и вышивки, и парчовая обивка
стоявших по обе стороны камина двух роскошных, как во дворце, прямых кресел,
к которым для большей пышности было приставлено, в качестве пажей, по
скамеечке. Гостиная у нас была зеленая, увешанная картинками, на которых
было изображено множество удивительных птиц, пристально и удивленно
смотревших с полотен в застекленных рамах на аквариум с живой форелью, -
такой коричневой и блестящей, словно ее подали под соусом, - и на другие
картинки, например "Смерть капитана Кука" * и весь процесс заготовки чая в
Китае, нарисованный китайскими художниками. В моей комнате висели овальные
гравюры с аллегорическими изображениями двенадцати месяцев, причем июнь
олицетворяли дамы, работавшие на сенокосе в платьях с короткими талиями и
широких шляпах, завязанных лентами, а октябрь - джентльмены в узких
рейтузах, которые указывали треуголками на деревенские колокольни. Поясные
портреты пастелью во множестве встречались по всему дому, но развешаны они
были в полном беспорядке: так, например, брат молодого офицера, портрет
которого висел в моей комнате, попал в посудную кладовую, а седую старуху, в
которую превратилась моя хорошенькая юная новобрачная с цветком на корсаже,
я увидела в той столовой, где завтракали. Зато вместо них у меня висели
написанные во времена королевы Анны * четыре ангела, которые не без труда
поднимали на небо опутанного гирляндами самодовольного джентльмена, а другую
стену украшал вышитый натюрморт - фрукты, чайник и букварь. Вся обстановка в
этом доме, начиная с гардеробов и кончая креслами, столами, драпировками,
зеркалами, вплоть до булавочных подушечек и флаконов с духами на туалетных
столиках, отличалась столь же причудливым разнообразием. Ни одной общей
черты не было у этих вещей - разве только безукоризненная опрятность,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.