read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Дженни стояла перед ним бледная, дрожащая, и молчала. Дети, вернувшиеся
вместе с нею, окружили ее изумленные и испуганные. Вероника и Марта, нежно
любившие сестру, заплакали.
- В чем дело? - спросил Джордж, совершенно ошарашенный.
- Пускай убирается, - повторил Герхардт. - Я не желаю терпеть ее в
своем доме. Хочет быть потаскушкой - ее дело, но пускай убирается отсюда.
Собирай свои вещи, - прибавил он, взглянув на дочь.
Дженни не промолвила ни слова, но дети заплакали еще громче.
- Молчать! - прикрикнул Герхардт. - Ступайте на кухню.
Он выпроводил их из комнаты и вышел сам, даже не обернулся.
Дженни тихо прошла к себе в комнату. Она собрала свои скудные пожитки и
стала со слезами укладывать их в принесенную матерью корзинку. Девичьи
безделушки, которых у нее набралось немного, она не взяла с собою. Они
попались ей на глаза, но она подумала о младших сестрах и оставила их на
прежнем месте. Марта и Вероника хотели помочь ей уложить вещи, но отец их
не пустил. В шесть часов пришел домой Басс и, застав все встревоженное
семейство на кухне, осведомился, в чем дело.
Герхардт хмуро посмотрел на него и не ответил.
- В чем дело? - настаивал Басс. - Чего ради вы тут сидите?
- Отец выгнал Дженни из дому, - со слезами шепнула миссис Герхардт.
- За что? - изумился Басс.
- Я тебе скажу, за что, - откликнулся по-немецки Герхардт. - За то, что
она потаскушка, вот за что. Дошла до того, что ее совратил человек на
тридцать лет старше ее, который ей в отцы годился. Пускай теперь
выпутывается как знает. И чтоб духу ее здесь не было!
Басс огляделся, дети широко раскрыли глаза. Все, даже самые маленькие,
чувствовали, что случилось что-то ужасное. Но один только Басс понял, в
чем дело.
- Чего ради ты гонишь ее на ночь глядя? - спросил он. - Сейчас не время
девушке быть на улице. Разве нельзя подождать до утра?
- Нет, - сказал Герхардт.
- Напрасно ты это, - вставила мать.
- Пускай уходит сейчас же, сказал Герхардт, - и чтоб больше я об этом
не слышал.
- Куда же она пойдет? - допытывался Басс.
- Не знаю, - беспомощно сказала миссис Герхардт.
Басс еще раз оглядел все, но ни слова не сказал: немного погодя мать
воспользовалась минутой, когда Герхардт отвернулся, и глазами указала на
дверь.
"Иди в комнату", - означал ее взгляд.
Басс вышел, а затем и миссис Герхардт осмелилась отложить работу и
последовать за сыном. Дети посидели еще немного в кухне, потом один за
другим и они ускользнули, оставив отца в одиночестве. Когда, по его
мнению, прошло достаточно времени, он тоже поднялся.
Тем временем мать поспешно давала дочери необходимые наставления.
Пусть Дженни поселится где-нибудь в скромных меблированных комнатах и
сообщит свой адрес. Басс сейчас не выйдет вместе с нею, но пускай она
отойдет в сторону и подождет его на улице - он ее проводит. Когда отец
будет на работе, мать навестит ее, или пусть Дженни придет домой. Все
остальное можно отложить до следующей встречи.
Не успели они договориться, как в комнату вошел Герхардт.
- Уйдет она или нет? - резко спросил он.
- Сейчас, - ответила миссис Герхардт, и в голосе ее в первый и
единственный раз прозвучал вызов.
- Что за спешка? - сказал Басс.
Но отец так грозно нахмурился, что он не решился больше возражать.
Вошла Дженни в своем единственном хорошем платье, с корзинкой в руках.
Глаза ее смотрели испуганно, ибо она понимала, что ее ждет суровое
испытание. Но теперь она стала взрослой женщиной. Она обрела силу в любви,
опору - в терпении и познала великую сладость жертвы. Молча она поцеловала
мать, слезы катились по ее щекам. Потом она повернулась и вышла навстречу
новой жизни, и дверь закрылась за нею.



10
В мире, куда в такую трудную для нее пору была брошена Дженни,
добродетель всегда, с незапамятных времен, тщетно отстаивала свое право на
существование; ибо добродетель - это способность желать людям добра и
делать им добро. Добродетель - это великодушие, с радостью готовое служить
всем и каждому, но общество не слишком дорожит этим качеством. Оцените
себя дешево - вами станут пренебрегать, станут топтать вас ногами. Цените
себя высоко, хотя бы и не по заслугам - и вас будут уважать. Общество в
целом на редкость плохо разбирается в людях. Единственный его критерий -
"что скажут другие". Единственное его мерило - чувство самосохранения.
Сохранил ли такой-то свое состояние? Сохранил ли такой-то свою чистоту?
Как видно, лишь очень редкие люди способны порою высказать самостоятельное
суждение.
Дженни и не пыталась ценить себя высоко. У нее была врожденная
склонность к самопожертвованию. Вовсе не просто было бы привить ей
житейское себялюбие, которое помогает уберечься от зла.
В минуты высшего напряжения всего заметней растет человек. Он ощущает
мощный прилив сил и способностей. Мы еще дорожим, еще опасаемся сделать
неверный шаг, но мы растем. Нами руководят вспышки вдохновения. Природа
никого не отвергает. Если среда или общество от нас отворачиваются, мы все
же остаемся в содружестве со всем сущим. Природа великодушна. Ветер и
звезды - твои друзья. Будь только добр и чуток - и ты постигнешь эту
великую истину; быть может, она дойдет до тебя не в сложившихся формулах,
но в ощущении радости и покоя, которое в конечном счете и составляет суть
познания. В покое обретешь мудрость.
Едва Дженни отошла от двери, ее нагнал Басс.
- Дай-ка мне корзинку, - сказал он и, видя, что она от волнения не
может выговорить ни слова, прибавил: - Я, кажется, знаю, где найти тебе
комнату.
Он повел ее в южную часть города, где их никто не знал, к одной
старухе, недавно купившей в рассрочку стенные часы в магазине, в котором
Басс теперь работал. Он знал, что она нуждается в деньгах и хочет сдать
комнату.
- Ваша комната еще свободна? - спросил он эту женщину.
- Да, - ответила она, разглядывая Дженни.
- Может быть, вы сдадите ее моей сестре? Мы переезжаем в другой город,
а она пока не может ехать.
Старуха согласилась, и скоро Дженни обрела временное пристанище.
- Ты не расстраивайся, - сказал Басс, искренне огорченный за сестру. -
Все утрясется. И мама сказала, чтоб ты не расстраивалась. Приходи завтра
домой, когда отец уйдет на работу.
Дженни обещала прийти; Басс сказал ей еще несколько ободряющих слов,
договорился со старухой, что Дженни будет столоваться у нее, и
распрощался.
- Ну вот, все в порядке, - сказал он уже в дверях. - Все будет хорошо.
Не расстраивайся. Мне пора идти, а утром я к тебе забегу.
Он ушел, и неприятные мысли не слишком его тревожили: ведь он считал,
что сестра и в самом деле виновата. Это было ясно из того, как он
расспрашивал ее дорогой, хоть и видел, что она грустна и растеряна.
- Чего ради ты на это пошла? - допытывался он. - Ты хоть раз подумала,
что делаешь?
- Пожалуйста, не спрашивай меня сейчас, - сказала Дженни и тем самым
положила конец его настойчивым расспросам.
Ей нечем было оправдываться и не на что жаловаться. Если уж кто и
виноват, так именно она. Беда, в которую попал сам Басс и вовлек семью, и
самопожертвование Дженни - все было забыто.
Оставшись одна в новом, чужом месте, Дженни дала волю отчаянию.
Пережитое потрясение, стыд, что ее выгнали из родного дома, - все это было
уж слишком: она не выдержала и разрыдалась. Правда, от природы она была
терпелива и не любила жаловаться, но внезапное крушение всех надежд
сломило ее. Что же это за сила, которая может вихрем налететь на человека
и сокрушить его? Почему так внезапно врывается смерть и разбивает
вдребезги все, что казалось самым светлым и радостным в жизни?
Думая о прошлом, Дженни припоминала все подробности своего знакомства с
Брэндером и, как ни велико было ее горе, не чувствовала к нему ничего,
кроме любви и нежности. В конце концов он не хотел нарочно причинить ей
зло. Он и в самом деле был добр и великодушен. Это был по-настоящему
хороший человек, и, думая прежде всего о нем, она искренне оплакивала его
безвременную смерть.
В таких неутешительных размышлениях прошла ночь, а с утра по дороге на
работу забежал Басс и сказал, что мать вечером ждет Дженни. Отца не будет
дома, и они смогут обо всем поговорить. Дженни провела долгий, тягостный
день, но к вечеру настроение у нее поднялось, и в четверть восьмого она
пошла к своим.
Дома ее ждали не слишком радостные вести. Герхардт все еще охвачен
неистовым гневом. Он решил в ближайшую же субботу отказаться от места и
уехать в Янгстаун. Теперь в любом городе будет лучше, чем в Колумбусе;
здесь он никогда больше не сможет смотреть людям в глаза. С Колумбусом для
него теперь связаны самые невыносимые воспоминания. Он уедет отсюда и,
если найдет работу, выпишет к себе семью, - а это значит, что надо будет
расстаться со своим домиком. Все равно ему не уплатить по закладной, на
что нечего надеяться.
Через неделю Герхардт уехал, Дженни вернулась домой, и на некоторое
время их жизнь опять вошла в прежнюю колею, но, конечно, ненадолго.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.