read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Д-д-да, кажется помню... ("Это даже не совсем ложь: если бы я стал
учиться по-гречески, я, наверное, сделал бы не три ошибки, а сорок".) Да,
теперь помню... продолжай!
- Учитель, разгневавшись на вас за такую, как он выразился, неряшливую
и скудоумную работу, пригрозил больно высечь меня за нее... и...
- Высечь _тебя_? - вскричал Том. Он был так удивлен, что даже позабыл
свою роль. - С какой же стати ему сечь тебя за мои ошибки?
- Ах, ваша милость опять забываете! Он всегда сечет меня розгами, когда
вы плохо приготовите урок.
- Правда, правда... Я и забыл. Ты помогаешь мне готовить уроки, и когда
потом я делаю ошибки, он считает, что ты худо подготовил меня... и...
- О, что ты говоришь, мой государь? Я, ничтожнейший из слуг твоих,
посмел бы учить _тебя_?!
- Так в чем же твоя вина? Что это за странная загадка? Или я и вправду
рехнулся, или это ты сумасшедший? Говори же... объясни скорее.
- Но, ваше величество, ничего не может быть проще. Никто не смеет
наносить побои священной особе принца Уэльского; поэтому, когда принц
провинится, вместо него бьют меня. Это правильно, так оно и быть должно,
потому что такова моя служба и я ею кормлюсь [и Яков I и Карл II имели в
детстве пажей для порки, которых наказывали всякий раз, когда эти принцы
плохо готовили уроки; поэтому я дерзнул для достижения собственных целей
снабдить таким же пажом и моего принца (прим.авт.)].
Том с изумлением смотрел на этого безмятежно-спокойного мальчика и
говорил про себя:
"Чудное дело! Вот так ремесло! Удивляюсь, как это не наняли мальчика,
которого причесывали бы и одевали вместо меня. Дай-то бог, чтоб наняли!..
Тогда я попрошу, чтобы секли меня самого, и буду счастлив такой заменой".
Вслух он спросил:
- И что же, мой бедный друг, тебя высекли, выполняя угрозу учителя?
- Нет, ваше величество, в том-то и горе, что наказание было назначено
на сегодня, но, может быть, его отменят совсем, ввиду траура, хотя
наверняка я не знаю; поэтому-то я и осмелился придти сюда и напомнить
вашему величеству о вашем милостивом обещании вступиться за меня...
- Перед учителем? Чтобы тебя не секли?
- Ах, это вы помните?
- Ты видишь, моя память исправляется. Успокойся, твоей спины уж не
коснется розга... Я позабочусь об этом.
- О, благодарю вас, мой добрый король! - воскликнул мальчик, снова
преклоняя колено. - Может быть, с моей стороны это слишком большая
смелость, но все же...
Видя, что Гэмфри колеблется, Том поощрил его, объявив, что сегодня он
"хочет быть милостивым".
- В таком случае я выскажу все, что у меня на сердце. Так как вы уже не
принц Уэльский, а король, вы можете приказать, что вам вздумается, и никто
не посмеет ответить вам "нет"; и, конечно, вы не потерпите, чтобы вам и
впредь докучали уроками, вы швырнете постылые книги в огонь и займетесь
чем-нибудь менее скучным. Тогда я погиб, а со мною и мои осиротелые
сестры.
- Погиб? Почему?
- Моя спина - хлеб мой, о милостивый мой повелитель! Если она не
получит ударов, я умру с голода. А если вы бросите учение, моя должность
будет упразднена, потому что вам уже не потребуется мальчик для порки.
Смилуйтесь, не прогоняйте меня!
Том был тронут этим искренним горем. С королевским великодушием он
сказал:
- Не огорчайся, милый! Я закреплю твою должность за тобою и за всеми
твоими потомками.
Он слегка ударил мальчика по плечу шпагой плашмя и воскликнул:
- Встань, Гэмфри Марло! Отныне твоя должность становится наследственной
во веки веков. Отныне и ты, и твои потомки будут великими пажами для порки
при всех принцах английской державы. Не терзай себя скорбью. Я опять
примусь за мои книги и буду учиться так худо, что твое жалованье, по всей
справедливости, придется утроить, настолько увеличится твой труд.
- Спасибо, благородный повелитель! - воскликнул Гэмфри в порыве горячей
признательности. - Эта царственная щедрость превосходит мои самые смелые
мечты. Теперь я буду счастлив до гроба, и все мои потомки, все будущие
Марло, будут счастливы.
Том сообразил, что мальчишка может быть ему очень полезен. Он заставил
Гэмфри разговориться, что оказалось нетрудно. Гэмфри был в восторге, что
может способствовать "исцелению" Тома, ибо всякий раз, как он воскрешал в
расстроенном уме короля те или иные происшествия, случившиеся в классной
комнате или в других королевских покоях, юный король и сам чрезвычайно
отчетливо "припоминал" все подробности этих событий. К концу беседы, за
какой-нибудь час, Том приобрел множество полезнейших сведений о разных
эпизодах и людях, связанных с придворной жизнью; поэтому он решил черпать
из этого источника ежедневно и распорядился всегда беспрепятственно
допускать к нему Гэмфри, если только его величество владыка Британии не
будет беседовать в это время с кем-нибудь другим.
Не успел Гэмфри уйти, как явился Гертфорд и принес Тому новые горести.
Он сообщил, что лорды государственного совета, опасаясь, как бы
преувеличенные рассказы о расстроенном здоровье короля не распространились
в народе, сочли за благо, чтобы его величество через день-другой соизволил
обедать публично; здоровый цвет его лица, его бодрая поступь в сочетании с
его спокойными жестами, непринужденным и милостивым обращением лучше всего
положат конец кривотолкам - в случае если недобрые слухи _уже_ вышли за
пределы дворца.
Граф принялся деликатнейшим образом наставлять Тома, как подобает ему
держаться во время этой пышной процедуры.
Под видом довольно прозрачных "напоминаний" о том, что его величеству
было будто бы отлично известно, он сообщил ему весьма ценные сведения. К
великому удовольствию графа, оказалось, что Тому нужна в этом отношении
весьма небольшая помощь, так как он успел выведать об этих публичных
обедах у Гэмфри Марло: быстрокрылая молва о них уже носилась по дворцу.
Том, конечно, предпочел умолчать о своем разговоре с Гэмфри.
Видя, что память короля так сильно окрепла, граф решил подвергнуть ее,
будто случайно, еще нескольким испытаниям, чтобы судить, насколько
подвинулось выздоровление. Результаты получились отрадные - не всегда, а в
отдельных случаях: там, где оставались следы от разговоров с Гэмфри.
Милорд остался чрезвычайно доволен и сказал голосом, полным надежды:
- Теперь я убежден, что, если ваше величество напряжете свою память еще
немного, вы разрешите нам тайну большой государственной печати. Нынче эта
печать нам ненадобна, так как ее служба окончилась с жизнью нашего
почившего монарха, но еще вчера ее утрата имела для нас важное значение...
Угодно вашему величеству сделать усилие?
Том растерялся: большая печать - это было нечто совершенно ему
неизвестное. После минутного колебания он взглянул невинными глазами на
Гертфорда и простодушно спросил:
- А какова она с виду?
Граф чуть заметно вздрогнул и пробормотал про себя:
- Увы, ум его опять помутился. Неразумно было заставлять его напрягать
свою память...
Он ловко перевел разговор на другое, чтобы Том и думать забыл о
злополучной печати. Достигнуть этого ему было очень нетрудно.



15. ТОМ - КОРОЛЬ
На другой день явились иноземные послы, каждый в сопровождении
блистательной свиты. Том принимал их, восседая на троне с величавой и даже
грозной торжественностью. На первых порах пышность этой сцены пленяла его
взор и воспламеняла фантазию, но прием был долог и скучен, большинство
речей тоже были долги и скучны, так что удовольствие под конец
превратилось в утомительную и тоскливую повинность. Время от времени Том
произносил слова, подсказанные ему Гертфордом, и добросовестно старался
выполнить свой долг, - но это было для него еще внове, он конфузился и
достиг очень малых успехов. Вид у него был королевский, но чувствовать
себя королем он не мог; поэтому он был сердечно рад, когда церемония
кончилась.
Большая часть дня пропала даром, как выразился он мысленно, - в пустых
занятиях, к которым вынуждала его королевская должность. Даже два часа,
уделенные для царственных забав и развлечении, были ему скорее в тягость,
так как он был скован по рукам и ногам чопорным и строгим этикетом. Зато
потом он отдохнул душою наедине со своим мальчиком для порки, беседа с
этим юнцом доставила Тому и развлечение и полезные сведения.
Третий день царствования Тома Кенти прошел так же, как и другие дни, с
той разницей, что теперь тучи у него над головой немного рассеялись, - он
чувствовал себя не так неловко, как в первое время, он начинал привыкать к
своему положению и к новой среде; цепи еще тяготили его, но он ощущал их
тяжесть значительно реже и с каждым часом обнаруживал, что постоянная
близость знатнейших лордов и их преклонение пред ним все меньше конфузят и
удручают его.
Одно только мешало ему спокойно ждать приближения следующего,
четвертого дня - страх за свой первый публичный обед, который был назначен
на этот день. В программе четвертого дня были и другие, более серьезные
вещи: Тому предстояло впервые председательствовать в государственном
совете и высказывать свои желания и мысли по поводу той политики, какой
должна придерживаться Англия в отношении разных государств, ближних и
дальних, разбросанных по всему земному шару; в этот же день предстояло
официальное назначение Гертфорда на высокий пост лорда-протектора, и еще



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.